наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Израиль
Юбилей


Уйти, чтобы остаться

В Израиле очень мало политиков, о которых говорят или хорошо, или ничего. Натан (Анатолий) Щаранский (Natan Sharansky) – один из немногих, кто редко попадал в жернова критики и кого не успела поглотить бюрократическая машина. Он громко ворвался в политическую жизнь страны и громко из нее ушел. Но сделал это красиво, не изменив самому себе и своему народу.
 


20 января Натану Щаранскому исполнилось 60 лет. Большую часть своей жизни он посвятил правозащитной деятельности и идеям сионизма. То, что выпало на долю этого мужественного человека, невозможно уместить в газетных строках. Нет во внешнем облике Щаранского привычных черт героя: могучей фактуры с крутой саженью в плечах, нет даже намека на суровость, приобретенную за годы испытаний. Такой с виду добряк с ироничным, почти ленинским прищуром глаз. Только время чуть посеребрило виски и остудило пыл закаленного бойца.



   Есть в Натане Щаранском какая-то загадка, что-то вроде магнетизма. Притягивает он людей, а самое главное – ему верят. Поверили ему и в приемной комиссии Московского физтеха, когда еврейский мальчик Толя из шахтерского Донецка приехал в столицу покорять вершины науки. Он благополучно сдал вступительные экзамены, учился прилежно и в 1972 году защитил диплом по теории шахматной игры. Кстати, шахматы сыграли в его жизни не последнюю роль. (Возможно, благодаря умению прогнозировать шахматные комбинации он остался жив в тюремных застенках.) К тем же годам приписывают Щаранскому его первую любовь – по имени Любовь. Между тем, продолжению их романтических отношений не суждено было иметь место. С первой волной эмиграции Люба вместе с родителями переехала в Израиль, а бедного влюбленного записали в ряды отказников – ОВИР счел его еврейские корни недостаточными для выезда.



   Так или иначе, после первой неудавшейся попытки Толя Щаранский не сдался, а, наоборот, с головой окунулся в диссидентскую жизнь. Он стал одним из активистов движения советских евреев-отказников. Вместе с товарищами по несчастью Щаранский выходил с плакатами на улицы Москвы в надежде быть замеченным. Но история повторялась: друзьям разрешали эмигрировать, а ему – нет. К слову, со своей будущей женой Натальей Штиглиц он познакомился в 1973 году на демонстрации в поддержку Израиля во время Войны Судного дня. «Не волнуйтесь, наши скоро одержат победу!» – обратилась к нему незнакомка. Спустя некоторое время новой избраннице Щаранского неожиданно выдали визу, и дабы не упускать своего шанса, они спешно сочетались религиозным браком. Анатолий стал Натаном, а Наталья – Авиталью. Авиталь уехала, а Натан остался...



   У Натана Щаранского появился стимул ужесточить борьбу. Помимо отказников, он также занимался проблемами немцев, желающих выехать в ФРГ, конспектировал пресс-конференции академика Сахарова для англоязычных журналистов. Свободно владея украинским языком, переводил воззвания украинских диссидентов, помогал христианам-пятидесятникам, обрабатывал информацию и передавал ее корреспондентам иностранных изданий. Позднее Щаранский написал: «Выражение солидарности с теми, кто страдает рядом и вместе с тобой, было для меня продолжением той естественной внутренней свободы, которую я ощутил, став сионистом». В 1976 году вместе с профессором Юрием Орловым он принял участие в создании Хельсинской группы (наблюдавшей за соблюдением прав человека в СССР).



   Логическим завершением правозащитной деятельности Щаранского стал его арест 15 марта 1977 года. Ему инкриминировались «шпионаж, передача военных или государственных секретов иностранному государству», иными словами – измена родине. Эта статья грозила Щаранскому расстрелом, однако он был приговорен к 13 годам лишения свободы. Свой срок «шпион» отбывал в лагерях усиленного режима, поэтому несложно себе представить, каким тяжелым испытаниям он там подвергался. Как он сам рассказывал, «не раз попадал в карцер за протесты против незаконных действий тюремного начальства, неоднократно объявлял голодовки...» И все-таки Щаранский выстоял. Говорят, в камере он тренировался играть в шахматы вслепую и к моменту выхода на свободу мог спокойно сразиться с гроссмейстером.



   Ветры перемен долетели до СССР лишь в феврале 1986 года. После многочисленных демонстраций по всему миру и ходатайств крупнейших политиков Европы и США, и во многом благодаря бурной кампании, которую все эти годы вела его жена Авиталь, Щаранский был досрочно освобожден. Мог ли знать заключенный Щаранский, что через девять долгих лет, проведенных в местах не столь отдаленных, он станет непосредственным участником события, которое с замиранием сердца любил смотреть мальчишкой в кинофильме «Мертвый сезон». По соглашению между СССР и США на мосту Глинике, на границе Западного и Восточного Берлина, Щаранского обменяли на одного из советских разведчиков (в 1962 году на этом же мосту состоялся обмен американского летчика Пауэрса на русского разведчика Абеля). В сопровождении четырех офицеров КГБ его вывезли в аэропорт и на прощание вручили документ о лишении советского гражданства.



   Когда Щаранский наконец-то добрался до Земли обетованной, он был самым знаменитым узником Сиона, о чем свидетельствовала медаль Свободы, врученная ему лично президентом США Рейганом (Rеagan). Его встречали цветами и овациями высшие чины еврейского государства. Тем не менее израильский период жизни бывшего диссидента не был сплошь усыпан розами. Засучив рукава Щаранский с энтузиазмом взялся осваивать политическую игру. Под его чутким руководством была создана первая в Израиле «русская» партия «Исраэль ба-Алия» (впоследствии объединившаяся с «Ликудом»). Как говорили соратники, «именно он сломал стеклянный потолок израильской политики». Потом Щаранский трижды становился министром, а с последнего поста – министра по делам Иерусалима – он ушел в 2006 году, громко хлопнув дверью, протестуя против шароновской программы «размежевания».



   С именем Щаранского связывают скандальное дело Леонида Невзлина. Известно, что именно он помог опальному олигарху в кратчайшие сроки получить израильское гражданство. Нельзя также не упомянуть о программе «Соотечественники» (статья «Колпак под колпаком», №50/2007 «РГ/РБ»), организованной и финансируемой российскими бизнесменами с целью дискредитировать израильских конкурентов и «русских» политиков. Первым «объектом» для атаки в свое время стал Натан Щаранский.



   Сегодня Щаранский отошел от политических дел, но это вовсе не означает, что он от них отмежевался. Он по-прежнему на гребне волны и с таким же азартом занимается научной деятельностью в Институте стратегических исследований, который сам и возглавляет. А еще он пишет книги, которые с интересом читают сильные мира сего, в их числе Джордж Буш (Georgе Bush). Никуда он не ушел, Щаранский остался, чтобы передать людям свой жизненный опыт...
Света Блаус, соб. корр. «РГ/РБ», Тель-Авив

№ 4, 2008. Дата публикации: 21.01.2008
 
 
анатолий натан щаранскому ушёл свободы жизнь щаранский остался израиле ссср щаранского попадал мосту политиков политическую жизни отказников любовь громко сша
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение