наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
наше расследование


Ямщик, не гони лошадей…

В рукописном фонде Пушкинского дома есть свидетельство, что 100 лет назад, в мае 1913 года, в московском издательстве Ямбора произошла встреча известного в те годы поэта, российского немца Николая Александровича фон Риттера с начинающим композитором Яковом Фельдманом. Так родился знаменитый романс, слова из которого приведены в названии статьи. Он стал едва ли не визитной карточкой России, хотя эта песня, считавшаяся потом русской и народной, по сути, не была ни той, ни другой.
 


Об авторе слов романса «Ямщик, не гони лошадей…» написано столько небылиц, что во имя восстановления правды нам пришлось провести собственное журналистское расследование. В ходе его удалось опровергнуть несколько легенд и выявить имена других российских Риттеров, внёсших свой вклад в историю России.

Легенда № 1.

Предком Н. А. фон Риттера был генерал-лейтенант российской армии

Пересказывая один другого, многие авторы называют предком Николая фон Риттера славного вояку Георга фон Риттера, родившегося на Рейне в 1731 году. Чтобы проверить этот факт, мы изучили его биографию.

Георг фон Риттер происходил, как сказано в первоисточниках, «из дворян Римской империи». 5 октября 1766 года произошло важное событие в жизни поручика «Вюртембергской службы» – он был принят на должность подпоручика в 1-й Московский полк и перешёл в российское подданство. Свою военную службу Георг фон Риттер окончил в звании генерал-лейтенанта, но не покинул военное ведомство: 11 декабря 1800 года его определили шефом Пермского мушкетёрского полка, затем перевели комендантом в Аренсбург, а затем на ту же должность – в эстонский город Пернов (Пярну).

Вот только ни отцом, ни дедом Николая фон Риттера Георг фон Риттер никак не мог быть.

В архивном фонде «Матри­кульная комиссия Обще­полезного общества» в картотеке немецких семей, составленной по метрическим книгам Аренсбурга (современное название Kuressaare) и Пернова (сегодня Pärnu) имеются следующие сведения о составе семьи коменданта фон Риттера:

Генерал-лейтенант и аренсбургский комендант его превосходительство Георг фон Риттер и его супруга фрау Мария, урождённая фон Ганн (Hahn, умерла в Аренсбурге 30.04.1802 в возрасте 57 лет) имели двух детей: дочь Гедвиг Кристина (Hedvig Christine, родилась в Аренсбурге 20.03.1802) и сын Карл Георг (умер от дизентерии в возрасте одного года 13.07.1804). Таким образом, предки Георга фон Риттера могли быть только по женской линии, а потому, по существовавшей тогда традиции, не могли носить фамилию фон Риттер…

Легенда № 2.

Н. А. фон Риттер происходил из полтавского дворянства

Действительно, в списке дворян, внесённых в дворянскую родовую книгу Полтавской губернии за 1898 год, числятся два брата фон Риттер: во-первых, поручик Сергей Александрович, его супруга София Ивановна и их дети Николай, Александр, Сергей, Михаил, Олёна, София, Георгий, Мария; во-вторых, штабс-капитан Александр Александрович, его супруга Анна Антоновна и их дети Георгий, Алексей и Елизавета. Первые утверждены в дворянстве Указом дворянской гильдии от 11 июня 1852 года за № 5382; вторые – 16 января 1858 года за № 5794 и № 8723.

Об этой семье можно рассказать много любопытных историй (одна из них изложена ниже), но все они не имеют прямого отношения к автору народной песни: ведь в этих семьях нет ни одного с именем Николай и отчеством Александрович.

Прибалтийский дворянин

А вот в персональных листах лютеранского прихода города Ревеля имеются сведения о семье коллежского асессора, надзирателя Эстляндского Приказа Общественного призрения (Estländisches Kolle­gium Allgemeiner Fürsorge), Алек­сандра Леопольда Риттера (1802−1847) и его супруги Анны Марии Элизабеты, урождённой Пеаре (1811−1892). В Ревеле у них родилось 10 детей, в том числе мальчики: Александр Виль­гельм (1829), Пауль Воль­демар (1835), Кон­стан­тин Генрих (1842) и Николай Виктор (10.01.1846). К сожалению, в анкете нет данных об отце, главе семейства Александре Леопольде Риттере. Отсутствие в архивных записях приставки «фон» ничего не доказывает: в соответствии с «Табелем о рангах», утверждённым ещё Петром I и дошедшим практически без изменений до 1917 года, все, получившие 8 первых рангов по статскому или придворному ведомству, причисляются потомственно к лучшему старшему дворянству, «хотя бы и низкой породы были», Звание «коллежский асессор» как раз замыкает первые 8 классов (рангов) упомянутой Табели о рангах. Так что на момент указанной выше записи семья Александра Леопольда Риттера уже принадлежала к одному из прибалтийских дворянских родов. И его сын, в русской транскрипции Николай Александрович Риттер, имел право писать приставку «фон», означающую принадлежность к дворянству.

Поэт на юридической службе

Николай Александрович фон Риттер рано покинул свою родину. Сведения о нём обнаруживаются в архивах Могилёва и Киева. И они свидетельствуют, что после завершения юридического образования наш герой приступил к работе по специальности.

В «Общей росписи начальствующих и прочих лиц в Российской империи на 1892 год» упоминается коллежский асессор Риттер Николай Александрович, который являлся членом Могилёвского окружного суда (СПб. 1892. стр. 631). Видимо, за успешную работу его перевели в Киев, где с 1897 года он числился уже статским советником Киевской судебной палаты.

Как истый немец Николай фон Риттер служил честно, и занятия поэзией не мешали продвижению по службе и многократным высоким награждениям. Так, в «Списке гражданским чинам четвёртого класса. Часть 1. Издание инспекторского отдела Собственной Е. и В. Канцелярии. Петербург. Сенатская типография, 1915 год» на стр. 157 под № 290 сказано о награждении «Риттера Николая Александровича, члена Киевской судебной палаты с 1870 года…» орденами Св. Анна (1887), св. Владимира (1902) и Св. Станислава 1 ст. (1905).

Легенда № 3.

Николай Риттер поехал в Грецию на первые Олимпийские игры современности и стал там единственным представителем России

В Грецию поехал не Николай Александрович, а его однофамилец и тёзка Николай Сергеевич фон Риттер. Судьбе было угодно, чтобы Николай Сергеевич в те же годы, что и наш герой, работал в Киеве, только не в Судебной, а в Казённой палате (что и подвело, скорее всего, многих исследователей). Николай Сергеевич фон Риттер родился 27 августа 1865 года в семье упоминавшегося выше поручика Сергея Александровича фон Риттера и его супруги Софии Ивановны.

В марте 1896 г. Николай Сергеевич, достигший к тому времени чина коллежского секретаря, подал в отставку. В этом же году он уезжает в Афины и подаёт заявку в секретариат Олимпиады на участие в соревнованиях по греко-римской борьбе, стрельбе из карабина и фехтованию на рапирах. О ходе отборочных соревнований читаем в его корреспонденции из Греции: «Русских почти нет, из участников – я один. О себе могу сообщить, что на пробном испытании по стрельбе по подвижной мишени и по борьбе я прошёл первым: все пули удачно попали в мишени, а желающих посоревноваться в борьбе удалось одолеть… ».

Вернувшись в Россию, он занялся широкой пропагандой спорта. В феврале 1897 года Николай Риттер подготовил и послал министру внутренних дел, министру народного просвещения и военному министру ходатайства об учреждении Российского атлетического комитета «для телесного образования и народного оздоровления» с отделением «Олимпийские игры». По приглашению Пьера де Кубертена (Pierre de Frédy, Вaron de Coubertin) принимал участие в работе нескольких комиссий II Международного олимпийского конгресса.

Ах, зачем эта ночь…

На стихи Николая Алек­сандровича фон Риттера писали музыку многие известные композиторы. Так, Николай Бакалейников создал семь романсов («Ах, зачем эта ночь», «Всей силой страсти», «За чудный миг», «Посмотри, как небо чисто» и др.), Я. Ф. Пригожий – пять романсов, и так далее. Николай Александрович иногда сам сочинял музыку к своим стихам. . Скорее всего, с целью публикации своих песен он приехал в московскую редакцию С. Я. Ямбора, что располагалась в доме издателя по адресу Большая Тверская-Ямская, 47. Издательство славилось хорошим качеством продукции (в 1911 году получило Grand Prix в Риме) и выпускало песни вместе с нотами в виде буклетов по цене 10 копеек за штуку. Это обеспечивало их широкое распространение. Как сказано выше, именно здесь произошла случайная встреча нашего героя с начинающим композитором Яковом Фельдманом. Риттер передал Фельдману несколько своих текстов, в том числе и стихи про ямщика, написанные не позднее 1905 года.

Считается, что они были навеяны популярным в те годы романсом В. Семёнова «Гони, ямщик» (музыка К. Остапенко), который известная певица Анастасия Вяльцева, как правило, включала в свои концерты и записывала на пластинки. В романсе Семёнова есть такие слова:

Гони, ямщик, быстрее вдаль,

Авось рассеем грусть-печаль.

Пусть разлюбил –

тоска пройдёт.

Гони, ямщик, скорей вперёд…

Но поэтическая душа Николая Александровича преобразовала слова Семёнова, и появились пронзительные строчки его романса:

Ямщик, не гони лошадей,

Мне некуда больше спешить,

Мне некого больше любить…

Триумф романса

Кого именно не мог «больше любить…» Николай Александрович, установить не удалось: сведения о его семье и детях отсутствуют. Зато известно, что музыку к стихам Н. А. фон Риттера, написанную Яковом Фельдманом в 1914 году, композитор посвятил певице Агриппине Сергеевне Гранской. В России в те годы за издателем сохранялось право как на распространение печатной версии произведения, так и на его публичное исполнение. И без разрешения издателя исполнение песен и романсов в платных концертах не разрешалось! Скорее всего, именно по этой причине Риттер и Фельдман не спешили с публикацией романса (это произошло лишь в 1915 году в серии «Цыганская жизнь», издаваемой Николаем Давингофом). Агриппина Ганская (ставшая женой Якова Фельдмана) имела возможность без всяких условий исполнять это прекрасное произведение на многочисленных концертах по всей России. Романс стал частью русского фольклора.

А Николай Александрович, к тому времени действительный статский советник 3-го департамента Киевской судебной палаты, по-прежнему проживал в Киеве. Выходили сборники его стихов и песен, которые пела вся Россия. Да и профессиональная деятельность Риттера как юриста по гражданским делам была известна далеко за пределами Украины. Его имя упоминается в документах Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства, которая была официально учреждена 5 (17) марта 1917 года «для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и прочих высших должностных лиц как гражданского, так военного и морского ведомств». И всё бы хорошо, не случись революция в России…

Как грустно, туманно кругом…

Биографы Н. А. фон Риттера (например, Елена и Валерий Уколовы) утверждают, что в годы революции автор песни «Ямщик, не гони лошадей…» уехал за границу (некоторые даже пишут, что в Германию). При этом точная дата отъезда не называется. По нашим данным, в начале 1919 года он по-прежнему проживал в Киеве (в доме № 26 по Бибиковскому бульвару), а в «Требовательной ведомости содержания личному составу Киевской судебной палаты» за 1918 год упомянут Ритер М[икола] О[лександрович], жалованье которого составляло 957,33 руб. (11 488 руб. в год). Более поздние данные о нём нам не удалось обнаружить.

Но если он и уехал, то слава богу. Потому что исполнение служебных обязанностей в Судебной палате рассматривалось большевиками как преступление перед народом. Примером может служить участь князя Владимира Давидовича Жевахова (Джавахишвили), служившего одно время вместе с Николаем Риттером. Жевахова обвиняли в том, что он назвал убийство С. М. Кирова «заслуженной карой» за расстрелы, которые проводились по приказу Кирова. 4 декабря 1937 года бывший член Судебной палаты был осуждён тройкой УНКВД по Курской области и в тот же день расстрелян.

…Как грустно,

туманно кругом,

Тосклив, безотраден

мой путь,

А прошлое кажется сном,

Томит наболевшую грудь…

Гениальные строчки всегда пророческие.




Виктор Фишман

№ 20, 2013. Дата публикации: 17.05.2013
 
 
От автора
Этот материал не состоялся бы без помощи Татьяны Шор (Национальный архив Эстонии, Тарту); Натальи Седовой (Отдел научно-информационной и справочной работы Государственного архива РФ, Москва), Е. В. Полозовой и Я. Бульбонюк (Центральный исторический архив Украины), Любови Герашко и Сергея Кибальника (библиотека Пушкинского дома, Санкт-Петербург), Елены Чугуновой (отдел архивных коммуникаций Российского государственного архива литературы и искусства, Москва), Анатолия Ильина (Санкт-Петербург), Натальи Пашовой (Полтава) и других.
 
 
слова россии александровича палаты александрович николай семье риттер николая киевской риттера судебной гони георг ямщик яковом легенда сведения фельдманом сергеевич
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение