наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Общество


Есть ли будущее у еврейской общины в Германии?

2021 год проходит под знаком 1700-летия еврейской жизни в стране. Поводом для того, чтобы отметить столь почтенную дату, стал эдикт римского императора Константина I от 11 декабря 321 года, в котором евреям-жителям города Кёльна, столицы римской провинции Нижняя Германия, давалось право быть избранным в городской совет. Это первый дошедший до нас документ о присутствии евреев на территории нынешней Германии.
 


Поначалу евреи селились в прирейнских городах (Кёльн, Майнц, Вормс, Трир, Шпайер). О жизни немногочисленных еврейских общин того времени известно чрезвычайно мало, упоминания о них в разных письменных источниках имеются лишь с X века.

Как утверждают историки, иудеи появились в основанных римлянами городах на левом берегу Рейна между I и III веками, следуя за римскими легионами, которые захватывали эти земли.

Приток евреев в пределы Римской империи резко усилился после разрушения римлянами Второго Иерусалимского Храма (70 год н. э.) и особенно после разгрома последнего восстания евреев против владычества римлян (132−135 годы), когда еврейскому присутствию в Иерусалиме и Иудее был положен конец.

Коренное население городов и деревень и еврейская диаспора мирно сосуществовали до X века, но затем, по мере того, как укреплялись позиции христианства (католицизма), притеснения и дискриминация евреев усиливались, их выделяли в особую бесправную касту. Евреев стали убеждать переходить в христианство или крестить насильно.

Евреям в городах отводились отдельные кварталы («гетто»), которые запирались на ночь, их жители были обязаны носить особого покроя верхнюю одежду, а на одежде вырезанный из жёлтой материи кружок.

Положение евреев стало невыносимым в период первых трёх крестовых походов, особенно первого (1096−1099 годы), которые проводились под знаменем освобождения Гроба Господня и Святой Земли (Палестины) от мусульман.

Десятки тысяч религиозных фанатиков-«крестоносцев» принесли гибель и разорение цветущим еврейским общинам прирейнских городов. Их накрыла беспримерная до того волна погромов и насилия.

Гонения на евреев снова достигли крайних пределов в XIV веке. В 1348−1351 годах в Европе свирепствовала чума, вымирали сотни тысяч людей. С быстротой молнии распространился слух – евреи намеренно отравляют воду в колодцах и реках, чтобы погубить христиан. Обезумевшие от страха обыватели сжигали евреев на кострах, пытали, вешали, топили в реках. Было истреблено около 140 еврейских общин, в том числе самые крупные общины Вюрцбурга и Нюрнберга.

Евреи были вытеснены из сферы торговли, им было запрещено заниматься земледелием, городские цехи и гильдии ремесленников не допускали их в свою среду. Состоятельные евреи были вынуждены заниматься ссудой денег под проценты, что вело к усилению ненависти к ним со стороны значительной части населения (христианам по религиозным соображениям запрещалось заниматься ростовщичеством).

Очень часто страдали евреи в Германии от ложных обвинений и наветов. Не было ни одного города, где бы не возникало подобного обвинения, после чего разъярённая толпа бросалась на еврейский квартал, убивая ни в чём неповинных людей.

В итоге к началу XV века евреи были изгнаны из большинства городов Германии или уничтожены. С трудом, медленными темпами еврейские общины возрождались в местах прежнего обитания.

Холокост подготовлен и выпестован немецкой историей

Начиная с XVI века гонения на евреев в Германии заметно ослабевают, но немецким евреям предстояло пройти путь, измеряемый столетиями, пока в 1871 году в Конституции, принятой после объединения Германии под эгидой Пруссии, не появилась статья, согласно которой все граждане страны объявлялись равноправными – включая евреев.

В последней четверти XIX века в Германии началось политическое движение против евреев, получившее названное «антисемитизм», этот термин ввёл в оборот немецкий публицист, кстати, крещёный еврей, Вильгельм Марр (Wilhelm Marr) в 1880 году, основатель «Лиги антисемитов».

Антисемитизм в немецком обществе набирал силу с каждым годом, это было не что иное, как воскрешение средневековой юдофобии, нередко в самой изощрённой форме, его проявления стали характерными как в кайзеровской Германии, так и в Веймарской Республике.

Об «окончательном решении еврейского вопроса», итогом которого стали 6 млн убитых евреев, написаны горы книг.

Тому, кто хотя бы поверхностно знаком с унизительными, трагическими условиями, при которых евреи в Германии жили столетие за столетием, вплоть до недавнего (по историческим масштабам) времени, ясно: всё ужасное, отвратительное, бесчеловечное, что проявили по отношению к немецким и европейским евреям Гитлер и его подручные, придумано отнюдь не ими, все эти меры и мероприятия они черпали полными пригоршнями из немецкого прошлого. Другими словами – Холокост во всём его страшном людоедском измерении подготовлен и выпестован немецкой историей.

В 1933 году в Германии жило 503 000 евреев (0,76 процента населения страны). К концу 1980-х – началу 1990-х годов, к событиям, сопряжённым с объединением Германии, еврейские общины в стране были представлены небольшим количеством пожилых людей (около 30 000), еврейская жизнь находилась на грани затухания.

Благодаря приезду в Германию еврейских эмигрантов из постсоветских республик (считается, что прибыло 225 000 так называемых контингентных беженцев) еврейское сообщество страны ныне является третьим по численности в Западной Европе (после Франции и Великобритании).

Нынешние власти ФРГ делают очень многое для поддержки еврейских общин, на эти цели выделяются десятки миллионов евро. Нет недостатка в заявлениях представителей высшей политической элиты Германии о намерении сделать еврейскую культуру составной частью общественной жизни страны, в Германии введена уголовная ответственность за отрицание Холокоста, отношения между Германией и Израилем носят более чем дружеский характер.

С учётом вышесказанного у евреев, живущих в Германии, казалось бы, нет причины беспокоиться о своём будущем.

Но вот именитый немецкий историк и публицист Михаэль Вольфсон (Michael Wolffsohn), родом из еврейской семьи, бежавшей в 1939 году в Палестину и вернувшейся в 1953 году в Западный Берлин, откликаясь в Welt на тему 1700-летнего юбилея, с таким мнением не очень согласен.

Вольфсон указывает, что римский император Константин I принял упомянутый в начале этого материала эдикт от 11 декабря 321 года отнюдь не потому, что питал к евреям положительные чувства – он просто-напросто нуждался в евреях.

В IV веке Кёльн в статусе римской колонии (15 000 жителей) находился на самом краю Римской империи, он подвергался постоянным набегам воинственных германских племён, занимавших обширные территории на правом берегу Рейна, что наносило существенный ущерб торговле, городской казне, благосостоянию его жителей. Городскому совету требовались люди, которые умели читать, считать, писать, которые знали бы толк в торговле, в коммерческих операциях, в финансах, которые бы могли принять грамотные взвешенные решения по вопросам городской жизнедеятельности и отношений с Римом. Таких людей среди местных жителей было чрезвычайно мало, вот и пришлось Константину, скрепя сердце, допустить к управленческим делам в городе чужестранцев, исповедующих непонятно какую религию.

Вольфсон приходит к выводу: политику Константина по отношению к еврейской диаспоре своего времени можно назвать определяющей для всех последующих эпох еврейской жизни в Германии до сравнительно недавнего времени. Евреи были нежелательны, нелюбимы, нередко их просто ненавидели, их присутствие приветствовалось только там, где, когда и насколько они были нужны.

На протяжении почти всего того периода, о котором идёт речь, власть имущие, причём не только на территориях нынешней Германии, но в тех десятках и десятках государственных образований разной величины, которые входили в состав Священной Римской империи (с 1512 года Священная Римская империя германской нации), изгнав в горячке юдофобских страстей евреев из своих владений, через весьма непродолжительное время обнаруживали, что они кровно нуждаются не только в еврейских деньгах (с XII века евреи были обязаны платить за покровительство, охрану жизни и имущества особые налоги и подати), но и в еврейских головах, тех, кто мог поправить вконец расстроенную государственную казну, осуществлять поставки провианта двору, воюющей армии, осаждённым крепостям, провести нужные реформы и прочее.

Эту дилемму («еврея терпеть не могу, но жить безбедно без него не получается») лаконично выразил Пушкин, вложив в уста промотавшемуся молодому рыцарю обращение к еврею-ростовщику: «Презренный жид, почтенный Соломон» («Скупой рыцарь»). Да-да, именно так, презренный, но он же и почтенный, и никак иначе!

В XVII−XVIII веках не было почти ни одного германского правителя, при котором бы не был свой «придворный еврей» (Hofjude), талантливый оборотистый финансист и коммерсант со связями и авторитетом.

Конечно, не каждый еврей проводил денежные операции и был силён в банковских делах, но каждый еврей, который занимался этим, нуждался в присутствии своих соплеменников – образованных помощниках, советниках, «узких» специалистах, прислуге, ремесленниках. Так возрождалась еврейская община, которая, казалось бы, не имела шансов на восстановление.

Канцлер ФРГ Гельмут Коль (Helmut Kohl) после объединения Германии в октябре 1990 года перехватил инициативу последнего правительства ГДР, пригласившего в страну евреев из СССР, так же, как когда-то Константин I, не из-за особой любви к евреям. На основании недавнего кошмарного исторического опыта страны Западной Европы, особенно Британию и Францию, переполняли страхи относительно будущей объединённой Германии. Одним из способов развеять эти опасения и стало приглашение евреев в Германию, это была своего рода демонстрация того, что Германия учла уроки из своего нацистского прошлого, мощный сигнал могущественному еврейскому лобби в США.

Существование на временной основе?

В современной Германии можно насчитать немногих авторов, которые считают, как Вольфсон, что было бы не просто ошибкой, но ошибкой роковой, непоправимой, недооценить грозную опасность, исходящую от постоянно крепнущего в последние годы антисемитизма. В Германии, как показывают социологические исследования из года в год, 15−20% коренного населения в той или иной степени заражено антисемитскими предрассудками, в 2020 году число инцидентов, преступлений с антисемитской подоплёкой выросло на 13%, немалую роль играет в этом огромный приток выходцев из мусульманских стран.

Дошло до того, что уполномоченный Правительства ФРГ по борьбе с антисемитизмом Феликс Кляйн (Felix Klein) в мае 2019 года предостерёг евреев от ношения кипы в общественных местах.

Скорбным показателем того, что столь широко рекламируемая борьба с антисемитизмом проваливается, служит тот факт, что у всех еврейских учреждений в Германии постоянно дежурят полицейские наряды.

Приглашением к отрезвлению тех, кто утверждал, что антисемитизм в Германии не имеет реальной опасности, стал теракт 9 октября 2019 года, когда в городе Галле 27-летний неонацист, этнический немец, после неудачной попытки взломать дверь синагоги, в которой молились по случаю праздника Йом-Кипур, застрелил двух случайных прохожих на улице.

Евреев даже обвинили в появлении коронавируса – это, оказывается, «жидомассонский» заговор.

Михаэль Вольфсон напоминает исторический прецедент – в течение ряда столетий всякий раз, когда «низы», возбуждаемые религиозными фанатиками и низменными юдофобскими инстинктами, громили еврейские общины, грабили, жгли, убивали, «верхи», даже если и хотели пресечь этот кровавый разгул, были не в состоянии это сделать, а выданные ими обещания и «защитные письма» (которые стоили евреям немалых денег) становились фикцией.

Вольфсон даёт понять, что с учётом роста в Германии антисемитизма и правого радикализма, роста, который становится непреложной тенденцией, немецким евреям может снова угрожать ситуация, когда остервеневшие «низы» «возбудятся» против евреев, и этому антисемитскому цунами государство ничего противопоставить не сможет.

И вот венец рассуждений Вольфсона – вопрос, который он задаёт «городу и миру»: насколько долговечна еврейская община в Германии? Вопрос, возможно, провокационный, но для евреев Германии экзистенциально важный, и на этот вопрос нужно найти ответ, достойный и аргументированный.

А чтобы возможно более выпукло, в возможно более полемически заострённой форме выразить свою мысль, Вольфсон свою статью в Welt назвал Existenz auf Widerruf («Существование на временной основе»).

Догадываюсь, что многим читателям предостережение, к которому пришёл Михаэль Вольфсон, покажется неправомерным и необоснованным. Но с лёту отвергать ход рассуждений профессора, знатока темы, я бы поостерёгся.




Яков Черкасский

№ 9, 2021. Дата публикации: 05.03.2021
 
 
вольфсон империи жизни века германии времени римской антисемитизм людей заниматься евреи жителей еврейской евреям евреев еврейских немецким общины еврей еврейская
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
В США евреи говорят по-английски, успешн...
Но даже если учесть евреев, не входящихÂ...
Наверное, речь идёт не о сугубо еврейско...
Я думаю, сомнения в будущем еврейской об...
Я думаю у еврейской общины есть будущее ...

Имя
 
Сообщение