наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия – Швейцария – Россия
Связь времён


Через 10 лет после трагедии

10 лет назад, в ночь с 1 на 2 июля, в районе Боденского озера на высоте 12 тысяч метров столкнулись российский пассажирский авиалайнер ТУ-154 компании «Башкирские авиалинии» и грузовой самолёт Boeing-757, направлявшийся из Бергамо в Брюссель. В этой авиакатастрофе погиб 71 человек – 52 ребёнка и 19 взрослых. Дети, находившиеся на борту ТУ-154, летели на отдых в Испанию… Траурные мероприятия, посвящённые десятилетию этой трагедии, прошли в Юберлингене и Овингене (Баден-Вюртемберг).
 


«Десять лет спустя после этой трагедии жизнь постепенно возвращается в нормальное русло. Но тихая солидарность не должна заканчиваться», – сказал священник Майнрад Хубер (Meinrad Huber), проводивший поминальное богослужение в Овингене.

Церемония для родственников и близких российских пассажиров проходила в Юберлингене. 150 родных погибших детей прилетели в Германию из России. Был среди них и вице-премьер Башкирии Фидус Ямалдинов, который выразил жителям Германии благодарность за сочувствие и помощь. «Мы очень благодарны немецкой стороне за заботу, – сказал вице-премьер. – Местные жители восприняли горе россиян как своё собственное, они берегут память о наших детях, следят за мемориалом, за садом, посаженным родителями…». А министр Баден-Вюртемберга по международным делам Петер Фридрих (Peter Friedrich), в свою очередь, заметил: «Время не лечит раны. Мы сами должны не забывать заботиться друг о друге».

Горе родителей, потерявших своих детей, действительно неподвластно времени. Но в остальном, казалось бы, в этой трагической истории можно поставить точку. Все суды закончились, виновные наказаны. Вовсе нет,  считают многие родные погибших, которые по-прежнему добиваются выплаты компенсации. И поиск виновников того, что произошло 10 лет назад, продолжается…

Напомним, что трагедия в июле 2002 года произошла через несколько минут после того, как немецкие диспетчеры передали сопровождение российского самолёта швейцарским коллегам из центра воздушного контроля «Скайгайд» (SkyGuide).

В ту ночь в авиадиспетчерском центре «Скайгайд» на рабочем месте находился один-единственный дежурный диспетчер вместо положенных двух. Кроме того, некоторые устройства, призванные обеспечивать безопасность полётов, в центре не работали, как не работали и некоторые каналы связи диспетчера с внешним миром. В результате он отдал экипажу ТУ-154 неправильную команду на снижение…

После авиакатастрофы датский диспетчер Петер Нильсен (Peter Nielsen), допустивший роковую ошибку, был отстранён от диспетчерской работы, а в отношении компании «Скайгайд» и её руководства швейцарские следственные органы провели уголовное расследование.

Если сразу после катастрофы швейцарская компания возложила всю вину на российских пилотов, то после публикации отчёта компания «Скайгайд» признала свои ошибки – диспетчерский центр в Цюрихе вовремя не заметил опасности схождения на одном эшелоне двух самолётов. Спустя два года после катастрофы директор компании Алан Россиер (Alain Rossier) принёс извинения семьям погибших. А в сентябре 2007 года окружной суд швейцарского города Бюлах признал четверых сотрудников авиадиспетчерской службы «Скайгайд» виновными в преступной халатности, которая привела к авиакатастрофе. Четверо менеджеров «Скайгайд» были признаны виновными в непредумышленном убийстве. Трое из них были приговорены к условному заключению, один – к штрафу. Четверо других обвиняемых оправданы.

Компания «Скайгайд» предложила семьям жертв катастрофы определённую компенсацию при условии нерассмотрения их иска в одном из судов США. Часть семей не согласилась с этим предложением и на заседании комитета родителей погибших детей в июне 2004 года в Уфе, в котором приняли участие 29 человек, было принято решение отстаивать свои права в судебном порядке.

В мае прошлого года Федеральный суд Швейцарии окончательно отклонил апелляцию с требованием увеличить размеры выплат компенсации родственникам жертв авиакатастрофы. Размеры выплат компенсации лишившимся детей россиянам составили около 33 тысяч швейцарских франков на одного погибшего…

Такова очень краткая хроника того, что произошло за эти 10 лет. Нужно сказать, что далеко не все родные погибших борются за повышение выплаты: около двух десятков семей вскоре после катастрофы отказались от дальнейших претензий, приняв компенсации, предложенные ответчиками. Но остальных родственников такая ситуация не устроила. «Деньги интересуют нас меньше всего, – объясняет Зульфат Хамматов, руководитель общественной организации „Родственники погибших в авиакатастрофе 2 июля 2002 года“ и отец погибшего мальчика. – Мы не обозначали адвокатам никакой суммы компенсации… Для нас главное, чтобы суд определил степень вины тех, кого мы считаем причастными к гибели детей. Наказание должно быть ощутимым для виновников».

Адвокаты, представляющие интересы 29 семей, недавно сформулировали новые претензии к фирме-производителю системы оповещения об опасном сближении самолётов TСAS. По требованию адвокатов была проведена новая независимая экспертиза, доказавшая, что система оповещения передавала сигналы с опозданием. Эксперты посчитали, что если бы сигнал шёл вдвое быстрее, как это положено по инструкции, столкновения могло и не случиться.

Сколько ещё будут продолжаться судебные разбирательства, сказать невозможно, ведь россияне отступать не собираются…

Но есть у этой грустной истории и другая сторона. Что произошло за эти десять лет с самими родными погибших? У многих из них родились новые дети. Удивительным образом сложилась жизнь Димы Багина, о котором в своё время писала наша газета.

Судьба этого мальчика из Башкирии потрясла жителей Германии. За свои двенадцать лет ему пришлось пережить слишком много. Своего отца он никогда не видел, а мама, стюардесса «Башкирских авиалиний», погибла во время авиакатастрофы. О трагедии Дима узнал из телевизионных новостей. А вскоре умерла его бабушка…

Полоса несчастий отступила, когда им заинтересовалась общественная организация «Мост дружбы Уфа – Бодензее» (Freundeskreis «Brücke nach Ufa»). Были и ещё двое людей – Райнхард и Доротея Мартин (Reinhard и Dorothea Martin), которые не остались равнодушными к судьбе Димы. Семья полицейского, который после трагедии в Юберлингене вытаскивал тела из-под обломков, а потом сопровождал Диму и его тётю к месту несчастья, и усыновила мальчика.

Дмитрий учился сначала в частной школе-интернате города Салема, где были языковые занятия для школьников-иностранцев, а затем окончил обычную школу. Несмотря на авиакатастрофу, Дмитрий решил, как и погибшая мама, связать свою судьбу с небом и уже получил диплом авиатехника. Теперь он намерен освоить профессию коммерческого пилота, а приёмные родители поддерживают его в этом стремлении.

Кстати, Дима очень хотел бы летать на родине: о России он знает не понаслышке, почти каждое лето ездил на каникулах в Башкирию… Казалось бы, судьба этого юноши, благодаря доброму сердцу его приёмных родителей, сложилась достаточно неплохо. Но сам Дмитрий говорит о том, что без промедления отдал бы своё пребывание в Германии и обучение профессии своей мечты только за то, чтобы не было авиакатастрофы и мама осталась жива…




Ирина Фролова

№ 27, 2012. Дата публикации: 06.07.2012
 
 
мама мальчика катастрофы трагедии овингене дмитрий компании семей баден детей дети скайгайд авиакатастрофе авиакатастрофы юберлингене компания компенсации суд родителей погибших
 
 
 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение