наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Связь времён


Как берлинский беженец изобрёл европейский фарфор

Только что в столичном универмаге KaDeWe завершилась выставка-продажа, посвящённая 300-летию европейского фарфора. Он был изобретён в Саксонии и получил название Майсенского. Однако мало кто знает, что создание фарфора корнями своими уходит в Берлин.
 


Аптекарь и власть

   В 1696 году в Берлин приезжает 15-летний Иоганн Фридрих Бётгер – учиться аптечному делу в районе Spittelmarkt. Парень был удивительно способным, много читал, в основном, книги по алхимии. Путь к золоту, говорил он, надёжнее растирания всяких снадобий.

   Молодой Иоганн Фридрих пошёл по опасной дорожке алхимика. В 1701 году он собрал друзей и сообщил, что некий грек раскрыл ему секрет философского камня, и провёл опыт. Правда ли – неправда ли, но, по слухам, в тигле видели золото. Немного. Но золото. Этого оказалось достаточно, чтобы аптекарем заинтересовались соответствующие королевские органы. Надо сказать, что за несколько дней до этого события король Пруссии Фридрих Первый повесил очередного придворного алхимика. За шарлатанство. В алхимию король верил. Но не было надёжных людей. А тут такой случай. И он призывает Бётгера ко двору.

   Король очень нуждался в деньгах. Парадокс в том, что, используя родственные связи в Голландии, он в огромных количествах скупал… восточный фарфор. И не только затем, чтобы угодить жене Софии-Шарлотте, которая уставила им целую комнату, а потом, за нехваткой места, стала вмуровывать его в стены – получился потрясающий фарфоровый кабинет во дворце Schlo Charlottenburg (его можно увидеть и сегодня). Важно и другое: Фридрих только недавно стал королём в Пруссии, и ему не терпелось вставить шпильку соседу – саксонскому курфюрсту Фридриху Августу I, который одновременно был и королём Польши Августом II, по прозвищу Сильный.

   Саксония считалась одной из самых богатых стран Европы, добывала серебро, медь, олово. Чеканила монету. В 1697 году курфюрст Саксонский, по сути, купил у магнатов и шляхты корону польского короля за 200 тысяч талеров, что по нынешнему курсу равно примерно 250 миллионам евро. Он, как сказали бы сегодня, проплатил выборы.

   Август Сильный был жизнелюб. По легенде, после его смерти в 1733 году остались 252 незаконнорождённых ребёнка – 100 мальчиков и 152 девочки. Семерых он признал. Среди них – будущий граф Мориц Саксонский, маршал Франции.

   Страстный коллекционер, Август Сильный скупал образцы редких минералов, скульптуры, старинное оружие, чучела тропических птиц, часы, измерительные инструменты, картины итальянских, фламандских и нидерландских мастеров. (Именно Август II основал знаменитую Дрезденскую картинную галерею.) Коллекция ювелирных изделий, собранная в «Зелёных сводах» (сокровищнице), – воистину шедевры. Скупал и фарфор. И даже переоборудовал для своей коллекции целый дворец.

   Не пройдёт и двух десятков лет, как часть богатейшей прусской фарфоровой коллекции наследник Фридриха I сменяет на полк драгун Августа Сильного.

   А Фридрих Бётгер, будучи разумным юношей, не стал дожидаться высокого назначения на должность придворного алхимика и просто сбежал из Берлина. Король в Пруссии назначил за поимку беглеца награду в 1000 талеров (огромные деньги – а вдруг и впрямь добудет золото!). Но… безуспешно.

   Бётгер сбежал в саксонский город Виттенберг. Где его в конце концов и нашёл Август. И естественно, тут же заключил в тюрьму. Золото было нужно ему самому. Содержать Польшу и устраивать вечный праздник жизни – никаких рудников не хватит.

   

«Шарашка»

   Первая в мире «шарашка», то есть научное учреждение тюремного типа, была изобретена вовсе не при Сталине, а при любвеобильном Августе Сильном. Невынесенный приговор берлинскому беглецу Бётгеру звучал однозначно: золото или что-то равноценное. Его переводили из крепости в крепость, иногда смягчая режим заключения, иногда даже выпуская к людям, иногда даже принимая при дворе под вымышленным именем. Ну чем не секретный академик… Повод для усиления режима всегда был один: попытка сбежать в Берлин. Одному Богу только известно, зачем Бётгер говорил, что хочет в Пруссию. Что ему там было делать? Всё доносили Августу…

   В 1706 году, когда Карл ХII подошёл к Дрездену (до этого заменив на польском престоле Августа Сильного на Станислава Лещинского), Бётгера как национальное достояние вывезли в неприступную крепость Knigstein.

   На картине можно увидеть расслабленного человека в кресле. Вокруг – столы с химическими приборами. У человека в руках высокий бокал с золотистой жидкостью. Нет, господа, это не тинктура, как думали доброхоты, это – вино. Прекрасное саксонское вино. А куда деться из подвала? Надо работать. И дышать миазмами…

   Наблюдать за работой Бётгера, среди прочих, был поставлен аристократ-учёный – граф Эренфрид Вальтер фон Чирнхаус, математик, минеролог, владелец стекольного завода. Они подружились – мальчишка-ремесленник и аристократ.

   Между тем, Бётгер упорно продолжает опыты по добыче золота. Он считает, что на конечной стадии создания философского камня температура внутри тигля должна быть выше, чем та, которую в состоянии выдержать обычный глиняный сосуд. Начинаются опыты по созданию керамики, способной выдерживать высокие температуры. В 1705 году сосуд, изготовленный Бётгером, увидел фон Чирнхауз. Постучал по нему и обомлел. Его давно интересовал фарфор, а керамика Бётгера по своим свойствам фарфор очень напоминала. Созданный материал впоследствии назвали красным (бётгеровским) фарфором. Цвет запёкшейся крови. Ещё одно его название – яшмовый. Он был твёрд, поддавался шлифовке и гранению.

   Отныне все силы были брошены на фарфор. Август Сильный увеличил финансирование. Ему не надо было объяснять ценность фарфора: на вес золота. Он вспоминал об этом каждый раз, покупая очередную китайскую вазу.

   Однажды в парикмахерской парик Бётгера посыпали пудрой, которая пошла комками. Каналья-цирюльник вместо дорогой французской пудры использовал белый порошок из глины, когда-то обнаруженной купцом Шнорром недалеко от Дрездена. «Шнорровская земля» по своим характеристикам оказалась не хуже китайского каолина. Добавляя кварц, алебастр, полевой шпат, Бётгер и фон Чирнхауз в Девичьей башне Дрездена создали белую фарфоровую массу. В 1708 году Чирнхауз умер от дизентерии, о победе же в 1709 году Августу Сильному доложил Бётгер. Все лавры достались ему. Так часто бывает в жизни: кто выжил,  тот и прав.

   В начале следующего года Август издал указ о создании мануфактуры.

   

Альбрехтсбург

   Замок в Майсене, расположенный на высоком берегу Эльбы, стал идеальным местом для секретного производства. Все подвалы и этажи были отданы под фарфор. Администратором был назначен Бётгер. Август положил ему огромное жалованье. Но свободы он не получил.

   Производство было объявлено строжайшей тайной. Все поступающие на фарфоровую мануфактуру давали клятву хранить её секреты. За разглашение полагалась смертная казнь. Те, кто готовил фарфоровую массу, не знали, как работают печи, те, кто занимался обжигом, не имели представления о сырье. Ну а три главных составляющих фарфоровой тайны (белая глина – каолин, добавки для плавкости и температура обжига) знали только три человека: сам Бётгер и два его заместителя.

   За Бётгером всегда наблюдали, а если он выезжал в Дрезден, слежка усиливалась. И только в 1714 году после того, как мануфактура заработала без перебоев и на рынки Европы стал поступать драгоценный майсенский фарфор, принося Августу Сильному огромные барыши, Бётгера освободили. Но не окончательно, а под подписку о невыезде и о неразглашении. Он умер 13 марта 1719 года 37 лет от роду от отравления тяжёлыми металлами. Ртуть – не шутка. Да и вино тоже.

   Два великих наследника Бётгера – скульптор-модельер (тот, кто создаёт формы будущего изделия) Иоганн Иоахим Кендлер и художник Иоганн Грегор Хёральд, перенявший руководство, создали реальную славу Майсену. Сервизы, фигуры, колокола, каминные плитки, даже надгробия – это всё придумали они. И краски. В Европе и России фарфор ценился очень высоко. Так, только в 1770 году в Россию было отправлено 40% всего экспорта. Немало фарфора попало и в Берлин: в результате военных действий (а Саксония неблагоразумно воевала на стороне Австрии во время Семилетней войны) в Пруссию Фридрих Великий вывез два обоза фарфоровых трофеев! Ну а самый большой одноразовый заказ последовал в XIX веке от баварского короля Людвига II: фарфоровые предметы для интерьера дворца Herrenchiemsee. Фантастическое зрелище!

   До середины XIX века производство оставалось в Альбрехтсбурге. Потом был выстроен отдельный комплекс, который к нашему времени значительно разросся.

   

Последний парад

   Я иду по фарфоровому конвейеру. Пальцы формовщика творят на вращающемся круге будущую цветочную вазу. Белая податливая масса напоминает тесто. Первый обжиг сырого фарфора совершается при температуре 900 градусов. Фарфор в глиняных огнеупорных футлярах, похожих на шляпные коробки, загружают в огромную печь. После обжига объём фигуры уменьшается на одну шестую. Потом следует глазировка – покрытие затвердевшего произведения жидким слоем глянца. Второй обжиг – при температуре 1450 градусов. Затем наносится декор и позолота – и опять обжиг. Самая сложная и трудоёмкая работа – роспись красками. Из 800 работников мануфактуры почти половина – художники. В руке художника – тонкая кисточка, под рукой – кожаная подушечка, давнишнее приспособление: чтобы не дрожала и не уставала рука. Второе приспособление – маленький деревянный кружочек на шпеньке: вместе с кружочком удобней поворачивать чашку и расписывать её со всех сторон. Краски для росписи фарфора смешивают вручную в соответствии с рецептом, которому чуть меньше 300 лет. При росписи используются около 10 тысяч оттенков красок. Рецепты хранятся в строжайшей тайне. Всё – вручную, потому и изделия уникальны, стоят очень дорого.

   Самая простая чашечка – 50 евро. Большая многофигурная композиция – 40 тысяч, а то и больше. На роспись одной вазы у мастера уходит до 120 часов. Есть на мануфактуре мастера-художники и формовщики, которые могут повторить любой из самых прославленных образцов прошлого, например «Лебединый сервиз» Кендлера (а в нём больше двух тысяч предметов!). Во времена ГДР в кабинете директора висела фарфоровая «Сикстинская мадонна». Краски Рафаэля мастера точно перенесли с полотна на фарфор; после обжига копия по цветовой гамме оказалась почти неотличима от оригинала.


Алик Зутлер

№ 26, 2011. Дата публикации: 05.07.2011
 
 
бётгера фарфора король саксонский обжига вино сильный уходит фарфор берлин август пруссии августу иоганн бётгер чирнхауз мастера фридрих алхимика золото
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение