наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Экономика


Бум работы «по-чёрному»

Пандемия обернулась настоящим бумом на рынке нелегальной рабочей силы: работа «по-чёрному» переживает коронавирусный ренессанс.
 


Теневая экономика процветает в период пандемии. Экономисты оценивают удельный вес нелегальной занятости в 2020 году в 11,4%, наступивший 2021-й может ещё больше увеличить число работников, нанятых в обход системы социальных отчислений. Феномен, активно наблюдавшийся в период финансового кризиса 2008−2009 годов, ярко проявляет себя и спустя десятилетие: когда экономика испытывает трудности, процветает работа «по-чёрному». Часть трудящихся, доходы которых из-за потери рабочих мест или перехода на укороченный рабочий день значительно уменьшились, ищет альтернативные способы пополнить бюджет – и находит их на теневом рынке труда.

Фридрих Шнайдер (Friedrich Schneider), эмерит Университета имени Иоганна Кеплера в австрийском Линце, много лет исследует именно этот аспект рынка труда. Шнайдер, подготовивший отдельное исследование для Германии по заказу гамбургского издания Welt, отмечает резкое увеличение доли занятых «по-чёрному», то есть за оплату наличными без соблюдения отчётности, без социального страхования и всех требуемых отчислений. Удельный вес такой занятости в ВВП ФРГ составляет в 2020 году 11,4%, что примерно соответствует объёму в 380 млрд евро. Годом ранее квота нелегалов на рынке труда составляла 9,1%. Резкий прирост достигнут за счёт низкооплачиваемых отраслей с высокой текучестью персонала и низкой оплатой труда – в первую очередь таких, как общепит. Шнайдер считает, что только из-за кафе и ресторанов немецкая казна недополучила почти 60 млрд евро.

Из-за локдауна и повышенных гигиенических требований властей бизнес в этой сфере понёс суровые потери. Часть предпринимателей на фоне подобной нагрузки прибегла к мошенничеству, чтобы сэкономить на расходах при оплате услуг персонала кафе и ресторанов. Особенно посудомойки, уборщицы, помощники поваров, по которым наиболее  жёстко ударил кризис из-за их невысокой квалификации и заменимости, стали жертвами «оптимизации расходов» со стороны владельцев заведений. Чтобы не терять права на пособие по безработице или субсидии на оплату жилья, они нередко продолжают трудиться, но уже за наличные. Кроме общепита выделяется домашнее хозяйство – от уборки и садовых работ до уроков на дому. Традиционно пополняет теневой сектор экономики строительство, а с декабря, с начала повторного локдауна, к признанным лидерам нелегального рынка труда добавилось парикмахерское дело.

Многолетние наблюдения подтверждают, что увеличение доли занятых «по-чёрному» в кризисный период – далеко не только немецкий феномен. Согласно подсчётам Фридриха Шнайдера, теневая экономика во Франции в 2020 году выросла с 12,4% до почти 16%, в Италии – с 18,7% до 22%, в Румынии и Болгарии в обход государства работает ещё больше компаний. Тенденции, по мнению учёных, сохранятся и в 2021 году: для Германии это означает прирост на 10−12%, что будет соответствовать примерно 420 млрд евро. При этом завершение локдауна и даже полный отказ от ограничений, вызванных эпидемиологической ситуации, не станут поводом для резкого снижения доли нелегальной занятости. Экономический кризис со снятием запретов не закончится. Только к 2022 году, считает Шнайдер, можно рассчитывать на возвращение ВВП ФРГ к прежнему уровню и соответствующее сокращение нелегальной занятости.

Несмотря на заметные потери бюджета, многие экономисты не считают рост теневой экономики в кризис исключительно негативным явлением. Напротив, работа «по-чёрному» способствует менее тяжёлой рецессии и сползанию меньшего числа людей к черте бедности или за неё. «Нелегальная занятость оказывается тем бампером, который смягчает финансовые потери граждан, которые без этих „левых“ доходов выдались бы ещё более крупными, – отмечает Фридрих Шнайдер. – Чем сильнее сокращается экономика, тем выше в ней доля работающих без социальных выплат. Государственные системы страхования и бюджет теряют немалые средства, но вместе с тем заработанные наличные не складываются, а расходуются. Увеличивающееся потребление подстёгивает конъюнктуру, что оседает в карманах государства в виде генерируемого НДС».

Ларс Фельд (Lars Feld), руководитель «совета мудрецов», экспертного совета при правительстве ФРГ, также считает, что кризисный прирост чёрной работы сейчас полезен немецкому народному хозяйству: «Теневая экономика – тот клапан, который позволяет смягчить последствия кризиса для тех, по кому он ударил». Многие жители страны вынуждены радоваться, что им просто удалось сохранить работу – пусть и в обход налогов, правил и норм. Более частые проверки и увеличившиеся наказания станут в текущий период контрпродуктивными: государству, считает Фельд, следует смириться с вызванным пандемией ростом нелегальной занятости и противостоять ему только, когда кризис будет преодолён.

Государственные ведомства в 2020 году словно последовали советам экономистов – количество проверок на предприятиях, призванных выявить нелегалов, по сравнению с предыдущим отчётным периодом сократилось на 16%, сообщают в Минтруда. В сфере уборки зданий прошло на 15% меньше проверок, на стройках – на 7%.

Причины такого снижения вполне объективны – в том числе в ходе контроля почти весь год было необходимо соблюдать антивирусные требования, что затрудняло работу специалистов, численность доступного персонала также сокращалась из-за болезней и карантина. И всё же приведённые цифры по снижению количества проверок вызывают возмущение среди немецких профсоюзных лидеров. «Ясно, что пандемия не прошла бесследно для контролирующих органов, – соглашается Роберт Файгер (Robert Feiger), глава строительного профсоюза IG-Bau. – Но таможня (в её компетенцию входит поиск нелегально занятых по всей территории ФРГ) всё равно должна поддерживать привычный уровень проверок. Фирмы, не выплачивающие установленный законодательством минимум или уходящие от налогов, не могут выигрывать благодаря кризису».

Под давлением профсоюзов федеральный министр труда Хубертус Хайль (Hubertus Heil) не раз называл борьбу с теневой занятостью в качестве одной из приоритетных целей ведомства. Важным шагом в этом направлении в 2020 году стало регулирование трудовых отношений в мясоперерабатывающей промышленности. После целого ряда весенних скандалов, спровоцированных распространением коронавируса среди временно занятых на немецких мясокомбинатах (в основном это были сезонные рабочие из Восточной Европы, нанятые через субподрядчиков и проживавшие в стеснённых условиях в общежитиях и коммуналках), производителей мяса и колбас обязали отказаться от аренды персонала и временных трудовых договоров.

Ларс Фельд считает, что государство продемонстрировало пример неправильного подхода к ситуации: «Властям следует отказаться от того, чтобы на фоне кризиса своим дополнительным вмешательством подталкивать трудящихся в бездну теневой экономики». Напротив, Фельд настаивает на необходимости дерегулирования в тех сферах, где были ужесточены нормы и контроль за их соблюдением. В конечном счёте снижению нелегальной занятости способствуют не частые проверки, а сокращение бюрократической нагрузки и расширение предпринимательских свобод.




Пётр Левский

№ 2, 2021. Дата публикации: 15.01.2021
 
 
занятости черному рынке нелегальной прирост фельд период экономики локдауна шнайдер кризис теневой работа занятых труда фрг проверок потери экономика персонала
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Спасибо за статью!...

Имя
 
Сообщение