наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Связь времен


Русское возрождение немецкой культуры

Во второй половине 1940-х годов офицеры отделов культуры Советской военной администрации в Германии (СВАГ), прозванные позже «культурофицерами», самоотверженно работали, возрождая классическую немецкую культуру на земле, отравленной двенадцатилетней нацистской пропагандой.
 


Германия, развязавшая самую разрушительную в истории Вторую мировую войну и восстановившая против себя едва ли не все человечество, расплатилась за поражение в этой войне не только огромными человеческими, материальными и территориальными потерями, но и утратой государственной независимости. Страны-победительницы разделили территорию Германии на четыре оккупационные зоны, власть в которых осуществляли военные чиновники, назначенные этими державами. В зоне оккупации, отведенной СССР, такой орган управления носил название Советская военная администрация в Германии (СВАГ).



   Буквально с первых же часов деятельности советских управленцев в Германии на их головы свалились заботы и хлопоты неизмеримой тяжести. В немецких городах и весях, разрушенных боевыми действиями, надо было налаживать жизнь, причем немедленно – организовать снабжение населения продовольствием, водой, топливом, подать электроэнергию, восстановить транспорт, почтовую связь, медицинское обслуживание, дать отпор нарастающей преступности.



   В ряду этих поистине неотложных мер далеко не последнюю очередь занимала работа с «простыми» немцами, в подавляющем большинстве своем оболваненными двенадцатилетней нацистской пропагандой, поддержка антифашистски настроенных общественных, политических и культурных деятелей. С этой целью в составе СВАГ был организован отдел культуры, такие же отделы были учреждены во всех пяти провинциях, входивших в советскую оккупационную зону. В этих подразделениях, по понятным причинам, сосредотачивались сотрудники, владеющие немецким языком, знающие историю Германии, ее культуру, традиции, нравы и обычаи. Немцы таких офицеров называли Kulturoffiziere, это слово позже прижилось и в русском языке.



   Скажу сразу же – было бы неверно рисовать деятельность советских «культурофицеров» того времени одними лишь розовыми красками. Они были составной частью советской идеологической машины и в этом качестве, конечно же, внесли свой вклад в «советизацию» Восточной Германии, в пропаганду «единственно верного, самого передового в мире ленинско-сталинского учения».



   Вместе с тем восточные немцы, пережившие войну и тяжелые послевоенные годы, советских «культурофицеров» вспоминают, как правило, с глубокой признательностью. Ведь именно благодаря им на немецкой земле, с которой еще не выветрился дух разрушения и смерти, как грибы из-под земли вырастали театры, кинотеатры, дома культуры, разнообразные клубы, столь любимые немцами варьете и кабаре. Стали устраиваться концерты и выставки, издавались книги немецких и русских классиков, советских авторов. Заработало радиовещание, выпускались газеты, открывались школы и библиотеки.



   



Археология искусства

 
   Ключевой фигурой в решении задач, стоявших перед советскими «культурофицерами», был начальник отдела культуры СВАГ. С июня 1945-го по декабрь 1948 года эту должность занимал майор (позднее подполковник) Александр Львович Дымшиц (1910 – 1975), в будущем крупный советский литературовед и критик, доктор филологических наук.



   Дымшиц на свою должность был назначен, конечно же, неслучайно. Германист по образованию, с Германией он был связан, можно сказать, кровно: его дед, владелец крупных книгоиздательств в Берлине и Петербурге, жил в Германии; отец окончил Дрезденскую высшую техническую школу.



   Справедливости ради следует заметить, что, возвратившись в СССР, Дымшиц проявил себя как литературный критик далеко не лучшим образом. Он воспевал литераторов, творивших в идеологически выверенном ключе, громил тех, кто был, по мнению партийного начальства, нелоялен к режиму, и стал фигурой весьма и весьма одиозной, вызывавшей явное неприятие со стороны либеральной интеллигенции. Но это было уже много позже, в брежневскую эпоху, когда он стал, по крылатому слову одного из тогдашних диссидентов, «нерукоподаваемым».



   Чем только не приходилось Дымшицу заниматься в Германии! Он встречал возвращающихся из эмиграции и из концлагерей деятелей культуры, помогал им определиться с работой и жильем, устроить быт, пройти курс лечения, пробивал им пайки и дрова.



   Дымшиц открывал в Берлине легендарную Komische Oper под руководством режиссера Вальтера Фельзенштайна (Walter Felsenstein), киностудию ДЕФА (Потсдам-Бабельсберг), берлинский Deutsches Theater, театр Бертольта Брехта Berliner Ensemble, почти ежедневно писал для издаваемой Советской военной администрацией Tgliche Rundschau. На страницах этой газеты, как вспоминали современники, благодаря Дымшицу печатались статьи и организовывались дискуссии, которые в СССР в тот момент были бы немыслимы.



   Много позже Александр Дымшиц, подводя итог своей работы, писал: «Хотя нацизм и злоупотребил немецким искусством, он не мог его убить. Именно потому, что мы знали, что немецкое искусство еще дышало в Германии, мы не дали ввести себя в заблуждение развалинам, а начали, подобно археологам, раскапывать это искусство».



   



Парламентер в Шпандау

 
   Интересную оценку усилиям советских «культурофицеров» дал английский публицист и журналист Исаак Дойчер (Isaak Deutscher): «Культурная жизнь в Берлине и в провинции возобновлена прежде всего благодаря русской поддержке. Что до сих пор обращало на себя внимание в деятельности русской военной администрации, так это, вероятно, не степень пересадки русских тоталитарных методов в Германию, а степень, в которой она от этого воздерживалась».



   Эта динамика «русской поддержки» культурной жизни приходящей в себя Германии хорошо прослеживается в воспоминаниях одного из советских «культурофицеров» того времени Владимира Самойловича Галла.



   С января 1943 года Галл на фронте, всю войну прошел вместе с ним томик стихов любимого им Генриха Гейне. Галл служил военным переводчиком, составлял листовки, с переднего края напрямую обращался через громкоговоритель к немецким солдатам, допрашивал пленных. Но его звездный час – это, конечно же, 1 мая 1945 года, когда он и его непосредственный начальник майор Василий Гришин идут парламентерами в окруженную крепость Шпандау, в которой заперлись несколько тысяч немецких вояк, включая эсэсовских офицеров, и множество женщин и детей. В итоге напряженных переговоров Шпандау сдается без единого выстрела. Это рискованное парламентерство Галла спасло тысячи немецких жизней.



   Части Красной армии вошли в Галле, столицу провинции Саксония-Анхальт (сменив американцев), первого июля 1945 года. А уже 4 июля в городе по инициативе отдела культуры Советской военной администрации в провинции (этим отделом как раз и руководил Галл) открылись кинотеатры, в городском саду на главной площади начал несколько раз в неделю играть оркестр.



   Что называется, с ходу заработал городской театр, оперный театр. Удалось даже собрать симфонический оркестр, которым руководил известный в то время дирижер Вальтер Шартнер (Walter Schartner).



   Как свидетельствует Галл, несмотря на всеобщую неустроенность и колоссальные разрушения в городе, концертные залы были переполнены.



   



«Инвалид по пятому пункту»

 
   Примечательна дальнейшая судьба советских «культурофицеров». В начале – середине 1949 года, перед образованием ГДР, их всех в срочном порядке (некоторым на сборы давали не более 48 часов) отозвали на родину. Въезд в ГДР им не разрешался (запрет был снят только в начале 1960-х годов). Разумного объяснения причуде властей предержащих до сих пор найдено не было.



   Владимиру Галлу, не раз рисковавшему жизнью во время войны, не разрешали поездки в Западную Германию (и соответственно в Западный Берлин, где находится Шпандау), по той простой причине, что, как с горькой усмешкой вспоминает сам Галл, он был «инвалидом по пятому пункту». Шпандау, крепость, с которой связано так много воспоминаний, он смог посетить впервые только с началом «перестройки», в начале мая 1985 года. Именно к этому времени относится первая публикация в советской прессе (в журнале «Юность»), посвященная подвигу советских парламентеров в крепости Шпандау.



   В последние годы Владимир Самойлович Галл, почетный гражданин берлинского района Шпандау, несмотря на достаточно «продвинутый» возраст (в январе ему исполнилось 89 лет), часто приезжает в Германию. Здесь он окружен вниманием и почетом.



   Немецкие историки Илько-Саша Ковальчук (Ilko-Sascha Kowalczuk) и Штефан Волле (Stefan Wolle) в книге «Roter Stern ber Deutschland» («Красная звезда над Германией», Links Verlag, 2001), рассказывая о советских «культурофицерах», утверждают, что они, в подавляющем своем большинстве, оставили у восточных немцев «глубокую благодарную память».



   Тут ни убавить, ни прибавить...
Яков Черкасский

№ 10, 2008. Дата публикации: 10.03.2008
 
 
русской культуры шпандау дымшиц культуру галл ссср культурофицеров земле сваг годов немецких времени военной немецким советской советских германии двенадцатилетней администрации
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение