наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Связь времён


Михаил Васильевич Ломоносов и немцы

К 300-летию со дня рождения великого русского учёного-энциклопедиста, первого русского естествоиспытателя с мировым именем
 


«Архангельский наш Леонардо, сгущённый в гения народ»

Михаил Васильевич Ломоносов родился 8 (по новому стилю 19) ноября 1711 года в деревне Мишанинская, расположенной на небольшом острове в низовьях Северной Двины, в 73 километрах от Архангельска, в семье зажиточного помора.

Рано пристрастившись к чтению, стремясь получить хорошее образование, в декабре 1730 года Михайло Ломоносов с попутным рыбным обозом отправился в Москву.

Преодолев большей частью пешком за три недели 1100 километров, он поступил в Славяно-греко-латинскую академию при Заиконоспасском монастыре, единственное тогда в России высшее учебное заведение.

Так началась, если говорить современным языком, его блестящая, имеющая мало аналогов в мировой истории карьера. Благодаря своим исключительным способностям и упорству Ломоносов, «архангельский мужик», если вспомнить хрестоматийное стихотворение Н. А. Некрасова, «По своей и божьей воле/Стал разумен и велик». Ломоносов – учёный такого уровня, что выдерживает сравнение с титаном эпохи Возрождения – Леонардо да Винчи, это, без преувеличения, один самых выдающихся представителей русского народа за всё время его существования.

«Архангельский наш Леонар­до,/Сгущённный в гения народ./Его деяний колоннада/Надёжно держит небосвод» – скажешь ли лучше Евгения Евтушенко о гении Ломоносове?

«Стихотворство – моя утеха, физика – мои упражнения»

Всякому, кто даже поверхностно, на уровне историка-любителя, знаком с биографией Ломоносова, не может не броситься в глаза удивительная и, вероятно, главная её особенность – исключительно широкий диапазон творческих устремлений Ломоносова. Не было современных Ломоносову отраслей научного знания, развитию которых он бы не поспособствовал, а во многих из них его научные идеи опередили своё время – порой надолго.

Ломоносов стоял у истоков российской академической науки, современный русский литературный язык, грамматика, русская поэзия выросли из творчества М. В. Ломоносова. Он и сам был выдающимся поэтом. «Стихотворство – моя утеха; физика – мои упражнения» – писал он.

Отмечая, что Ломоносов был основателем в 1755 году первого русского университета (который ныне носит его имя), А. С. Пушкин очень точно заметил, что первым российским университетом был, по сути дела, сам Ломоносов.

Но Ломоносов – это не только гениальный учёный. Это ещё и выдающийся общественный деятель, живо откликавшийся на злободневные проблемы тогдашней российской жизни, стойкий борец за приобщение «простого народа» к образованию, за создание для него лучших условий жизни, неустанно убеждавший сановников своего времени в том, «Что может собственных Платонов/И быстрых разумом Невтонов/Российская земля рождать».

Ломоносов в Германии

В ряде биографий Ломо­носова, написанных русскими авторами ещё до революции, как правило, стало общим местом утверждение, что Ломоносов к иностранцам, в особенности к немцам, относился крайне недоброжелательно. Эта легенда была перенята советской историографией и пропагандой и муссируется до сих пор «национально ориентированными» российскими авторами.

Опровергая миф о Ломо­носове-германофобе, борце за «чисто российскую науку», нужно начать вот с чего. В 1736 году Ломоносов, в ту пору студент учебного заведения при Российской академии наук, вместе с ещё двумя студентами был направлен на учёбу в Германию.

В Германии Ломоносов пробыл четыре с половиной года: три года (1736–1739) в уже в ту пору широко известном университете в городе Марбург (ныне земля Гессен), под руководством известного всей просвещённой Европе философа, физика и математика Христиана фон Вольфа (Christian von Wolff), более года (1739–1741) он проходил подготовку по горному делу и металлургии в Горной академии города Фрайбурга (земля Саксония) у известного металлурга Иоганна Генкеля (Johann Friedrich Henckel).

Марбургский университет Ломоносов закончил блестяще, Вольф дал ему великолепную характеристику.

Из Германии Ломоносов вынес не только обширные познания в области математики, физики, химии, горного дела, естественной истории и ряда других наук, здесь он овладел немецким, английским, французским и итальянским языками (вдобавок к латыни и древнегреческому, изученными в России).

Но главное, пожалуй, вот в чём – как подчёркивает немецкий историк Петер Хоффман (Peter Hoffmann) в изданной в этом году во Франкфурте-на-Майне монографии «Михаил Васильевич Ломоносов. Энциклопедист эпохи Просвещения» («Michail Vasil’evič Lomonosov (1711–1765). Ein Enzyklopädist im Zeitalter der Aufklärung», 2011, Verlag Lang, Peter; Frankfurt), немецкие годы жизни сделали из Ломоносова учёного и мыслителя подлинно европейского масштаба. Его мировоззрение сформировалось под влиянием выдающихся немецких философов, и прежде всего его учителя в Марбурге Христиана фон Вольфа.

Ломоносов всю жизнь чтил память своего наставника и был первым переводчиком его работ в России.

В Марбурге хранят до сих пор память о великом русском учёном – здесь на старом здании университета и на доме, где жил Ломоносов в студенческие годы, установлены мемориальные доски, его имя носит студенческое общежитие.

Во Фрайбурге стараниями читателя нашей газеты Евгения Кащенко, много лет посвятившего исследованию жизни и творчества Ломоносова, прежде безымянная городская площадь названа его именем, здесь же установлен бюст Ломоносова.

Можно ли всерьёз говорить о Ломоносове-германофобе, если знать, что его жена – немка Элизабет Христина Цильх (Elisabeth Christina Zilch), c которой он обвенчался в Марбурге в 1740 году (она была дочерью хозяйки дома, квартиру в котором снимал Ломоносов). Не было человека, который был бы ближе Ломоносову, чем она. Прожили супруги, несмотря на отнюдь не простой характер и тяжёлый нрав Ломоносова, в добром согласии более двадцати лет, до самой кончины учёного.

Кто избрал Ломоносова в профессора химии?

В послепетровское время, как и при Петре I, роль выходцев из Германии в российской экономике, науке и культуре была чрезвычайно важной. В 1725 – 1799 годах из 111 академиков Российской академии наук (она тогда именовалась Академией наук и художеств) немецкий язык был родным для 71. Четверо первых президентов Академии были немцами.

Такое положение дел диктовалось не чьим-то злым умыслом, а объективно сложившейся ситуацией – отсутствием отечественных научных кадров, которые по образованию и уровню знаний могли бы составить конкуренцию зарубежным учёным.

К возвращению Ломоносова из Германии в 1741 году ситуация эта стала меняться, петровские реформы давали о себе знать. Появилась возможность решительнее выдвигать на передовые позиции в Академии наук молодых российских учёных, получивших хорошее образование за рубежом.

Но главенствующее положение в Российской академии наук в годы активной творческой деятельности Ломоносова занимал некто Шумахер (Johann Daniel Schumacher), человек, по отзывам современников, необычайной хитрости и изворотливости, в высшей степени своекорыстный. Он приехал в Россию из Германии ещё при Петре I, вошёл в доверие к нему, после его смерти прибрал к рукам фактическое руководство академией. При этом огромная часть денег, которая расходовалась государственной казной на содержание академии, Шумахером и группой пригретых им иностранцев присваивалась. В центре внимания Шумахера оказывались не интересы российской науки, а стремление выдвинуть на высокие посты «своих», тех, кто помогал ему бесконтрольно хозяйничать в академии.

Вот против такого состояния дел в академии и выступил Ломоносов, вернувшись из Германии.

Конфликт Ломоносова с Шумахером длился двадцать лет (до смерти Шумахера в 1761 году) и принимал порой чрезвычайно острые формы. Ломоносов выступал за то, чтобы решительнее выдвигать на передовые позиции в российской науке отечественных учёных, за то, чтобы научные усилия Российской академии наук были сосредоточены прежде всего на удовлетворении нужд и потребностей России.

Нелишне при этом заметить, что в 1742 году Ломоносова избрали в профессора химии (что тогда соответствовало званию академика) именно академики-немцы, тем самым введя его в свой круг.

С кем на самом деле «воевал» Ломоносов

Известно, что Ломоносов поддерживал добрые отношения с целым рядом работавших в России немцев-учёных. Когда при проведении опытов с атмосферным электричеством 6 августа 1753 года в Петербурге погиб учёный-физик Георг Вильгельм Рихман (Georg Wilhelm Richmann), с которым, по признанию Ломоносова, его связывали «согласие и дружба», он принимал живейшее участие в судьбе его семьи, оставшейся без средств существования.

Ломоносов рекомендовал для работы в академии профессора Марбургского университета математика и философа Иоганна Конрада Шпангенберга (Johann Konrad Spangenberg) и немецкого химика Конрада Дахрица (Konrad Dachritz)

Ломоносов называл своим другом историка русского искусства и художника, члена Академии наук немца Якова Штелина (Jacob von Staehlin-Storcksburg), который, кстати, провёл с умирающим Ломоносовым его последние дни. Яков Штелин выполнил эскиз надгробия Ломоносова.

Таким образом, очевидно, что Ломоносов «воевал» не с немцами вообще, как это нередко утверждается, но конкрентно с теми, в ком он видел препятствия к распространению просвещения в России, с теми, кто не работал на пользу России.

Кстати сказать, острые пререкания возникали у Ломо­носова отнюдь не только с академиками-немцами, но и с русскими, примеров тому его непредвзятые биографы приводят предостаточно. Научные споры Ломоносова, отличавшегося вспыльчивостью и необузданностью, с оппонентами, порой кончались тем, что он не гнушался применять свою недюжинную физическую силу, особенно если он находился под влиянием винных паров (а случалось это, мягко говоря, нередко).

Дело однажды дошло до того, что после одного из своих «художеств» Ломоносов был вынужден просить прощения у присутствующих на общем собрании членов академии на латыни.

Ну что ж, по одной из версий, объясняющих происхождение фамилии Ломоносов, основатель рода был забиякой, ломающим в драке своим противникам носы. В юности Михайло Ломоносов, не по годам рослый и крепкий, в кулачных боях один выходил против целой толпы одногодков.

Ещё при жизни Ломоносов получил европейское признание: первым из русских учёных его избирают почётным членом иностранных академий наук – в 1760 году Шведской академии наук, в 1764 году – Болонской академии наук.

Умер Михаил Васильевич Ломоносов 4 (15) апреля 1765 года в Санкт-Петербурге и похоронен в Александро-Невской лавре.






Яков Черкасский

№ 45, 2011. Дата публикации: 11.11.2011
 
 
академии русского физика университета россии российской земля johann германии ломоносова учёных немцами ломоносов химии ломо научные учёного наук жизни марбурге
 
 

М. В. Ломоносов. Портрет неизвестного художника с гравюры XVIII в.
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение