наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Криминал


Бомба без доказательств

Взрыв 20-летней давности в Дюссельдорфе, при котором пострадали русскоязычные иммигранты из бывших республик СССР, остаётся нераскрытым преступлением.
 


Верховный федеральный суд в Карлсруэ оправдал обвиняемого в организации взрыва на станции Дюссельдорф-Верхан, при котором пострадали семь женщин и трое мужчин. Шестеро пострадавших – контингентные беженцы, четверо – немцы-переселенцы, все – из бывшего СССР и недавно ставшие жителями Германии, они возвращались домой с языковых курсов. Взрыв на платформе Верхан прогремел 27 июля 2000 года – взлетел в воздух белый полиэтиленовый пакет с самодельной бомбой, начинённой тротилом. Прибывшие на место происшествия спасатели докладывали о «множестве раненых с кровоточащими ранами». Осколок металла попал в живот беременной женщине и погубил нерождённого ребёнка. Несколько пострадавших получили опасные для жизни ранения, спасти людей удалось только в результате экстренных операций.

Созданная следственная комиссия рассматривала различные версии взрыва, подозревая в связи с ним и дюссельдорфских неонацистов, и русскую мафию, и исламистов. Полиция Северного Рейна-Вестфалии не смогла раскрыть преступление, и в июле 2009 года дело было закрыто. Позже оно было возобновлено для проверки возможных связей ультраправой террористической организации «Национал-социалистическое подполье» (NSU) с взрывом в Дюссельдорфе, но никаких свидетельств причастности к нему подпольной ячейки не нашлось.

Тем больше надежд установить истину вызвала информация о задержании в начале февраля 2017 года в Ратингене предполагаемого подрывника – им оказался Ральф С. (Ralph S.), в прошлом солдат Бундесвера, имевший связи с местными неонацистами и соответствующие татуировки и не раз привлекавшийся к ответственности за мелкие правонарушения. В очередной раз возобновлённое следствие посчитало, что именно этот человек с помощью дистанционного управления привёл в действие самодельное взрывное устройство на станции Верхан. Бывший военный имел контакты с правыми, а в 2000 году держал по соседству с остановкой электрички магазинчик, торговавший воинскими знаками отличия и различными коллекционными предметами на военную тематику. Окрестные жители опасались Ральфа С., прозвав его «шерифом» за то, что он, облачённый в воинское обмундирование, патрулировал район с собакой и носил по вечерам маскировочный костюм.

К задержанию привели не успехи следствия или вновь открывшиеся обстоятельства, а хвастовство подозреваемого. Мелкий правонарушитель, не заплатив денежный штраф, сел в тюрьму города Кастроп-Рауксель, где начал делиться деталями из прошлого, а двое сокамерников в 2014 году решили сообщить руководству тюрьмы, что сосед бахвалится организацией взрыва. Впрочем, Ральф С. рассматривался в качестве подозреваемого и сразу после него: контакты и накопленный воинский опыт позволяли Ральфу С. найти материал для создания бомбы, знаний для её конструирования ему хватало. Жертвы также не были случайным выбором. Есть свидетели, вспоминающие, что хозяин магазина с воинской атрибутикой не раз жаловался, что иностранцы получают от государства всё, а сам он вынужден едва сводить концы с концами, и 17 лет спустя следствие посчитало ксенофобию и ненависть к иностранцам основными мотивами действий подозреваемого.

Бизнес Ральфа С. находился тогда на грани финансовой пропасти. В начале 2000 года предприниматель заявил в суде под присягой, что не имеет средств, не вносил арендную плату и не оплачивал коммунальные услуги, а от аренды жилья отказался на следующий день после того, как бомба на станции Верхан ранила десять человек. Сам Ральф С. тогда путался в показаниях – то заявлял, что в момент взрыва находился в магазине, то – что звонил по телефону из своей съёмной квартиры. Полиция установила, что в момент взрыва подозреваемый передвигался от магазина к квартире: место происшествия находится как раз на этом маршруте.

После нескольких допросов Ральфа С. пришлось отпустить. Прямые доказательства его причастности к взрыву отсутствовали, в 2002 году дело против владельца военного магазина было закрыто. В 2017 году следствие, возобновлённое после событий в тюрьме Кастроп-Раукселя, посчитало, что подозреваемый в то время оказал давление на свидетелей, предоставивших ему алиби. Дело было передано в земельный суд в Дюссельдорфе, который в ходе 32 заседаний заслушал показания 72 свидетелей и в июле 2018 года вынес оправдательный приговор: собранные следствием материалы и доказательная база были признаны недостаточными, чтобы безошибочно установить виновность осуждаемого. Показания обоих свидетелей, утверждавших, что Ральф С. хвастался организацией взрыва, были такими же сбивчивыми, как и самого обвиняемого – суд в Дюссельдорфе не посчитал оба свидетельства достоверными. В деле фигурировали и другие свидетельские показания – в частности, бывшая спутница жизни говорила, что видела на кухне у Ральфа С. макет бомбы. Кроме того, суд отклонил и непосредственные доказательства совершения взрыва. Вскоре после него Ральф С. действительно звонил по телефону из своей квартиры, куда не мог успеть, если бы привёл в действие взрывное устройство. Другая свидетельница видела у места преступления человека, похожего на обвиняемого – но и этого факта не хватило суду, как и того, что у знакомого Ральфа С. через несколько лет нашли взрывчатое вещество TNT, использовавшееся и на станции Верхан, и коробку со взрывателями, где одного не хватало. Доказательства ксенофобских настроений Ральфа С. также были представлены суду – в распоряжении следствия имелись записи телефонных разговоров соответствующего содержания, но они остались лишь косвенными уликами, которые не доказывают напрямую, что в 1999 году у хозяина магазина возник конфликт с посетителями языковых курсов, давший повод взорвать бомбу.

Прокуратура Северного Рейна-Вестфалии обжаловала приговор 2018 года, обратив особое внимание на оценку доказательств, но Верховный суд в Карлсруэ счёл её безошибочной. Таким образом, оправдательный приговор Ральфу С. подтверждён и в последней инстанции по гражданским и уголовным делам, а дело о взрыве, навсегда изменившем жизни нескольких русскоязычных иммигрантов, только приехавших в Германию, и через двадцать лет остаётся нераскрытым.

У места взрыва на станции Верхан в мае 2020 года была установлена памятная доска и небольшой художественный объект, символизирующий осколки бомбы. 27 июля здесь прошла памятная церемония, ставшая первым за двадцать лет официальным городским мероприятием, посвящённым взрыву. Тем не менее и в 2000 году события в Дюссельдорфе не остались незамеченными – но не на городском, а на федеральном уровне. Через несколько недель после взрыва в столице Северного Рейна-Вестфалии произошло нападение на синагогу – впрочем, его организовали не неонацисты, а арабские экстремисты, палестинец из Иордании и марокканец с немецким паспортом. 4 октября 2000 года Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder), занимавший в то время пост федерального канцлера, публично призвал страну дать отпор подобным проявлениям человеконенавистничества. Глава правительства тогда заявил, что в Германии должно начаться «сопротивление приличных людей». Призыв социал-демократа положил начало новому витку активной общественной борьбы с проявлениями политического экстремизма. Была инициирована и кампания по сбору пожертвований для пострадавших при взрыве на станции Верхан, которая принесла почти 100 тысяч марок.




Пётр Левский

№ 3, 2021. Дата публикации: 22.01.2021
 
 
пострадавших верхан дюссельдорфе доказательства бомбы взрыва северного взрыв жизни ральфа рейна показания подозреваемого приговор свидетелей дело станции ральф суд магазина
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение