наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
скандал


Парагвай: пирамида рухнула, начинается поиск обломков

Основатель колонии Нойфельд оказался в билефельдской тюрьме, но у его дела нашлись продолжатели
 


Читатели нашей газеты уже знают, что 19 января следующего года в городе Бад-Зальцуфлен состоится собрание инвесторов парагвайской колонии Нойфельд, а также подписчиков газеты «Земляки» (см. «РГ/РБ» №45 и 47, 2011), на котором управляющий по проведению процедуры банкротства фирмы Neufeld GmbH адвокат Раймунд Шафмайстер (Reimund Schafmeister) отчитается о проделанной работе. В частности, сообщит о финансовом состоянии обанкротившейся фирмы и правомерности требований пострадавших инвесторов. Но всё это в будущем, а пока несколько семей новых переселенцев покинули Германию и отправились в Южную Америку, чтобы продолжить жизнь в… колонии Нойфельд. О том, что там происходит, «новым пионерам» было известно, но это их не испугало.

– В Парагвае мы были, страна нам понравилась, руки и желание работать у нас есть, так что не пропадём, – сказал, прощаясь, глава одной из этих семей.

Обман оптом и в розницу

А за несколько дней перед этим стало известно, что создатель колонии, в недавнем прошлом владелец газеты «Земляки», туристического агентства и много ещё чего Николай Нойфельд (Nikolaj Neufeld) арестован по подозрению в мошенничестве и помещён в камеру предварительного заключения тюрьмы города Билефельда. Объявлен в розыск его родной брат Йоханнес Нойфельд (Johannes Neufeld).

По сообщению парагвайских средств массовой информации, местные правоохранительные органы также занимаются колонией Нойфельд. Газеты пишут, что часть земель колонии продана, а другая переоформлена на доверенных лиц Николая Нойфельда. Имущество колонии, в частности техника, также было распродано ещё до объявления банкротства, а на то, что осталось, властями Парагвая наложен арест. В прокуратуру и правоохранительные органы поступило порядка ста заявлений от местных граждан с просьбами взыскать с руководства колонии причитающиеся им деньги за выполненную работу согласно заключённым трудовым контрактам. В случае если с ними не рассчитаются, грозят жестоко наказать оставшихся там… колонистов. А денег нет. Касса пуста. Руководители, назначенные братьями Нойфельдами, тоже исчезли. Хотя найти их, как считают все, с кем я беседовал, особого труда не составит. Было бы желание. А желание, думаю, возникнет, ведь произошедшее, скорее всего, будет квалифицировано как «мошенничество в особо крупных размерах». И германским судом, и парагвайским.

Если раньше сумма нанесённого ущерба оценивалась в 40 – 60 млн. евро, то сейчас финансовые эксперты уже говорят о 100 млн. евро. Но вот найдут ли их? Пока следствие опрашивает всех, кто имел отношение к «расфасовке» и «перегонке» денег не только из Германии в Парагвай, но и в другие страны. Занятие это многотрудное, хлопотное и недешёвое. К чему я это? А к тому, что оплачивать его придётся, скорее всего, рядовым инвесторам парагвайской колонии. В случае успеха, т. е. обнаружения исчезнувших миллионов или того, что от них осталось, гонорар юристам, занимающимся процедурой банкротства, выплатят именно из этих денег. Но если это и случится, то, наверное, нескоро. А пока «странности», связанные с фирмой Neufeld GmbH, продолжаются.

По официально не подтверждённой, но и не опровергнутой информации, украден банк адресов подписчиков газеты «Земляки». Его уже пытаются сбыть на чёрном рынке, а после собрания в Бад-Зальцуфлене якобы выставят на конкурс. То есть, заплати побольше – и делай с адресами что хочешь. Но как к этому отнесутся сами подписчики «Земляков»? Впрочем, это тоже вопрос будущего. Мы же сегодня поговорим о плане спасения колонии Нойфельд. Правда, называться она, если выживет, будет по-иному. В том числе потому, что фамилия Нойфельд славу в Парагвае приобрела слишком уж негативную. Сейчас её называют «Колонией утраченных иллюзий», а совсем недавно – «Колонией строгого режима»…

«Хрустальная мечта разбилась о твердокаменную глупость»

Вообще-то, меннониты и меннонитские колонии в Парагвае в почёте. Те же индейцы, грозящие наказать колонию Нойфельд, получить работу в других меннонитских посёлках всегда считали за величайшее счастье и удачу. Потому что платят там, по местным меркам, хорошо и чётко, не обижают, не обманывают.

Основная масса парагвайских меннонитов прибыла в эту страну из Канады и СССР в 20-е – 30-е годы прошлого века. Ни денег, особенно у тех, кто в революцию и Гражданскую войну покинул Россию и Украину, ни опыта выживания в местных условиях и климате не было. Испанского языка, и уж тем более индейских наречий, тоже никто не знал. Единственное, что у них было – это дети, которых нужно было поднимать, врождённое трудолюбие, а ещё несгибаемая вера в Бога.

Сегодня эти колонии потомков «отчаянных пионеров освоения Дикого Запада» представляют собой, по рассказам очевидцев, с которыми я беседовал, цветущие оазисы, жители которых занимаются выращиваем фруктов, овощей, хлопка, зерновых культур, животноводством, а также различными ремёслами. Их посёлки благоустроены, дороги не хуже европейских, быт налажен, а жизненный уровень значительно выше среднестатистического по стране.

Поэтому, когда закладывалась колония Нойфельд, мало кто сомневался, что, имея мощную финансовую подпитку инвесторов, возможность привлечь хорошо образованных специалистов и менеджеров, а также опираясь на поддержку местных меннонитов, она в самые кратчайшие сроки также станет ещё одним оазисом благополучия и достатка. Но случилось то, что случилось.

– Хрустальная мечта и реальная надежда, – как сказал мне один из бывших колонистов, – разбилось о твердокаменную глупость, некомпетентность и неуёмную страсть к наживе и греху тех, кто там заправлял.

– Значит, вы считаете, – спросил я его, – что эта колония изначально создавалась не как финансовая пирамида, а как ориентированный на выращивание ореха макадамия сельскохозяйственный кооператив?

– Не сомневаюсь, – ответил мой новый знакомый, возвратившийся в Германию из Парагвая два года тому назад. – Планы и амбиции у отца-основателя были грандиозные: создание мирового центра по выращиванию и реализации макадамии. А это эффективнее любой финансовой пирамиды. Вы понимаете?

– Да, – сказал я.

– Нет, вы просто соглашаетесь. Поэтому объясню. Макадамия – самый дорогой орех в мире. Его выращивают меньше, чем производят чёрной икры. А потребность всё возрастает. Килограмм этого ореха даже на его исторической родине, в Австралии, стоит более 30 долларов США.

– Так в чём же дело?

– А в том, уж простите за сленг, «культур-мультур» Нойфельду не хватило. Авторитарно правил. Да и помощнички его там такое творили… Но я не поэтому дом продал и уехал.

– А почему?

– Жена взбунтовалась. А мне в Парагвае нравилось. Хотя, если честно, то, что дом продал – правильно. Вы же слышали, что в колонии сейчас творится. А индейцы – они ребята лихие. И поджечь могут, и подстрелить. Один к одному, как в американских фильмах, в которых всякие там Чингачгуки на конях и с перьями по прериям рассекают. Но если с ними по-человечески, то лучшие друзья. Мне нужно было просто в другой район переехать. Но жена… У неё мать в России, сёстры. Далеко, понимаешь, из Южной Америки было летать. А жить, повторяю, там можно, особенно если есть желание своё дело открыть. Климат – сказочный. И люди нормальные, если ты с ними нормально. Пример – наши меннониты, которые туда лет восемьдесят назад перебрались. Сказка!

– Так может, возвратитесь?

– Может, и возвращусь. Вы знаете, сколько коренных немцев, особенно из бывшей ГДР, туда переехало?

– Нет.

– Много. Но это другая история. Они в основном пенсионеры и на свою германскую пенсию, как в раю, там живут. А я хочу дело начать. И начну.

– А жена?

– Так я ж не один туда собираюсь. Я ж и сестёр её с мужьями и мамашу с собой беру.

– И когда?

– Не сейчас, но скоро, – уклонился от ответа мой новый знакомый.

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих

Похожих разговоров в последние пару недель у меня было несколько. Вывод: кому-то Парагвай с его трудностями, проблемами, индейцами, слабой промышленностью, но экологически чистым сельским хозяйством, неагрессивной фауной, отсутствием землетрясений, цунами и межнациональных конфликтов, но зато долгими дождями и безработицей мил. Там вроде им и дышится легче, и живётся комфортнее. Но есть ещё одна группа людей, которых привлекает Парагвай исключительно потому, что они вложили в него деньги. Это – несколько инвесторов обанкротившейся колонии Нойфельд, которые намерены, во-первых, помочь себе самим и коллегам по несчастью узаконить приобретённые участки земли. А во-вторых, спасти перспективный, как они считают, проект «немецко-русской колонии в Парагвае».

Уже создано объединение по возрождению колонии. Но широкой огласке суть и детали этого проекта инициаторы решили пока не предавать. Не хотят, по их выражению, «воздух зря сотрясать». Что ж, пожелаем им удачи, а как только они созреют для обращения к народу, поможем им это сделать.




Александр Фитц

№ 50, 2011. Дата публикации: 16.12.2011
 
 
дело колонии правоохранительные желание нойфельд инвесторов колонией парагвае занимаются денег парагвайских информации neufeld банкротства земляки органы жена местных газеты парагвай
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Да в общем всем, кто умеет сложить 2 и 2...
Кому было видно, что кидалово? Коля, зад...
почти все, что делается "русаками" КИДАЛ...
с самого начала было видно что кидалово...
Конечно, в мире и покое зарабатывать себ...

Имя
 
Сообщение