наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Юбилей


Михаилу Горбачёву – 90 лет

2 марта исполняется 90 лет Михаилу Сергеевичу Горбачёву. Одни боготворят его, другие ненавидят, но бесспорно одно: он стал неотъемлемой частью российской истории.
 


«Он дал России свободу» – «Нет, он поверг Россию в хаос и бардак». «Он разрушил империю зла» – «Нет, он развалил великую страну». «Он освободитель» – «Нет, он предатель». Споры вокруг фигуры Горбачёва начались ещё при его правлении, идут до сих пор и вряд ли скоро прекратятся. Однако уже понятно, что в учебники истории он входит как один из самых ярких реформаторов России.

Михаил Сергеевич Горбачёв родился 2 марта 1931 года в селе Привольном на Ставрополье. Мягкий южнорусский говор стал таким же его «фирменным знаком», как родимое пятно на голове. Вырос в простой крестьянской семье, с 15 лет работал в колхозе помощником комбайнёра, но после школы, которую окончил с отличием, был без экзаменов взят в МГУ на юрфак. Юристом, впрочем, почти не работал – пошёл «по комсомольской линии». Дальше – комсорг, парторг, первый секретарь горкома, крайкома КПСС… На партийно-карьерном пути к 1971 году, к сорока годам, он «дорос» до ЦК КПСС. Главой государства – генеральным секретарём – Горбачёв стал 11 марта 1985 года.

Его назначению на высшую должность предшествовала «пятилетка в три гроба»: один за другим сменяли друг друга возрастные вожди, умиравшие от старости. Горбачёв, в отличие от них, был возмутительно молод: всего 54 года, мальчишка. В принципе, ничто не мешало ему продолжать линию, заложенную предшественниками, и тоже до глубокой старости держать страну в узде коммунистической идеологии и плановой экономики – но молодой лидер решил иначе и вздёрнул СССР на дыбы.

«Ускорение» – таков был первый горбачёвский девиз 1985 года. Экономика СССР буксовала, добрая половина её работала на военно-промышленные нужды, а «гражданская» часть пребывала в застое: кстати, «застоем» брежневские времена назвали не какие-то либеральные критики, а ещё могущественный современник Громыко. Новый генсек решил резко поднять «мирную» промышленность. Пинок, который он дал советской экономике, подготовил последующие реформы: хозрасчёт, начало кооперативного движения, а за ними и переход к свободному рынку.

Первой громкой кампанией, которую провёл Горбачёв, стала кампания антиалкогольная. Молодой реформатор поднял руку на извечное российское пьянство. Кампания проводилась варварски: под горячую руку попало всё виноделие, вырубались в том числе и элитные, за валюту купленные лозы. Из магазинов пропал сахар: народ принялся гнать самогон. Однако пожилые сейчас врачи-наркологи вспоминают, что в те времена число их пациентов, клинических алкоголиков, всё же заметно уменьшилось (но после прекращения кампании быстро вернулось к прежним показателям). В 2005 году сам Горбачёв признал, что эта кампания в том виде, в каком она проводилась, была ошибкой.

Горбачёв взял курс на открытость. Как во внутренней политике, так и во внешней. Это было неслыханно, и неслыханными же темпами шло. Страна, привыкшая жить за железным занавесом, с изумлением смотрела на то, как занавес стал рушиться – а с той, другой стороны на страну смотрели такие же изумлённые глаза. «Ускорение» было ещё словом для внутреннего пользования, но следующие слова, Perestroyka и Glasnost, уже вошли в международный обиход и не требовали перевода. О «перестройке» Горбачёв публично заявил в 1987 году: новые реформы должны были радикально изменить всю жизнь страны. Отменялась цензура в СМИ. Было прекращено преследование инакомыслящих. Даже чуть раньше, в конце 1986 года, Горбачёв сделал знаковый жест: вернул из ссылки советского диссидента №1 академика Сахарова (его столетие будет отмечаться в мае нынешнего года). В СССР впервые появилась публичная политика: вместо бесконечной смены одних партийных функционеров на других политическое поле стало доступным просто активным гражданам самых разных взглядов.

Отдельно нужно упомянуть заслугу, которая останется с Горбачёвым навсегда, независимо от того, как относиться ко всей остальной его деятельности: в 1989 году он вывел советские войска из Афганистана (читайте об этом в «РГ/РБ» №6/2021). Окончилась десятилетняя война, осиротившая десятки тысяч советских семей. То, что СССР влип в непонятные и ненужные военные действия, Горбачёв и его товарищи по партии признавали ещё до того, как он стал генсеком – но только у него хватило духу положить конец кровавому конвейеру.

А на международной арене зазвучало «новое мы́шление» (Горбачёв со свойственным ему южнорусским акцентом ставил ударение на «ы»). Он вступил в диалог с, казалось, вековечным врагом – США, попытавшись сделать из врага союзника. Очень трудные переговоры с президентом Рональдом Рейганом (Ronald Reagan) всё же привели и к взаимному сокращению вооружений, и просто к оттепели: Рейган, ранее называвший СССР «империей зла», официально объявил, что этот термин более не соответствует действительности, что в обновлённом Горбачёвым Советском Союзе США видят партнёра. Владимир Познер стал вести первые телемосты между США и СССР, на которых публика с обеих сторон увидела, что ни у русских, ни у американцев нет ни рогов, ни копыт, и вообще обычные люди в любых странах примерно одинаковы. СССР впервые распахнул объятия перед западными странами и заявил, что готов дружить и сотрудничать. Холодная война начала оттаивать; её окончание было провозглашено в декабре 1989 года на Мальте, где встретились Горбачёв и преемник Рейгана, президент Джордж Буш-старший (George Bush).

Те, кто застал горбачёвские времена, помнят: голова шла кругом. Было ощущение отравления кислородом: словно внезапно дали столько свежего воздуха, что не можешь владеть собой и галлюцинируешь. И сам новый генсек был настолько необычен, что напоминал галлюцинацию: он вёл себя совсем не так, как подобало партийному бонзе – он был живым. Умел улыбаться и шутить. Не стеснялся своего простонародного говорка со смешными ударениями вроде «нáчать» и «углýбить». Он «пошёл в народ» – встречался с людьми, был в толпе, пожимал руки. Был вовсе не похож на прошлых роботов в деревянных пиджаках с орденами. А ещё вызывал возмущение тем, что его всюду сопровождала жена.

Раиса Максимовна Горбачёва, конечно, персонаж не менее исторический, чем её муж. Впервые в истории СССР супруга главы государства появилась на публике – и не как бессловесная сопровождающая, а как активная, думающая, словоохотливая личность. Первая леди СССР вела общественную деятельность, свободно владела английским и потому вела непринуждённые беседы, например, с Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher), прекрасно выглядела и модно одевалась. Многие ворчали: что позволяет себе эта выскочка, ведь ей положено знать своё место и молчать, а не давать интервью в изящных костюмах? Но даже на самых официальных церемониях было очевидно, что Михаил и Раиса Горбачёвы очень любят друг друга. Поженившись ещё в студенчестве, они через десятилетия пронесли простую человеческую любовь – и это тоже было необычно, потому что необычно было видеть в главе государства живого человека с живыми человеческими чувствами.

В мае 1989 года состоялись первые в истории СССР свободные выборы народных депутатов. Их итоги повергли партийцев в шок: во многих регионах проверенные коммунистические чиновники провалились, в депутатский корпус пришли новые люди, в первую очередь из науки – такие, как Анатолий Собчак, Галина Старовойтова и тот же Андрей Сахаров. А параллельно декоммунизация проходила в странах Восточного блока. «Соцстраны» решили, что больше не хотят быть «соц-», а хотят быть полноправной частью Европы, и совершенно не против перейти на капиталистические рельсы. Югославия разделилась на шесть республик с огромными потерями и войной, а Чехословакия со своей «бархатной революцией» продемонстрировала пример мирного интеллигентного «развода», когда обе стороны остаются друзьями. В Германии в 1989 году рухнула Берлинская стена, и ГДР заявила о готовности присоединиться к ФРГ.

Тот же процесс происходил и в СССР. Союз трещал по швам, республики одна за другой требовали независимости. Дело не ограничивалось только требованиями на бумаге: в стране начались межнациональные конфликты, настоящие кровавые погромы – самый острый был в Нагорном Карабахе. Советская империя уже практически не держалась на ногах. Горбачёв из последних сил пытался сдерживать вышедшее из-под контроля народное недовольство и отдавал внутренним войскам приказы действовать максимально жёстко: в Тбилиси, Баку, Вильнюсе, Ереване стреляли по людям, и были жертвы. Но ход истории было уже не остановить. К концу 1990 года практически все союзные республики, включая и Россию (РСФСР), заявили о выходе из СССР и суверенитете.

При этом в 1990 году Михаил Горбачёв стал лауреатом Нобелевской премии мира, как было отмечено Нобелевским комитетом – «в знак признания его ведущей роли в мирном процессе, который сегодня характеризует важную составную часть жизни международного сообщества». С нобелевской лекцией Горбачёв выступил чуть позже, в июне 1991 года, в которой заявил, что СССР стремится «быть органической частью современной цивилизации, жить в согласии с общечеловеческими ценностями, по нормам международного права».

Потом в 1991 году был «августовский путч» – попытка государственного переворота, когда Горбачёва с семьёй заблокировали на даче в Форосе, а заговорщики, учредив ГКЧП (Государственный комитет по чрезвычайному положению) целых три дня пытались править страной. Но это было уже скорее послесловие к закончившейся эпохе. 25 декабря 1991 года Михаил Горбачёв сложил с себя полномочия главы государства и передал должность вместе с ядерной кнопкой Борису Ельцину, а 26 декабря было объявлено о прекращении существования СССР.

«Горбачёвская эра» продлилась всего шесть лет – в сравнении со сроками правления его преемников всего-то ничего. Однако шести лет хватило, чтобы… как говорят одни – «разрушить империю зла», как говорят другие – «развалить великую страну». В любом случае эта перемена изменила всю мировую политику, да и не только политику: само мировосприятие людей рубежа ХХ-XXI веков больше не могло быть таким, как раньше. Оно перестало быть чёрно-белым, мир перестал делиться на «наших и врагов», и возможно, детям перестали сниться кошмары о неизбежной атомной войне.

После распада СССР Михаил Горбачёв отошёл от дел. Ельцин назначил ему персональную пенсию «в 40 минимальных размеров государственной пенсии по старости», хотя вряд ли для Горбачёва важны эти «минимальные размеры»: его гонорары за книги и лекции составляют много больше. Горбачёв основал фонд «имени себя», Горбачёв-Фонд, занимающийся социально-экономическими и политологическими исследованиями. Раиса Максимовна Горбачёва умерла от лейкоза в 1999 году; для Михаила Сергеевича её смерть была страшным ударом. На деньги Горбачёв-Фонда в Санкт-Петербурге был построен медицинский Центр гематологии и трансплантологии, который борется с той болезнью, что унесла Раису.

Он уже очень немолод и не очень здоров. Бог наградил его долгой жизнью – может быть, для того, чтобы он мог видеть последствия своей политики, а может, для того, чтобы мы могли видеть, что политик, независимо от того, какие подвиги или ошибки совершал, может быть живым и чувствующим человеком.




Анна Матвеева

№ 8, 2021. Дата публикации: 26.02.2021
 
 
руку реформы зла марта частью сша государства михаил ссср старости раиса проводилась горбачёв видеть кампания горбачёва времена впервые республики истории
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение