наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Криминал


Преступник увёз тайну гибели берлинца Галюса в Россию

Участник одного из самых громких преступлений, совершённых россиянами в ФРГ в 90-х годах прошлого века, экстрадирован в Россию.
 


Десятого января 43-летний Вячеслав Орлов был доставлен под конвоем в берлинский аэропорт «Шёнефельд», где его посадили на рейс «Аэрофлота» и отправили на родину, навсегда запретив въезжать на территорию ФРГ. Тем самым была поставлена первая точка в деле о похищении людей «русской мафией», потрясшем Германию в середине девяностых годов прошлого века. Нелегал из России Орлов находился в немецкой тюрьме с октября 1997 года, полицейские арестовали его вместе с подельником Сергеем Серовым, когда те пытались получить один миллион марок у родственников 20-летнего Маттиаса Хинтце (Matthias Hintze).

Как говорили тогда сами преступники, за три недели до этого в предместье Берлина они решили украсть «Мерседес», принадлежавший семье Хинтце. На свою беду молодой человек увидел угонщиков и попытался им помешать, но неудачно. Его связали, запихнули в багажник и увезли в близлежащий лес. Там Хинтце-младшего фактически заживо похоронили, оставив в глубокой яме, куда не проходил воздух. Жестокость преступников, оставивших свою жертву задыхаться в яме и спокойно отправившихся за выкупом, всколыхнула тогда всю страну. Сразу же заговорили о «русской мафии». Но хотя оба злоумышленника и были уже известны немецким правоохранительным органам, с оргпреступностью они имели мало общего.

История их ничем не примечательна. В 1992 году Сергей Серов вместе с ещё одним гражданином России обворовал магазин аудиотехники в немецкой столице. Их осудили на шесть с половиной лет. После того как Серов отбыл две трети срока, его выслали на родину. Но через некоторое мужчина вновь нелегально въехал в ФРГ и через некоторое время познакомился с Вячеславом Орловым. Тот также успел отсидеть в немецкой тюрьме за угоны и перепродажу автомобилей.

Решив поправить свои финансы, преступники сделали ставку на похищения людей и получение за них выкупа. В июле 1996 года их, предположительно, первой жертвой стал иммигрант из России, торговец компьютерами Александр Галюс (Alexander Galius). За его освобождение похитители потребовали у родственников миллион марок. Но никаких денег они в итоге так и не получили, а местонахождение бизнесмена до сих пор неизвестно. Правда, в этом преступлении ни Серов, ни Орлов так и не сознались.

Берлинский земельный суд приговорил их к 14,5 годам лишения свободы, хотя прокуратура и требовала пожизненного заключения. Однако на этом громкая история не закончилась. Вскоре Сергей Серов сбежал из тюрьмы в Потсдаме, где отбывал длительный срок. Побег из тюрьмы не составил для Серова большого труда. Преступник спокойно пробрался на верхний этаж здания, проделал отверстие в крыше и спустился с неё по связанным простыням. Интересно, что все его передвижения по зданию тюрьмы были записаны на видеокамеры. Однако просмотреть плёнки тюремщики удосужились только спустя сутки после того, как было обнаружено исчезновение арестанта. Неудачливый «мафиози» несколько дней просто слонялся по Потсдаму, а потом добрался до Берлина. Не имея ни жилья, ни денег, он в конце концов напросился на ночлег к одному берлинцу, который, случайно увидев фотографию Серова в газете, тут же сдал постояльца полиции. Россиянину добавили срок, так что он до сих пор находится в берлинской тюрьме.

Срок заключения его подельника Вячеслава Орлова должен был закончиться в октябре 2013 года. Однако адвокат Орлова неоднократно подавал апелляцию, требуя досрочного освобождения преступника. Столичная юстиция ещё осенью прошлого года готова была избавиться от заключённого из России, но помешал юридический казус: земли Берлин и Бранденбург никак не могли определить, кто же должен принимать решение о досрочном освобождении преступника. Лишь после решения суда бранденбургского округа Даме-Шпреевальд Орлов был освобождён и тут же экстрадирован из страны. С собой Орлов увёз и тайну гибели бесследно пропавшего бизнесмена Галюса.




Алекс Вайден

№ 4, 2013. Дата публикации: 25.01.2013
 
 
Осень 1997 года: расследование «РГ/РБ» опережает следствие
Статья, которую вы прочтёте ниже, была подготовлена к публикации ещё 6 октября. Но в предыдущий номер газеты не попала. По какой причине?
Мы следовали и следуем в своей работе старому врачебному принципу: прежде всего – не навредить. Поэтому 8 октября вечером, перед тем как отправить материал в печать, мы познакомили с ним семью Галюса. И оказалось, что версия, родившаяся в редакции на основе исключительно немногих открытых фактов, с начала той недели являлась одной из главных охраняемых от утечки полицейских тайн: эксперты-криминалисты к этому времени объединили оба случая в одно дело. И знали об этом, кроме них, только близкие похищенных. Публикация версии, по мнению семьи Галюс, могла бы подтолкнуть преступников, осознавших, что они попадают в перекрестье прицела, к ликвидации жертв и исчезновению.
Естественно, что материал был немедленно снят с полосы. А через двое суток похитители Хинтце были арестованы. Правда, не в результате целенаправленных действий, а в ходе рутинного полицейского контроля. Дальше всё пошло как по маслу, один из бандитов «раскололся», показал место, где находился похищенный и уже мёртвый юноша. Но только в минувший четверг полиция раскрыла журналистам свою главную тайну – дело Галюса и дело Хинтце имеют одни корни.
Чуть позже, в воскресенье, берлинские газеты заявили и о том, что для нас было ясно уже неделю: Маттиас Хинтце был бы жив, если бы похищением Александра Галюса следствие занималось с большей настойчивостью.
К этому выводу можно добавить только один штрих. Возможно, что мысль об объединении этих двух дел, разделённых земельными границами между Берлином и Бранденбургом, пришла бы следователям несколько раньше, если бы и немецкая пресса уделила бы похищенному «русскому берлинцу» хоть толику того внимания, которое отдавала позже похищению парнишки из Гельтова. Или уделяет теперь. А ведь после 20 июня, когда похитители прекратили контакт с семьёй Галюс, ни одна газета, ни один телеканал не упомянули о судьбе похищенного вплоть до минувшей недели.
Наша газета за эти месяцы несколько раз возвращалась к открытому делу Галюса. Не можем пожаловаться на невнимание немецких коллег к нашим публикациям. С утра минувшей пятницы, когда связь между двумя преступлениями стала достоянием прессы, редакционный телефон не умолкал, десятки раз газеты и агентства ссылались на нашу газету, многие обратились за интервью, комментариями.
Но всё это только теперь, спустя четыре месяца после того, как был похищен Александр.
Конечно, как говорит пословица: лучше позже, чем никогда. Беда только в том, что «позже» для одних – может превратиться в «никогда» для других. И вот это, увы, ни для кого не «лучше».
«РГ/РБ»
 
Александр Галюс и Маттиас Хинтце: похищены одной бандой?
Два этих похищения – одно из которых, совершенное в июне, прошло лишь курсивной новостью в нескольких городских берлинских газетах; и второе, совершенное в середине сентября, вынесенное на первые полосы и ежедневно комментируемое всеми газетами Берлина и Бранденбурга – значительно больше схожи, чем это может показаться на первый взгляд.
Сейчас мы оставим в стороне сравнения степени интереса немецкой прессы к одному и к другому.
Пресса прессой, но полиция, надо отдать ей должное, по словам близких Александра Галюса, уделяла розыску похищенного работника берлинского магазина компьютерной техники серьёзное и массивное внимание. По крайней мере, в течение первых двух недель со дня случившегося.
Мы не станем сейчас повторять подробности этой трагичной истории, уверены, что читатели следят за ней по нашим публикациям.
О похищении Маттиаса Хинтце, 20-летнего паренька, недавно вернувшегося со срочной службы, сына владельцев скромного кафе в заштатном городке Гельтов в земле Бранденбург, наша газета тоже рассказывала подробно в двух предыдущих и в этом (бранденбургском выпуске) номерах.
Что же может связывать два таких разных, на случайный взгляд, преступления?
Прежде всего, как бы мягче выразиться, их необоснованность. И с семьи Галюса, и с семьи Хинтце похитители требуют выкуп в размере миллиона марок. Сумма и в том, и в другом случае – заоблачная.
50-летний Галюс, прибывший с семьёй в Германию как еврейский беженец семь лет назад, ни владельцем, ни совладельцем магазина, в котором работал, не является. Семья живёт на две относительно скромные зарплаты супругов. В уютной, но без малейших излишеств квартире. Сашу в Берлине знают многие. Как хорошего специалиста в своём деле, как отзывчивого друга, но вот роли «подпольного миллионера Корейко» ему не решился приписать ни один из его знакомых, опрошенных редакцией.
Владельцев кафе-мороженого «Лиана» и маленькой гостиницы при нём, купленных, кстати, в кредит, в Гельтове – Лиану и Герхарда Хинтце, только больной может назвать миллионерами: маленькое семейное предприятие, отец – за повара, мать – за официантку. Откуда миллион?
Сходен и «почерк действия». Галюса, судя по остаточному запаху в подсобке, после закрытия магазина, воспользовавшись отсутствием коллег, усыпили эфирной маской и вывезли в коробке из-под компьютера на глазах десятков людей, находившихся в соседнем кафе или проходивших мимо. (Кстати, исчезновение механической тележки из магазина, по словам госпожи Галюс, полиция обнаружила чуть ли не через неделю). Хинтце попросту затолкали в багажник «Мерседеса» буквально в центре городишка, потом, по дороге, в зад «мерса» въехала машина, багажник раскрылся, парень звал-кричал «На помощь!», но…
Назвать действия преступников наглыми – значит смягчить название. Так «работают» только «отморозки», которым ни терять, ни находить уже нечего. Берут первого попавшегося, без слежки, без наводки, без оценки финансовых возможностей его близких, потому что надо заработать на «дозу», на «ствол», наконец, на «раскрутку». Но ведь и требуют в подобном случае – криминальный опыт России это отчётливо демонстрирует – сумму, которую дадут легко, предпочитая не рисковать жизнью похищенного человека, обращаясь к услугам полиции. Пусть двадцать, пусть тридцать тысяч… Да ведь не миллион! А если хотят миллиона от владельцев маленького семейного кафе или от семьи продавца… То, будь бандиты даже эскимосами, где хозяин фактории считается Рокфеллером, не могут же они не понимать, что подобную сумму без помощи полиции семьям похищенных никак не получить? !
И здесь возникает очередное сходство-несуразность.
Германия – не Чечня. Удерживать заложника неделями, назначать места передачи денег (в обоих случаях – весьма продуманные, «заковыристые», в обоих случаях – неоднократно, в обоих случаях – не имея, однако, по трезвому размышлению, реального шанса выкуп заполучить без риска быть схваченными) – каким «отморозкам» это под силу?
Что же выходит? По почерку – наглые, отчаянные любители, «вкусная» добыча полиции любой страны, не говоря уж о столь организованной и поднаторевшей, как полиция немецкая. По, так сказать, содержанию – ушлые профессионалы, имеющие тайники и конспиративные жилища, знающие стиль и методы работы полиции, рассчитывающие на то, что миллионную сумму-приманку, которой полиция снабдит близких похищенных, они вырвут, не задев крючка и не попав в широко раскинутые в окрестностях сети…
Не отвечая на вопрос, действует ли здесь одна или две сообщающиеся или, наоборот, конкурирующие «команды»; проводится ли длительная операция по возбуждению общественного беспокойства или по отвлечению полицейских сил от какой-то иной преступной затеи; являются ли обе акции частью некоего неведомого нам плана – скажем: явно напрашивается предположение, что исполнены они по одной очевидной схеме.
И нет никакого смысла добавлять известные даже из открытых источников детали: приверженность похитителей и Галюса, и Хинтце к восточной части Берлина и Германии; сам темп преступного действа: сначала – активность, звонки, письма, требования. Затем – полное исчезновение, несмотря на все попытки близких через средства массовой информации связаться с похитителями.
Ещё одна деталь, связывающая оба преступления, – произношение немецких слов. Мать похищенного юноши, общавшаяся по телефону в минувшую субботу последний раз с похитителем, полагает, что он говорил с «явным русским акцентом». Она из-за произношения собеседника так и не смогла разобрать название улицы, на которой назначалась встреча.
Жена похищенного Александра Галюса назвала произношение звонившего «странным». Она трижды переспрашивала, пока уловила, что он интересуется: «Хабен зи гельд?»
Но дело не в сравнительной акцентологии, речь идёт без гипербол и метафор – о жизни и смерти, о жизни и смерти двух человек. И публикуемая здесь версия – вовсе не попытка сыграть в «Шерлока Холмса районного масштаба» с целью запастись недорогой популярностью.
Сегодня, утром 8 октября, ни о судьбе Галюса, ни о судьбе Хинтце никаких новых известий нет. Никто не знает, живы ли похищенные. Но все мы надеемся на это. Увы, нет никакой другой возможности привлечь внимание следователей из двух разных земель, занимающихся двумя разными, на первый взгляд, преступлениями, к явной их схожести, – кроме как обнародовать настоящую версию. Мы уверены в том, что нас поддержат немецкие коллеги – и наши предположения будут опубликованы в самых влиятельных берлинских и бранденбургских изданиях.

Арсений Каматозов
«РГ/РБ», октябрь 1997
 
 
немецкой берлина россии хинтце экстрадирован родственников фрг преступлений серов срок совершённых тюрьме спокойно орлов денег века яме преступники тюрьмы марок
 
 

Александр Галюс
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Обычно, когда угоняют автомобиль, точно ...

Имя
 
Сообщение