наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Экономика


ВВП нужна прививка

Многие экономисты опровергают надежды на то, что на смену многомесячному локдауну придёт ускоренный рост народного хозяйства. Восстановление напрямую связано со скоростью вакцинации, а она пока слишком низкая.
 


Конец ограничений в связи с пандемией приведёт к быстрому восстановлению экономики: это устоявшееся представление отвечает идеальному сценарию, но он не слишком вероятен, считают многие эксперты. Еврокомиссия опубликовала прогноз восстановления конъюнктуры, посчитав, что рост ВВП государств Еврозоны в текущем году составит 3,8%, Евросоюза – 3,7%. Это весьма оптимистичные подсчёты, хотя и оказавшиеся ниже данных в ноябре (4,2% и 4,1%). Федеральное правительство заметно сократило свои ожидания и в отношении национальной экономики: в ноябре ей был обещан поствирусный прирост в 4,4%, сейчас прогноз снижен до 3% – при том, что падение по итогам 2020 года зафиксировано на уровне 5%.

В основе этих относительно оптимистичных ожиданий лежит уверенность в том, что уже в апреле начнётся восстановление народного хозяйства таких локомотивов европейской экономики, как Германия и Франция, хотя сейчас в обеих странах действуют серьёзные ограничения, пусть и различной интенсивности. Первые шаги в сторону роста будут вызваны их снятием и успехами кампании по вакцинации, а к лету робкое восстановление сменится устойчивым подъёмом. Однако всё больше экспертов оценивают подобные надежды весьма скептически, не надеясь, что тенденции к росту возобладают до того, как окончательно установится контроль над коронавирусом – тем более что его стремительно распространяющиеся мутации по-прежнему угрожают всей Европе третьей волной пандемии.

Экономисты совсем не уверены, что снятие запретов, которого уставшие от них граждане и многие политики всё чаще требуют от властей, автоматически означает переход к стадии устойчивого экономического роста. Такие сомнения подкрепляются, в частности, прошлогодними данными по странам, где царил локдаун, и тем, где не были введены жёсткие ограничения. Исследования на примере скандинавских стран и США показали, что и без суровых запретов в первую фазу коронавирусного кризиса экономика обрушилась не менее фундаментально, чем в государствах, где действовал локдаун. Самый известный европейский пример борьбы с пандемией без введения жёстких ограничений общественной жизни хотя бы на первоначальном этапе – Швеция. Тем не менее её ВВП во втором квартале 2020 года – когда в стране всё оставалось открытым – рухнул на 8%, в соседней Дании, где действовал локдаун, падение составило 7,1%. Важно, что тогда крайне сильно нарушились или полностью иссякли международные каналы поставок для множества отраслей промышленности, от которых шведская экономика более зависима, чем датская. Но обвал случился не только на производстве, но и в сфере услуг.

«Вирус вызывает неуверенность, и многие компании отказываются от намеченных инвестиций, – объясняет этот феномен Клеменс Фюст (Clemens Fuest), руководитель мюнхенского Института экономических исследований Ifo. – К тому же на фоне эпидемии большинство из-за потенциальной опасности откажется от походов в кино или на концерт, в ресторан, по магазинам, даже если они открыты. Люди мало тратят даже при наличии возможностей».

Эксперты Ifo исследовали в тот период и шведский рынок труда, также серьёзно затронутый пандемией. «Без локдауна падение на рынке рабочей силы наступило несколько позже и оказалось не таким глубоким, – комментирует Фюст. – Но за это Швеция чуть позже расплатилась более значительным распространением вируса, которое нанесло более высокий ущерб здоровью граждан и, соответственно, экономике – этот урон будет сказываться годами и не подсчитан до конца».

Похожие результаты получили и американские исследователи. Экономисты из Чикагского университета Остэн Гулсби (Austan Goolsbee) и Чэд Сюйверсон (Chad Syverson) сравнили данные о падении оборота розничной торговли в тех штатах, где был введён локдаун, с теми, где его практически не было. Выводы опубликованы Национальным бюро экономических исследований США: в целом приток покупателей в торговые точки сократился на 60%, но только 7% можно отнести на счёт закрытия магазинов и действия прочих правовых норм. «Гораздо более важным представляется воздействие индивидуальных решений покупателей, продиктованных страхом инфекции», – указывают Гулсби и Сюйверсон. Открытым для исследователей остаётся вопрос о поведении масс на более поздних этапах пандемии – сохранится ли страх или войдёт в привычку, постепенно уступая традиционной покупательской активности, до конца не ясно.

Угрожает ли экономике, избавившейся от ограничений, застой вместо буйного роста из-за страхов и сомнений граждан, накопившихся за месяцы пандемии? Или все мы, как только появится возможность, начнём сорить деньгами, поддерживая намеченный рост ВВП? Решающим фактором с точки зрения темпов восстановления народного хозяйства должна стать скорость вакцинации – в этом мнении едины все. «Прививки, приносящие результат, ускорят экономический рост», – не сомневается Клаус Михельсен (Claus Michelsen) из Германского института экономических исследований.

Недавно 14 немецких учёных – специалистов в различных сферах, от экономики до медицины – представили инициативу NoCOVID, программный документ, описывающий дальнейшие шаги в борьбе с коронавирусом, необходимые с точки зрения экспертов. В подготовке программы участвовал и Клеменс Фюст из Ifo. Одно из важных требований инициативы, обращающейся в первую очередь к властям – увеличить расходы на кампанию по вакцинации, сколько бы она ни стоила. «Из-за высокой стоимости пандемии и признанных необходимыми для противостояния ей жёстких мер инвестиции, которые позволяют рассчитывать на ускорение массовой вакцинации, будут экономически оправданы практически в любом объёме», – считают авторы NoCOVID. К сожалению, темпы вакцинации в Германии пока не совпадают ни с надеждами на скорое снятие ограничений, ни с прогнозами по восстановлению экономики, непосредственно связанному с прививками: страна плетётся в хвосте списка развитых стран, преуспевающих в области уколов. Доступные данные о вакцинации не являются сведениями о количестве получивших иммунитет: чтобы считаться таким, нужны, как правило, две прививки, а статистика учитывает распространение препарата на 100 жителей. В Израиле, который лидирует в списках вакцинации, по состоянию на 13−14 февраля распространены 72,58 вакцины, в Великобритании – 22,23, в США – 15,14, в Сербии – 13,97, в Дании, Исландии, Румынии, Ирландии, Испании, Италии – от 6,74 до 4,89, а в Германии – только 4,74 на 100 человек. В среднем в ЕС количество распространённых вакцин не достигает пяти, в Великобритании превышает 22. «Запаздывающие с вакцинационной кампанией страны и регионы будут дольше оставаться в кризисном режиме, что обернётся для них значительными потерями – как экономическими, так и политическими», – предупреждают экономисты страхового концерна Allianz. Это не первое и не последнее предупреждение: власти Германии исправно их получают, но ускорить борьбу с пандемией пока не в состоянии.




Максим Смирнов

№ 7, 2021. Дата публикации: 19.02.2021
 
 
экономики вакцинации ограничений народного хозяйства восстановление фюст пандемии экономических падение исследований сша локдаун пандемией экономисты роста рост ifo ввп точки
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение