наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Криминал


Участница NSU не будет оправдана

Федеральный верховный суд подтвердил приговор, вынесенный в отношении участницы «Национал-социалистического подполья» (NSU) Беате Чепе (Beate Zschäpe). Её юристы разочарованы, большинство родственников жертв испытывают облегчение.
 


Приговорённая к пожизненному тюремному заключению неонацистка Беате Чепе навсегда останется в тюрьме. Федеральный верховный суд подтвердил вынесенный летом 2018 года приговор первой инстанции, согласно которому ныне 46-летняя участница NSU была признана виновной в соучастии в убийстве 10 человек, в соучастии в покушении на убийство в 25 случаях, в вымогательстве путём угрозы прямого насилия и в принадлежности к террористической организации. На счету правоэкстремистского объединения жизни десятка жителей Германии иностранного происхождения. Следственные органы длительное время не видели взаимосвязи между отдельными событиями по всей Германии, которые расследовались как «кебаб-убийства» (Döner-Morde). Когда случайно выяснилось, что за ними стоят правые экстремисты и это спланированная серия преступлений, для страны это стало шоком.

Юристы Чепе подали апелляцию, которую сейчас рассмотрел Федеральный верховный суд. Он постановил, что женщина признана соучастницей убийств с соблюдением всех требований закона. Сама Чепе не стреляла ни в одного из девяти убитых мелких предпринимателей-иностранцев, ни в женщину-полицейского Мишель Кизеветтер (Michèle Kiesewetter), не взрывала ни одну из трёх заложенных NSU бомб и не грабила банки – всем этим занимались её соратники по неонацистскому подполью Уве Мундлос (Uwе Mundlоs) и Уве Бёнхардт (Uwе Böhnhаrdt), совершившие самоубийство при задержании поздней осенью 2011 года. Чепе после этого сожгла квартиру, где она, Мундлос и Бёнхардт жили по поддельным документам, несколько дней завершала дела террористической ячейки, распространяя информацию о содеянном, и вскоре сдалась полиции – в том числе потому, что национал-социалисты планировали предать гласности свои преступления, если органы охраны правопорядка выйдут на их след. Перед немецкой юстицией встал сложный вопрос: в какой мере единственная выжившая участница NSU может нести ответственность за деяния всей террористической ячейки? Высоки были и ожидания родственников жертв, многих из которых наделавшие немало ошибок следственные органы на протяжении нескольких лет считали подозреваемыми.

К суду по делу NSU было приковано внимание всего мира. Процесс в Высшем суде земли Бавария (здесь оказалось больше жертв, чем в других регионах) завершился три года назад, продлившись пять лет и став одним из самых принципиально важных в современной истории Германии. В тюрьму отправилась не только Чепе, но и четверо пособников NSU – они получили сроки от трёх до десяти лет, главная обвиняемая – пожизненное. Немецким налогоплательщикам 438 судебных заседаний обошлись в 66 млн евро (гонорары адвокатов, возмещения расходов на экспертизы, оплата дорожных расходов свидетелям и другим необходимым участникам). В зал суда были приглашены 765 свидетелей, а присутствовали на процессе в общей сложности 24 тысячи зрителей.

Приговор, вынесенный в 2018 году, теперь утверждён окончательно – никакие апелляции более невозможны. Федеральный верховный суд подтвердил и особую степень вины, установленную в Мюнхене; это означает, что Беате Чепе лишена и потенциальной возможности через 15 лет выйти на свободу. Подтверждены и приговоры двум соучастникам – известному неонацисту Ральфу Вольлебену (Ralf Wohlleben), получившему десятилетний срок за соучастие в убийствах – он помогал членам NSU приобрести оружие, и Хольгеру Герлаху (Holger Gerlach), оказывавшему иную помощь «подпольщикам» и севшему на три года. В декабре Верховный суд рассмотрит апелляцию третьего помощника – Андре Эмингера (André Eminger), который купил дом на колёсах, использовавшийся при грабежах и убийствах, оказывал иную разнообразную помощь и был приговорён к 2,5 года тюремного заключения. Этот вердикт оспаривает не только защита, но и федеральная прокуратура, требовавшая 12 лет. По мнению обвинения, приговор неоправданно мягкий, и Эмингера также следовало осудить как соучастника. На суде в Мюнхене был и пятый обвиняемый – Карстен Шультце (Carsten Schultze), тоже помогавший покупать оружие и получивший три года: он единственный давал показания, также подал апелляцию, но позже её отозвал.

Мюнхенский вердикт в отношении Чепе изначально представлялся спорным, так как у следствия не было доказательств, что женщина присутствовала хотя бы на одном из мест преступлений. По мнению её юристов, Чепе могла рассматриваться только в качестве помощницы, а не соучастницы, не осуществляя никаких конкретных действий при убийствах и взрывах бомб. Суд в Мюнхене посчитал, что обвиняемая не только заботилась о квартире в Цвикау, где скрывались террористы, и вела их финансовые дела, но и принимала непосредственное участие в планировании преступлений.

Эту трактовку разделил и Верховный суд – соучастие определяется степенью заинтересованности в успехе задуманного. В случае Чепе эта заинтересованность подтверждена и её конкретными действиями до, во время и после убийств, и многолетним проживанием вместе с Мундлосом и Бёнхардтом – всех троих объединяли не только совместное жильё, но и общие взгляды. Её участие в делах группировки «было значительной составляющей задуманного»; трио террористов разделило задачи, Чепе выполнила свою.

Адвокаты в ходе процесса пытались представить Беате Чепе жертвой, которая почти 14 лет провела на нелегальном положении из симпатии к обоим главным подпольщикам – друзьям её юности, и позволяла собой манипулировать, но суд в Мюнхене не согласился с подобной аргументацией. Верховный суд посчитал апелляцию необоснованной – осуждённая проявляла заинтересованность, влияла на планы соратников и оказала конкретное влияние на то, где, как и когда произойдут убийства.

Маркус Кёниг (Marcus König), обер-бургомистр Нюрнберга – города, где погибли три из 10 жертв NSU – приветствовал решение Верховного суда, «важное для родственников погибших и правового государства и ставшее важным высказыванием против любых форм правого экстремизма». Представители семей убитых заявили, что отмену возможного пересмотра приговора те восприняли с облегчением. Тем не менее для многих из них процесс по делу NSU не завершён. Гамзе Кубашик (Gamze Kubaşık), дочь застреленного в 2006 году в Дортмунде торговца Мехмета Кубашика (Mehmet Kubaşık), считает, что названы и преданы суду не все участники и помощники NSU. Это же мнение разделяют юристы семей ряда других жертв. Предположение, что правоэкстремистская террористическая организация состояла всего из трёх человек и нескольких помощников, представляется странным – суд в Мюнхене недостаточно исследовал этот вопрос, считает адвокат Эдит Луннебах (Edith Lunnebach), представляющая семью, члены которой пострадали в 2004 году при взрыве начинённой гвоздями бомбы в районе Кёльна, населённом преимущественно иммигрантами.

С того момента, как Германия узнала об NSU, прошло почти десять лет. Убийц нет в живых, пособники наказаны, Беате Чепе, придававшая обывательский облик террористической группировке, никогда не выйдет на свободу. Юридическая переработка завершена – в деле поставлена последняя точка. Те, кто считает правосудие свершившимся, вздохнули спокойнее, родственникам людей, погибших от рук правых экстремистов в Германии XXI века, придётся жить с горем утраты.




Пётр Левский

№ 34, 2021. Дата публикации: 27.08.2021
 
 
родственников вынесенный преступлений апелляцию убийствах чепе германии юристы приговор органы федеральный жертв подтвердил отношении террористической верховный беате мюнхене nsu суд
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение