наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 



«Русских бьют!»

Нижеследующее письмо мы публикуем с сокращениями и с минимальной редакторской правкой, не изменившей, впрочем, ни тона, ни характера послания. Сей «крик души» автора показался нам значимым для всех тех, кто не смог вжиться в местные взаимоотношения людей и власти. Оставить такое письмо без комментария показалось нам, как минимум, странным. Поэтому за письмом следуют адвокатские советы, воспользоваться которыми может не только автор письма.
 
 
показаний предупреждение свидетельские приговор интересует квартиру запрет получил показания знакомого суде суд дело мнение знакомому немцев соседи письмо семейная пользу

по теме:

в той же рубрике:



«Моя история – яркий пример отношения к нам, русскоязычным людям, проживающим на территории Германии!

В 1998 году произошла перебранка моих гостей с соседями. Мы засиделись у меня дома, были «навеселе» и – без злых намерений – шумели, хлопая дверьми при выходе из квартиры. Соседи, семейная пара немцев 55 – 60 лет, устроили громкий скандал, обзывали нас с затрагиванием национального достоинства (я русской национальности, и немецким языком владею слабо). Попытки объясниться с ними были истолкованы как угрозы расправы, мужчина попытался напасть на нас с ножом. Была вызвана полиция и составлен протокол. По указанному поводу я получил предупреждение за плохое поведение и запрет моему знакомому (живёт в доме у того же домовладельца) посещать мою квартиру. Мы этот запрет проигнорировали, я получил второе предупреждение арендодателя, а затем и расторжение договора найма.

Я вскоре съехал в другую квартиру, но мне и знакомому было предъявлено обвинение в оскорблении, угрозах, а знакомому – ещё и в эксгибиционизме. Дело против меня было закрыто прокуратурой, а по делу знакомого я давал свидетельские показания. Судья в переводчике мне отказала, сказав, что, живя в ФРГ, я обязан говорить по-немецки. Моя знакомая, взявшаяся помочь в суде с переводом, была не допущена к заседанию, якобы, у неё нет права судебного перевода. Моего знакомого, несмотря на мои свидетельские показания в его пользу, осудили за эксгибиционистские наклонности. Вину свою знакомый не признал, приговор не обжаловал, имея множество долгов и являясь получателем социальной помощи. Я же попал под суд за дачу заведомо ложных показаний. Показания 5-6 свидетелей в мою пользу превозмогло мнение одной госпожи судьи. Во многом речь шла о правильном переводе на немецкий язык моих показаний. Мне присудили 2400 евро штрафа, хотели назначить 6 месяцев тюремного заключения, но смягчили приговор по причине ухода за ребёнком. Все обжалования успеха не имели. Дело перешло в 4-ю инстанцию в Конституционный суд.

Больно осознавать, что мы здесь люди второго сорта и наше мнение в суде не интересует никого. Мнение коренных жителей играет роль в суде, а моё мнение не интересует никого. А я человек, который никогда не имел судимостей и штрафов. У меня много доказательств, что мои соседи лгали и говорили противоположные вещи то в полиции, то в судах, но это никого не интересует…»



Н. Р.

№ 31, 2011. Дата публикации: 05.08.2011
 
 
Комментарий адвоката Томаса Пуэ
У вас тут «смешались в кучу кони, люди», а также очевидная фрустрация от жизни в новой для вас стране вкупе с языковыми барьерами. В Германии жизнь регулируется многими нормами, писаными и неписаными правилами. С этим можно соглашаться или нет, но это так. Есть порядок проживания в многоквартирном доме. Порядок, который является составной частью договора о найме жилья. В принципе, домовладелец может запрещать посещение дома лицами, которые в серьёзной степени и постоянно нарушают мирное и спокойное проживание жильцов. В вашем случае такая мера после первого инцидента показалась мне неоправданно жёсткой. Возможно, домоуправление имело уже негативный опыт с вашим знакомым, поэтому и поступило сразу так строго. И всё же вы не можете просто игнорировать запрет. Если вы с ним не согласны, вы должны обжаловать его, возможно, в судебном порядке. Само собой, что домоуправление не потерпит игнорирования своих требований и распоряжений. Оно опасается, что тогда каждый жилец начнёт делать, что ему в голову взбредёт, порядок в доме рухнет, а вслед за ним – доходы домовладельца. Это вы в полной мере и испытали на себе, получив извещение арендодателя о расторжении отношений найма.
Вы сами указали, что ваша компания была подвыпившей и производила шум в поздний час. Надо знать, что немецкое население обладает повышенной чувствительностью к шуму и чуть что вызывает полицию, жалуется домовладельцу. Это, кстати, касается и обычного детского шума. Потребовался даже специальный закон, запрещающий жаловаться на обычный детский шум, поскольку строительство детских садов в жилых районах блокировалось недовольными соседями. В общем, надо помнить, что вы в Германии…
Да, вы могли указывать на незначительность и случайность созданной вами и друзьями шумовой помехи, а также на ваше желание устранить инцидент, потерпевшее неудачу из-за языкового барьера. Всё же, видимо, вам в какой-то степени это удалось, поэтому прокуратура и «закрыла» сей незначительный инцидент.
Жалобы на оскорбление национального достоинства в такой ситуации не вызовут рвения прокуратуры. Мало ли кто чего в запальчивости сказал, на всех прокуроров не наберёшься. Здесь я вижу соблюдение «принципа равноправия сторон»: прокуратура не стала предпринимать меры ни по вашему заявлению, ни по заявлению ваших соседей. Пожалуй, правильно сделала: не надо раздувать досадные бытовые инциденты до пожизненного спора. Ведь сторонам, может быть, годами и дальше жить в одном доме. Иное дело – повторяющееся сознательное оскорбление с целью унижения.
Заявление судьи о том, что, «живя в Германии, вы обязаны говорить по-немецки», – представляется мне совершенно недопустимым. Ведь разбирается не ваша личность и степень интеграции в Германии, а обвинения против иной персоны, где вы являетесь свидетелем. Судья должен искать справедливость по конкретному делу, а не поучать вас, как вам жить в Германии, – для последнего существуют другие инстанции. Одно это обстоятельство даёт подсудимым право обжаловать приговор как несправедливый, причём с хорошими видами на успех апелляции.
Судья имеет право отклонить переводчика, не являющегося присяжным переводчиком, – это так. В судах есть списки лиц, допущенных к ответственному судебному переводу. Оно и понятно: неточный перевод, как вы ощутили на себе, может вести к серьёзным последствиям. Мне не раз удавалось помочь клиентам, уточнив перевод и обстоятельства с помощью доверенного переводчика. У вас же приговор вступил в силу и больше, как я понимаю, не может быть обжалован.
Но все аргументы в свою защиту вам надо было приводить во время юридического разбирательства. Теперь поздно, юстицию не интересует, что ваш знакомый не стал обжаловать казавшийся ему несправедливым приговор по материальным соображениям. Возобновление процесса невозможно, вы и ваш знакомый считаетесь осуждёнными. Вступивший в силу приговор считается установленным фактом и больше не подлежит разбирательству. Это общие принципы судопроизводства. Как говорится, после драки кулаками не машут.
Хозяин судебного процесса – это судья, а не свидетели, сколь много бы их ни было. Задача судьи – оценить, так сказать, «качество» свидетелей и, разумеется, достоверность их показаний. И это допустимо, что показания одного свидетеля перевешивают показания шести персон. Как я уже сказал, здесь всё решается судьёй в индивидуальном порядке.
Да, в ходе уголовного процесса личности его участников играют роль в оценке дела. Личность не интегрированного, не говорящего по-немецки получателя социальной помощи с многочисленными долгами, судебными взысканиями, жалобами соседей, расторжениями договора найма и обвинениями в практике эксгибиционизма не внушает особого доверия. Прошу понять, что это так. И я не думаю, что здесь имеет место расизм и дискриминация. Конечно, судья-немец подспудно больше верит своему, немецкому свидетелю, с которым он говорит на одном языке и имеет сходную ментальность или – что ж, судьи тоже люди, – сходные предрассудки. И всё же для обвинения судьи в предвзятости нужны надёжные основания.
В итоге, я бы посоветовал вам примириться с происшедшим и оставить, пожалуй, попытки обжалования, которые приведут только к дополнительным затратам. Разумеется, ваша интеграция в трудовые и общественные отношения ФРГ помогут вам лучше адаптироваться в стране и понять особенности вашей новой родины. Штраф вы можете выплачивать в рассрочку, через некоторое время запись об уголовном наказании в штрафном регистре ФРГ будет погашена.