наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Связь времён


«Коричневая» тень Германской Демократической Республики

Одним из «безубойных» идеологических стереотипов, в унисон повторяемых пропагандистскими аппаратами СССР и ГДР, было утверждение, что денацификация, проводимая в послевоенное время в западных оккупационных зонах, а затем в ФРГ, оказалась формальной затеей и была практически полностью свёрнута. Реальная действительность подтверждала правоту этих обвинений – у всех на виду примеры, когда тысячи и тысячи бывших влиятельных нацистов уже через несколько лет после окончания войны обрели в Западной Германии прежние вес и значение. Многим из них «коричневое» прошлое не помешало сделать или продолжить успешную политическую или профессиональную карьеру.
 


Денацификация в ГДР: легенда и реальные события

Как утверждал коммунистический агитпроп, денацификация в советской зоне оккупации, а затем в ГДР, была проведена гораздо эффективнее и последовательнее, чем в ФРГ.

Германская Демократическая Республика постоянно позиционировала себя как антифашистское государство, в котором воплощены мечты борцов антигитлеровского Сопротивления. Официальная риторика тех дней: нацисты, они же реваншисты, вдохновляемые американскими империалистами, окопались на западе Германии (именно поэтому Берлинскую стену официально называли «антифашистским защитным валом»), а у нас, в ГДР, с нацистским прошлым покончено раз и навсегда, бывшие национал-социалисты устранены из политической и общественной жизни Восточной Германии полностью.

Удивительно, но эту точку зрения разделяли многие, даже противники «красной» диктатуры в ГДР.

Многие – но не все.

Одним из первых начал разрушать эту легенду немецкий историк и публицист Олаф Каппельт (Olaf Kappelt), который 1981 году опубликовал в Западном Берлине «Коричневую книгу ГДР» («Braunbuch DDR»). В ней Каппельт перечислил немногим менее девятисот фамилий политиков, учёных, врачей, деятелей искусства и спорта, писателей, других важных функционеров, которые сделали карьеру в немецком государстве рабочих и крестьян, имея за собой членство в НСДАП.

В 1980-е годы легендарный «охотник за нацистами № 1» Симон Визенталь (Simon Wiesenthal), живший в Австрии, составил и частично опубликовал около ста досье бывших гитлеровцев, нашедших убежище в ГДР.

Кому жилось вольготно в ГДР

Лишь после объединения Германии, когда для историков открылись восточногерманские архивы, выяснилось, что бывшие нацисты были представлены на всех руководящих уровнях в восточногерманском государстве: в правящей Социалистической единой партии Германии (СЕПГ), включая её Центральный Комитет и идеологические учреждения, в Народной палате (парламент ГДР), в Министерстве государственной безопасности (Штази), в армии, в полиции, в редакциях газет, ТВ, радио, в блоковых партиях. Оказалось, что СЕПГ была первой партией в Германии, которая без моральных сомнений и угрызений совести стала принимать в свои ряды бывших членов НСДАП, если их можно было использовать в деле строительства социализма.

В конце 1953 года в СЕПГ насчитывалось около ста тысяч бывших членов НСДАП (8,6 процента её тогдашней численности), в руководящем звене их процент достигал даже 14.

Вот как, уже после крушения ГДР, комментировал эту ситуацию Гюнтер Шабовски (Günter Schabowski), член Политбюро ЦК СЕПГ по 1989 год, последний глава парторганизации Восточного Берлина: «Нацист в ГДР, который мутировал к коммунизму, считался полностью и навсегда денацифицированным. Он был словно новорождённый. Но тот, кто подвергался воздействию западногерманской демократии, всё равно оставался нацистом на веки вечные».

Из огромного числа примеров таких нацистов – коммунистических мутантов я выбрал несколько, на мой взгляд, характерных, как принято говорить, кричащих: министр культуры ГДР с 1961-го по 1965 год Ганс Бентциен (Hans Bentzien) вступил в нацистскую партию в 1944 году, а в СЕПГ – в 1946 году. После смещения с должности (вовсе не потому, что был нацистом) занимал крупные государственные посты. Крах ГДР непотопляемый Бентциен встретил в качестве руководителя телевидения ГДР.

Фриц Мюллер (Fritz Müller), начальник Управления кадров ЦК СЕПГ с 1960-го по 1990 год, был членом НСДАП с 1 сентября 1939 года.

Курт Блеха (Kurt Blecha) – член НСДАП с 1 сентября 1941 года, руководитель пресс-службы при Совете министров ГДР. В его ведении находилось информационное агентство ГДР АДН (Allgemeiner Deutscher Nachrichtendienst, ADN), он отвечал за информационную политику правительства.

Первый генеральный прокурор ГДР (с декабря 1949 года до своей смерти в 1960 году) Эрнст Мельцхаймер (Ernst Melzheimer) членом НСДАП не был, но с 1936 года до конца войны он, член Союза нацистских юристов, работал юридическим советником в разного рода нацистских учреждениях.

Ханс Вальтер Ауст (Hans Walter Aust) – член НСДАП с 1 мая 1933 года, с февраля 1934 года негласный осведомитель гестапо, в том числе в Имперском союзе немецких писателей. Ауст с 1956-го по 1969 год возглавлял журнал «Дойче ауссенполитик» («Немецкая внешняя политика»), внешнеполитический орган правительства ГДР.

Хорст Дреслер-Андресс (Horst Dreßler-Andreß) вступил в НСДАП ещё 1 мая 1930 года, при Гитлере президент Имперской палаты радио, то есть руководитель общегерманского радиовещания, автор многочисленных публикаций в духе нацистской идеологии. В 1939 году – на партийной и пропагандистской работе в оккупированной Польше. После войны сделал себе имя в ГДР как театральный режиссёр и актёр, а также как автор статей в искусствоведческих изданиях ГДР.

Член НСДАП и обершарфюрер СС Герберт Крёгер (Herbert Kröger), дипломированный юрист, после возвращения из советского плена в 1948 году – декан юридического факультета и профессор Академии руководящих кадров ГДР, депутат Народной палаты с 1950-го по 1963 год, юридический советник ЦК СЕПГ. Многолетний ректор Академии государства и права ГДР.

«Бывшие» в Национальной народной армии и в Штази

Немногие знают, что у истоков Национальной народной армии (ННА) ГДР стояли два генерал-лейтенанта вермахта. Командир 24-й танковой дивизии Арно фон Ленски (Arno von Lenski), пленённый под Сталинградом в начале февраля 1943 года, стал командующим танковыми войсками ННА (со дня основания армии 1 марта 1956 года по 1958 год). Винценц Мюллер (Vincenz Müller), командующий 4-й армии, окружённой в начале июля 1944 года восточнее Минска, с 1 марта 1956 года по 1 марта 1958 года возглавлял Главный штаб Национальной народной армии, одновременно являясь заместителем министра национальной обороны ГДР. Оба оставили свои посты в связи с уходом на пенсию по возрасту.

Оба генерала собрали интересную коллекцию наград, состоящую из нацистских и гэдээровских. Например, Мюллер вдобавок к Рыцарскому кресту имел орден ГДР «За заслуги перед Отечеством» в золоте.

Мюллер и Ленски не были единичными случаями, многие офицеры вермахта, которые в своё время служили Гитлеру верой и правдой, участвовали в создании Казарменной народной полиции и затем ННА.

Немецкий историк Генри Ляйде (Henry Leide), основываясь на документах из секретных архивов Штази, в книге «Национал-социалисты – преступники и государственная безопасность ГДР», изданной в 2005 году, проследил судьбу 35 бывших нацистов из высшего и среднего эшелона НСДАП, гестапо, СС, сделавших карьеру в тайной полиции и внешней разведке ГДР. По мнению Ляйде, обе эти организации стали высокопрофессиональными спецслужбами потому, что подбирали (добавлю от себя – в прямом и переносном смысле этого слова) опытных сотрудников из «бывших», обещая им покровительство и защиту от преследований за прошлые преступления.

Вышеуказанный историк Олаф Каппельт продолжил свою «Коричневую книгу ГДР». Во втором её издании (2009 год) перечень фамилий бывших нацистов, нашедших в ГДР стол и дом, превысил тысячу.

Специальная партия для бывших нацистов

Примечательно, что в ГДР 25 мая 1948 года для бывших нацистов и офицеров вермахта была образована специальная Национал-демократическая партия Германии, НДПГ (National-Demokratische Partei Deutschlands, NDPD, не путать с современной Nationaldemokratische Partei Deutschlands – NPD). Причём по инициативе Сталина, который и придумал это название. Фактически это была партия, стопроцентно послушная и лояльная режиму, и просуществовала она до 1990 года.

В рядах НДПГ в 1953 году насчитывалось 233 тысячи членов, к концу 1980-х годов численность партии составляла 110 тысяч человек. Партия была представлена в Народной палате ГДР.

До нас дошёл неофициальный лозунг НДПГ тех времён: «Да здравствует СЕПГ – заботливая мать мелких нацистов!»

Надо сказать, что исследования того, каких масштабов достигало сотрудничество бывших нацистов с правящим режимом ГДР, в особенности на региональном и коммунальном (городском) уровне, находятся пока ещё лишь на начальном этапе, здесь многое надо ещё прояснить.

В этом плане показательны недавно опубликованные изыскания социологов из Университета имени Фридриха Шиллера в Йене, проведённые под руководством социолога Дитера Реми (Dieter Remy). В документе говорится, что из руководящих функционеров организаций СЕПГ, действовавших между 1946-м и 1989 годом на территории сегодняшней Тюрингии и родившихся до 1928 года (то есть тех, кто мог состоять в гитлеровской партии), насчитывалось 13,7 процента членов НСДАП. Это больше, чем в среднем среди населения этого региона.

Благоприятные обстоятельства

Почему некоторые бывшие нацисты «прижились» в ГДР? Этому можно найти как минимум три объяснения.

Во-первых, в советской зоне оккупации уже к лету 1946 года проявилась та же острая проблема, что и на западе Германии – квалифицированных кадров из-за массовых денацификационных увольнений катастрофически не хватало, сама жизнь заставляла восстанавливать в должностях бывших нацистов, гестаповцев, эсэсовцев, особенно в сфере управления, коммунального хозяйства, финансов и т. д., позднее – военного строительства, создания органов государственной безопасности и разведки.

Во-вторых, как утверждает историк Уте Хоффман (Ute Hoffmann), партийной и гэбистской верхушке ГДР было удобно использовать бывших нацистов – боясь разоблачения, они позволяли легко манипулировать собой.

И в-третьих, переход нацистов на коммунистические позиции (и наоборот!) – чрезвычайно интересный социальный феномен. Принято считать, что коммунизм и национал-социализм – смертельные враги. Но, как известно, крайности сходятся – оба режима, обе идеологии выступали против демократии, парламентаризма, капиталистической эксплуатации и буржуазии, выдвигали идеи социального равенства и социальной справедливости. Показательно, что молодой Йозеф Геббельс (Joseph Goebbels), прежде чем примкнуть к нацистам, колебался между ними и компартией, в 1925 году он написал статью под характерным названием «Беседа с другом-коммунистом».

После прихода нацистов к власти в Германии начался массовый переход членов запрещённой КПГ в ряды нацистов – отнюдь не только из-за репрессий. Гитлер говорил, что хороший национал-социалист может получиться из бывшего коммуниста, но никогда – из бывшего социал-демократа. В ГДР же доказали и обратное.






Яков Черкасский

№ 39, 2011. Дата публикации: 30.09.2011
 
 
мюллер бывших нсдап карьеру национальной германии вермахта бывшие денацификация армии гдр сепг народной нацистов партия войны членов член национал историк
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение