связь времён


100 лет Баварской революции

100 лет назад, вечером 7 ноября 1918 года, в 22 часа 30 минут, на заседании Мюнхенского совета рабочих и солдатских депутатов социалист Курт Эйснер (Kurt Eisner) объявил низложенным короля Людвига III (Ludwig III.), а Баварию – независимой республикой.
 


На 738 году закончилось правление некогда могущественной династии Виттельсбахов (Wittelsbacher) и начался отсчёт существования нового государственного устройства, которое, несмотря на многие коренные преобразования, до сих пор носит название «Свободной земли Бавария» («Freistaat Bayern»).

Утром первого дня Баварской независимой республики её премьер-министр и министр иностранных дел Курт Эйснер заявил, что они ни в коем случае не будут следовать в русле российских большевиков, и потому гарантируют защиту частной собственности. 8 ноября был опубликован призыв «К мюнхенскому народу». 13 ноября в замке Аниф (Schloss Anif), что в окрестности Зальцбурга, король Людвиг III подписал заявление, в котором освобождал своих офицеров от присяги на верность.

14 ноября 1918 года Курт Эйснер пригласил в Баварию своего старого знакомого, философа и писателя, анархиста-теоретика Густава Ландауэра (Gustav Landauer), которого ценил за его ораторское искусство. Ландауэр последовал этому призыву и стал комиссаром по народному образованию. Считается, что ему принадлежит первая фраза в манифесте образованной позднее Баварской советской республики.

Мюнхенский историк, заведующий кафедрой Мюнхенского университета в 1928−1945 годах Карл-Александр фон Мюллер (Karl-Alexander von Müller, 1882−1964) в своих мемуарах по поводу тех событий писал: «Давление этих недель было настолько сильным, что полностью парализовало волю старого правительства», а «человеческий идеализм революционеров» на некоторое время даже на него «произвёл впечатление».

Конец же всех этих событий был трагичным. Начнём с того, что баварцы не приняли пришельца из Берлина, к тому же еврея. 21 февраля 1919 года Курт Эйснер был застрелен монархистом графом Антоном фон Арко-Валли (Anton Graf von Arco auf Valley). И всё же начавшиеся революционные события продолжались. Спустя две недели, 6 апреля 1919 г. Совет рабочих и солдатских депутатов в Мюнхене провозгласил создание Баварской советской республики.

После смерти Курта Эйснера берлинская штаб-квартира компартии в марте 1919 года направило в Мюнхен Евгения Левине. В 3 года он вместе с матерью переехал из России в Германию, жил в Висбадене и Манхайме, изучал право в Гейдельбергском университете. Во время учёбы познакомился с русскими эмигрантами и в 1905-м принимал участие в революционных событиях в России. 14 апреля 1919 года выходец из России возглавил коммунистическую ячейку в Мюнхене и мюнхенскую редакцию коммунистической газеты Rote Fahne.

За день до этого, 13 апреля 1919 года, была провозглашена Вторая Баварская советская республика. И Евгений Левине стал членом правительства этой республики.

О бурных событиях того времени прекрасно свидетельствуют листовки, в большинстве своём выпускаемые правительством Баварской республики, которое возглавил Йоханнес Хоффман (Johannes Hoffmann). Едва ли не большая часть из них призывала защищаться от «иностранных элементов». Так, листовка от 16 апреля 1919 года поддерживала революционеров соседнего Свободного народного государства Вюртемберг, образованного из Вюртембергского королевства в ноябре 1918 года после отречения от власти Вильгельма II Вюртембергского (Wilhelm II. von Württemberg). В листовке содержался призыв присоединиться к борьбе с «иностранным большевизмом».

21 апреля 1919 года Совет министров Баварской республики выпустил листовку «An die Bevölkerung Münchens!» («К населению Мюнхена!»), в которой сказано, что правительство республики отмежёвывается от «российского террора и террора большевиков».

В листовке от 30 апреля 1919 года содержался призыв вступать в ряды Красной гвардии и защищать её членов «после того, как пленные прусские солдаты заявили о необходимости уничтожения Красной гвардии». Таковыми были быстротечные события тех дней.

Ситуация быстро менялась. Евгений Левине вынужден был прятаться в квартире одного художника, недалеко от театра на Принцрегентенплац, где назывался вымышленным именем «частного учёного Людвига Гейзенбергера». И даже побрил голову для конспирации. Но это не помогло. 27 апреля 1919 года он был схвачен стрелками-фрайкоровцами реваншистского добровольного объединения.

Разгром Баварской республики

Помимо Курта Эйснера, Густава Ландауэра и Евгения Левине, в баварской революции принимали активное участие Эрнст Толлер (Ernst Toller), Эрих Мюзам (Erich Mühsam) и другие лидеры еврейского происхождения. По мнению историков, это стало одной из причин возросшего антисемитизма в Баварии, в результате чего Баварская республика была подавлена быстрее, чем другие республики в Германии.

Писатели и поэты (а именно таковыми были Густав Ландауэр, Эрнст Толлер и Эрих Мюзам) могут вершить войны и революции, вот только победить им удаётся очень редко.

1 мая 1919 г. правительственные войска взяли Мюнхен и вместе с отрядами фрайкора устроили массовый террор. Эта скоротечная революция оказалась достаточно кровавой. Занимавший пост министра просвещения в Баварской советской республике и успевший принять лишь одно постановление – о запрете уроков истории в школах Баварии, – Густав Ландауэр после подавления восстания был арестован и 2 мая 1919 года забит до смерти. Революционный матрос Рудольф Эгельхофер (Rudolf Egelhofer), исполнявший обязанности красного коменданта Мюнхена, командовал первым парадом созданной им Красной гвардии в Мюнхене. Обязательным атрибутом революционных солдат и вооружённых рабочих на этом параде были специально сшитые фуражки с красным околышем. 3 мая Рудольф Эгельхолфер был убит.

Упомянутый парад на улице Людвигштрассе писатель Оскар Мария Граф (Oskar Maria Graf) в своей книге «Wir sind Gefangene» («Мы – заключённые») описал так: «Из открытого окна говорил комендант Красной армии Рудольф Эгельхолфер. Решительный и отважный, в форме моряка, он иногда поднимал кулак. Те, кто его слушал, не могли ему не верить».

6 мая без суда и следствия были казнены члены «Союза Спартака» (Spartakusbund), а также 21 участник ассоциации католиков Gesellenvereins St. Joseph. 2 июня предстал перед судом Евгений Левине. В своей последней речи он произнёс ставшую знаменитой фразу: «Мы, коммунисты, мертвы в отпуске, я это знаю. Я не знаю, продлите ли вы мой отпуск или мне придётся пойти к Карлу Либкнехту и Розе Люксембург (к тому времени уже убитым. – Ред.) Я хладнокровно, с нетерпением и с внутренней жизнерадостностью жду вашего решения». На следующий день ему был вынесен смертный приговор по обвинению в государственной измене.

Несколько известных в Германии людей, в том числе и Альберт Эйнштейн, послали телеграммы в адрес премьер-министра Баварии Йоханнеса Хоффмана с призывом проявить «справедливость и гуманность». Но последний отклонил эти ходатайства. 5 июня в 13:45 Евгений Левине был казнён, и днём позже похоронен на кладбище мюнхенской израэлитской общины.

Полицейским управлением Мюнхена не велась регистрация смертей в то неспокойное полугодие, но по самым приблизительным оценкам, со стороны участников революции погибло тогда от 650 до 1000 человек, в том числе 335 гражданских лиц. Со стороны правительственных войск погибли 38 человек.

По следам мюнхенских событий

То, что произошло в баварской столице, до отдалённых деревень и посёлков доходило в искажённом виде. «В Мюнхене революция была проведена почти бескровно, – отмечал пастор Каспар Вурфбаум (Pfarrer Kaspar Wurfbaum) из деревни Брук в округе Эберсберг. – Король отрёкся. У нас эти изменения встречены со смешанными чувствами». Зато для ярого монархиста, архиепископа Мюнхена и Фрайзинга кардинала Михаэля фон Фаульхабера (Michael von Faulhaber) «это была самая страшная ночь» в его жизни. Известие об отречении короля он встретил так, «как будто кто-то ударил меня молотком по голове». И в качестве меры предосторожности он сжёг все имеющиеся у него официальные документы.

Но, как оказалось, его опасения были напрасны. Революция, согласно известной цитате, пожирает своих детей, но оставляет в живых своих противников. Старые элиты сохранились и по-прежнему действовали в администрации, на промышленных предприятиях и в университетах. Курт Эйснер заигрывал с ними и с парламентскими структурами, и ничего хорошего из этого не вышло. Ему не хватило жёсткости и жестокости Владимира Ленина.

А лавина революционных событий накрыла страну. Отречение баварского короля от трона послужило первым сигналом к распаду Германской империи. Впрочем, на самом деле это была уже не империя, а федеративное государство с 25 членами.

Уже во второй половине дня 8 ноября 1919 года о своём отречении от власти заявил герцог Брауншвейга Эрнст-Август (Ernst August von Hannover (III.) Herzog von Braunschweig). Его отречение принял руководитель местного совета рабочих и солдатских депутатов Август Мергес (August Merges). Спустя два дня последним была провозглашена Социалистическая республика Брауншвейг. А герцог Эрнст-Август со своей семьёй уехал в эмиграцию.

13 ноября отрёкся от престола и прусский император Вильгельм II (Wilhelm II). Фактически же он был лишён власти ещё 9 ноября, когда из окон рейхстага депутат Филипп Шейдеман (Philipp Heinrich Scheidemann) провозгласил демократическую республику в Пруссии. Подобные события произошли в Штутгарте, Дрездене, Карлсруэ.

«Немецкий пролетариат снова проснулся от безнадёжной жёсткости», – с глубоким удовлетворением записал в своём тюремном дневнике Курт Эйснер во время почти 9-месячного нахождения (январь-октябрь 1917 года) в мюнхенской тюрьме Штадельхайм за организацию забастовки на одном из военных предприятий. Но его надеждам не суждено было свершиться.

Для многих немецких граждан, привыкших к вековому порядку и покою после бурных наполеоновских времён, революция оказалась слишком напряжённым событием. Даже будущий романист Виктор Клемперер (Victor Klemperer) в своих известных дневниках «Lingua Tertii Imperii» (на русском языке «Язык Третьего рейха: Записная книжка филолога») вспоминал, что в те мятежные дни «Мюнхенского советского эксперимента» его семья боялась покинуть квартиру и «ожидала освобождения от часа к часу».

«Новый» путь Баварии

По мнению сторонника «особого пути Германии» (Deutscher Sonderweg) историка Ханса-Ульриха Велера (Hans-Ulrich Welher), «революционный иллюзионизм» революционеров типа Курта Эйснерна «страдал от хаотичности двойственных структур», а власть рабочих, солдатских и крестьянских депутатов «не обладала необходимой компетенцией».

Реакция одну за другой подавила маленькие и малюсенькие немецкие советские республики во всех регионах страны. А Германия действительно пошла своим «особым» путём.

В 100-летней хронологии Freistaat Bayern были и «коричневые времена», когда Мюнхен именовали «Главным городом нацистского движения» («Hauptstadt der Bewegung»), а в пригороде Дахау организовали один из первых в Германии концентрационных лагерей; и не имеющее аналогов в истории студенческое антифашистское сопротивление «Белая Роза»; и отклонение Баварским парламентом 19 мая 1949 года уже подготовленного для утверждения основного закона Германии (Grundgesetz Bundesrepublik), поскольку этот вариант ограничивал независимость Баварии; и памятные всем трагические события Мюнхенской олимпиады 1972 года; и принятие в 1984 году первой среди федеральных земель на законодательной основе закона о защите окружающей среды; и назначение 30 октября 1986 года первой женщины на пост министра – ею стала Матильда Бергхофер-Вайхнер (Matilde Berghofer-Weichner). Замкнуть эту хронологию можно парламентскими выборами в октябре 2018 года, когда правоконсервативная партия «Альтернатива для Германии» набрала 11% голосов и впервые вошла в парламент Баварии.




Виктор Фишман

№ 45, 2018. Дата публикации: 09.11.2018
 
 
мюнхенского von апреля солдатских эйснер депутатов левине мюнхена эрнст германии баварии баварской мюнхене курт республики красной ноября мая рабочих революция
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Freistaat Bayern вернее переводить слово...

Имя
 
Сообщение