наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Связь времён


«Утомлённое солнце» и «Синий платочек» Ежи Петерсбурского

Песни часто становятся символами определённых этапов истории. В палитру советской музыкальной культуры в число таких народных шлягеров входят до сих пор хорошо известные танго «Утомлённое солнце» и вальс «Синий платочек». Они и сегодня на слуху и многими воспринимаются как красивые песни советских композиторов. На самом деле автор музыки обоих произведений иностранец, который оказался в СССР в начале Второй мировой войны.
 


В октябре 1939 года после разгрома Польши среди тысяч беженцев, перебравшихся, спасаясь от гитлеровских войск, на новые территории СССР были и польские музыканты. В том числе и два эстрадно-джазовых коллектива, входивших в число лучших в Европе – оркестры Эдди Рознера (Eddie Rosner) и Генрика Голда (Henryk Gold). В их составы входили в основном евреи, и оставаться в Польше им было нельзя.

Об уроженце Берлина Эдди Рознере мы рассказывали в «РГ/РБ» №31/2021, а сейчас обратим внимание на участника оркестра Голда – пианиста с очень русской фамилией – Ежи Петерсбурского (Jerzy Petersburski).

Он родился 20 апреля 1895 г. в музыкальной еврейской семье. Когда Петерсбурски оказался в СССР, он уже был одним из самых известных польских эстрадных композиторов. Советские музыканты знали его как автора очень популярного танго, известного в СССР под названием «Утомлённое солнце».

«Утомлённое солнце»

Впервые танго прозвучало в Польше в 1936 году, оно называлась «Последнее воскресенье» (Ta ostatnia niedziela) и было очень популярно. Уже на следующий год джаз-оркестр Александра Цфасмана записал танго в СССР на новый текст – его написал Иосиф Альвек. По первым строкам текста за песней быстро закрепилось яркое название «Утомлённое солнце». Для Альвека этот текст стал лучшим его жизни: «Утомлённое солнце // Нежно с морем прощалось. // В этот час ты призналась, // Что нет любви…»

В Польше песня рассказывала о трагическом расставании двух влюблённых. В СССР она превратилась в элегию о минувшем курортном романе. Были ещё две версии текста песни: также курортно-романтическая «Песня о юге» в исполнении Клавдии Шульженко (слова Асты Галлы – псевдоним Анны Ермолаевой) и созерцательная осенняя зарисовка «Листья падают с клёна» джаз-квартета Александра Рязанова (слова Андрея Волкова).

Но эти версии в итоге проиграли «Утомлённому солнцу» в популярности и проникновенности. Образные, наполненные чувственностью слова поднимали танго в исполнении оркестра Цфасмана на недосягаемую для «конкурентов» высоту. Строки с первого раза оставались в памяти, рождали народную любовь и всесоюзное признание. Блестяще сыграл свою роль и Александр Цфасман. Он немного изменил музыку, добавил своих красок в её аранжировку, сделав более танцевальной и чувственной.

«Утомлённое солнце» стало символом тех тревожных предвоенных лет, когда на фоне подвигов и преступлений звучала музыка, наполненная ощущениями тревоги и неги. Прошли годы, но это танго остаётся – оно стало классикой жанра, прекрасно передавая настроения и колорит того времени. Многие режиссёры не раз включали его в фильмы о тех годах. Танго польского композитора звучало в фильмах «А зори здесь тихие», «Вызываем огонь на себя», «Завтра была война», «Список Шиндлера» и многих других. «Утомлённое солнце» дало название кинокартине Никиты Михалкова, хотя события в ней происходили за год до того, как песня была написана.

«Синий платочек»

В СССР Ежи Петерсбурский попал в качестве военнослужащего польской армии, которой тогда уже не существовало. На советской территории автора встретили хорошо. Он быстро получил советское гражданство и, став Юрием Яковлевичем Петерсбурским, уже в конце 1939 году возглавил Государственный джаз-оркестр Белорусской ССР, в состав которого входили в основном польские беженцы. Этим он был обязан большому ценителю джаза, первому секретарю ЦК Компартии Белоруссии Пантелеймону Пономаренко. Правда, вскоре статус государственного получил оркестр Эдди Рознера – всё-таки его считали «лучшей трубой Европы».

А оркестр Петерсбурского стал называться «Голубой джаз». Весной 1940 года он исполнил в московском саду «Эрмитаж» новый вальс, написанный Петерсбурским. Красивую, задушевную мелодию услышал на концерте поэт Яков Галицкий и сразу же набросал для неё текст. Потом поэт и композитор доработали его, и на следующем концерте уже прозвучала песня «Синий платочек».

Её очень тепло приняла публика. Осенью того же года песню записали на пластинку в Москве и Ленинграде. Она была одним из самых популярных шлягеров предвоенного года и по-настоящему ушла в народ. Ещё до войны её текст переделывали разные авторы. Буквально в первые дни войны появился ещё один популярный в народе вариант. Здесь точно в цель били слова первого куплета: «Двадцать второго июня // Ровно в четыре часа // Киев бомбили, нам объявили // Что началась война…»

Эти слова поэта Бориса Ковынева навсегда остались в народной памяти. В изначальную версию, где описывалось первые дни войны, по мере изменения линии фронта добавлялись новые куплеты, и в трёх последних уже описывался разгром фашистских войск под Москвой. За годы войны появилось несколько десятков текстовых вариантов «Платочка». Песню исполняли многие советские певцы, армейцы и труженики тыла. «Двадцать второго июня» многие считали народной песней. Рассказывали, что молодые офицеры поднимали солдат в атаку с возгласом «За синий платочек!», солдаты накручивали на штыки куски синей материи, пулемётчики украшали ей пулемёты.

Лучшей официальной версией стал «Синий платочек» в исполнении той же Клавдии Шульженко. Этот вариант появился в первой половине 1942 года. Во время выступлений в частях Волховского фронта под Ленинградом певица познакомилась с сотрудником газеты «В решающий бой» («За Родину!»), поэтом лейтенантом Михаилом Максимовым. Узнав, что он пишет стихи, Клавдия Васильевна предложила молодому офицеру написать новый текст, созвучный военному времени. Но текст был уже готов, и скоро Клавдия Васильевна исполнила песню с обновлёнными словами.

Если «Утомлённое солнце» сразу же запоминалось по первым строфам, то в военном варианте «Платочка» Максимова ключевыми стали последние строки: «За них, родных // Желанных, любимых таких // Строчит пулемётчик за синий платочек // Что был на плечах дорогих».

Это была ясная поэтическая формула военного лихолетья, в которой не было политики, но где простыми, словами выражалась лирическая правда битвы за Родину. «Через неделю, – писал Вячеслав Хотулев в книге „Клавдия Шульженко: жизнь, любовь, песня“, – о песне знал весь Волховский фронт. Через два месяца – вся передовая и весь тыл».

«Синий платочек» прошёл всю войну, став её лирическим, эпическим символом вместе с «Катюшей», «Землянкой» и «Тёмной ночью». Её любили и на фронте, и в тылу. Все послевоенные годы песня оставалась в репертуаре Шульженко, а синий платок стал её сценическим аксессуаром. Песня звучит и в наши дни – в исполнении современных популярных певиц и групп.

Ежи Петерсбурский после нападения Германии на СССР вступил в польский корпус генерала Андерса, формирование которого началось ещё осенью 1940 года в Киргизской ССР. Вместе с ним два года спустя он покинул Советский Союз. Корпус был включён в состав британской армии, а Ежи стал работать в Каире на Польском радио. После войны долго работал в Латинской Америке. Умер в 1979 году, похоронен в Варшаве.




Александр Попов

№ 36, 2021. Дата публикации: 10.09.2021
 
 
слова текст солнце новый ссср польше джаз шульженко утомлённое синий песня танго песни оркестр платочек ежи эдди исполнении клавдия войны
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение