наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Только у нас


Алёна Бабенко: «Театр для меня – второй дом»

Заслуженная артистка России Алёна Бабенко – лауреат многочисленных профессиональных премий, одна из ведущих актрис театра «Современник», в котором служит уже более десяти лет, отвечает на вопросы «РГ/РБ».
 


– Алёна Олеговна, читал, что в детстве вы мечтали стать балериной, но поступили в Томский университет на факультет прикладной математики и кибернетики. Почему так произошло? И ещё один поворот судьбы – как вы стали драматической актрисой?

– Моё увлечение танцами, как и желание стать артисткой, восторга у родителей не вызывало. Мне легко давались математика и физика, я любила читать фантастику. Сдала два экзамена по профильным предметам на «отлично» и поступила в университет. Увлеклась студенческой художественной самодеятельностью, посещала драматический кружок в Доме учёных. На 5-м курсе вышла замуж и, бросив университет, вместе с мужем-режиссёром уехала в Москву. Потом был ВГИК, я училась у Анатолия Ромашина, и началась совсем другая жизнь.

– В фильме Карена Шахназарова «Цареубийца» вам сняться не удалось. Зато вы познакомились со знаменитым английским актёром Малкольмом Макдауэллом (Malcolm McDowell). Он действительно предсказал вам большое актёрское будущее?

– Да, мы общались в гримёрке через переводчицу. Он сказал, что я стану известной актрисой. Почему он так решил, непонятно, возможно, просто хотел меня утешить. Я пробовалась на роль одной из дочерей царя, но безуспешно.

– Свои первые роли в кино помните?

– Ещё в институте я снялась в нескольких короткометражных фильмах. Один из них – «Как я провела лето». Моим партнёром был Андрей Мерзликин, ставший популярным артистом. Что такое кинокамера, я узнала во ВГИКе. А первая работа в большом кино – роль разбитной девушки Соньки в картине Ивана Дыховичного «Копейка». Он предоставил мне карт-бланш в выборе роли. Я была удивлена, что известный режиссёр с таким доверием отнёсся к начинающей актрисе. Пробы были интересными и необычными, Дыховичный вселил в меня уверенность, и я с благодарностью вспоминаю его.

– «Водитель для Веры» можно назвать вашим судьбоносным фильмом. Режиссёр Павел Чухрай рассказывал мне, что Украина, а это было совместное российско-украинское производство, номинировала картину на «Оскар». Но что-то не сложилось. А вас с первого раза утвердили на роль?

– Нет. Очень важно научиться читать сценарий. Мне не сразу удалось проникнуть во внутренний мир главной героини, понять её характер. Я прошла несколько кинопроб, причём последнюю – с температурой 39 градусов. Успела ещё сняться в рекламе, ездила в такси с водителем и рассказывала об одной телефонной компании. Режиссёры не любили, когда артисты снимались в рекламе. Павел Григорьевич недобро смотрел на меня и повторял: «Видел тебя, видел!». Я боялась, что меня снимут с роли, но, к счастью, всё обошлось.

– Фильм «Праздник», в котором вы сыграли роль жены привилегированного учёного в блокадном Ленинграде, вызвал неоднозначную реакцию зрителей. Некоторые посчитали кощунственным снимать комедию на столь трагическую тему. А как вы относитесь к этой киноленте?

– Картину в основном критиковали люди, её не видевшие. Оператор фильма Сергей Астахов – человек питерский, не понаслышке знает о блокаде. Он разыскивает могилы неизвестных солдат, устанавливает им памятники. И будь в картине что-то оскорбительное, он никогда бы не согласился снимать её. Эта история совсем не про блокадный Ленинград, она о семейных традициях, о людях, оказавшихся в определённой ситуации и считающих, что привилегии и льготы принадлежат им по праву. Травля, которой подверглась картина, совершенно не обоснованна.

– Что для вас фильм «Мотылёк», в которым вы не только выступили как продюсер, но и сыграли главную роль? Есть ли дальнейшие продюсерские планы?

– Изначально у меня продюсерские планы отсутствовали, это, как я говорю, было «безумие по любви». Сценарий Ивана Охлобыстина настолько захватил меня, что я захотела во что бы то ни стало сыграть в этом фильме. Проект удалось осуществить только через 10 лет, меня поддержали Минкульт и Фонд кино. Я благодарна всей съёмочной группе и, конечно, режиссёру «Мотылька» Константину Худякову, помощь которого оказалась неоценимой. Продюсер из меня, может, получится только креативный, я люблю придумывать кино, но не заниматься финансами. Собиралась снять короткометражный фильм по стихотворению Бродского, но пандемия нарушила все мои планы. В дальнейшем хотелось бы попробовать себя в качестве режиссёра короткометражного кино. Проект уже готов, мой хороший друг, педагог и режиссёр Николай Лебедев оказал мне поддержку.

– Недавно на экраны вышел телесериал «Катран». Как вы ощущали себя в роли хозяйки подпольного советского казино? Кого интереснее играть: персонажей похожих или совершенно отличных от вас?

– О, эта роль – моя радость. Совсем неожиданный образ, который мы придумали, ничего подобного я раньше не играла. Сниматься в сериале меня позвал Денис Евстигнеев, сын Галины Волчек и Евгения Евстигнеева, с которым я давно мечтала поработать. С режиссёром Сергеем Коротаевым я нашла общий язык, партнёры были замечательные: Андрей Смоляков, Марина Александрова, Сергей Аверин… Мне сделали подарок: в кабинете владелицы «Катрана» повесили портрет Софи Лорен.

– А вы ведь похожи друг на друга!

– Правда? Об этом говорила и моя лучшая подружка, но я не верила ей. Куда мне до Софи Лорен! Я подумала, что для хозяйки казино столь знаменитая актриса вполне могла стать кумиром. Денис хотел, чтобы моя героиня несмотря на свою внешнюю жёсткость, была женственная и эротичная. Такие сцены вошли в фильм. Мне интересно экспериментировать, перевоплощаться в совершенно другого человека, конечно, ты наделяешь его какими-то своими чертами, опытом, переживаниями, но твой персонаж мало похож на тебя, он живёт другими устремлениями, другой жизнью.

– Вы работали со многими известными режиссёрами: Эльдаром Рязановым, Павлом Чухраем, Константином Худяковым, Александром Миттой… С кем из них чувствовали себя наиболее непринуждённо?

– Пожалуй, с Эльдаром Рязановым. Я никогда не ощущала разницы в возрасте. Внутренне он был совершенно ребёнок, не утративший интерес к жизни. Самоироничный, с неиссякаемым чувством юмора и бесконечно влюблённый в артистов, всегда готовый пойти им навстречу в стремлении снять эпизод по-другому. Он интересовался моим мнением о песнях, которые должны были прозвучать в фильме, а я испытывала неловкость: знаменитый режиссёр – советуется со мной. Он дал мне возможность сыграть Чаплина, правда, этот номер не вошёл в картину. Рязанов не мог представить меня в таком образе, но я упросила его смонтировать отснятый эпизод и подарить его мне. Когда ещё удастся сыграть самого Чарли Чаплина! А вместе с Людмилой Гурченко и Инной Чуриковой, которые снимались в этом фильме, мы в банкетном зале, импровизировали и пели втроём.

– Как вы попали в «Современник»? Какое значение имела для вас работа с Галиной Волчек, что можете вспомнить о ней?

– До встречи с Галиной Борисовной я не работала в театре. Хотя такая возможность была: в «Ленкоме», в рок-опере «Юнона и Авось» я должна была петь Кончиту, но не сложилось. В «Современник» я попала благодаря моему второму мужу Эдуарду Субочу, который пригласил меня на спектакль, а потом мы зашли в гости к Галине Борисовне. Она сказала, что мечтала бы видеть меня в «Современнике». В это время Иосиф Райхельгауз пригласил меня в театр «Школа современной пьесы» на главную роль в спектакле «Пришёл мужчина к женщине», которую когда-то замечательно играла Любовь Полищук, но я выбрала «Современник». Я сыграла роль Маши в «Трёх сёстрах». За три года у меня сложился репертуар – 6 спектаклей, это совершенно невероятно. О «Пигмалионе» я даже мечтать не могла. Мне казалось, что пьеса Бернарда Шоу про меня, а Элиза Дулитл – это я. Зрители очень тепло принимают спектакль, а мы вместе с Сергеем Маковецким испытываем огромное удовольствие. Я называю всё это нечаянной радостью, которой могло и не быть. О Галине Борисовне вспоминаю с восхищением, она доверила мне огромную палитру ролей, осуществила мою мечту о театре.

– Вы – участница последней премьеры «Современника», спектакля «Собрание сочинений» по пьесе Евгения Гришковца, который поставил новый художественный руководитель театра Виктор Рыжаков. Расскажите, пожалуйста, о спектакле и вашей роли в нём.

– С «Современником» у меня связаны сплошные подарки. Я родилась в Кемерово, и Евгения Гришковца знаю с детства. Мой двоюродный брат участвовал в его школьных постановках. С Женей мы уже давно хотели поработать вместе. Когда Рыжаков пригласил меня в этот спектакль, я с радостью согласилась. Роль у меня небольшая, но очень важная. Вначале я не понимала, как же её играть, но потом мы нашли неожиданное решение, которое оказалось мне близким. Для меня эта пьеса – высказывание о том, как уходит эпоха книг, которые молодёжь теперь практически не читает; о женщине, которая расстаётся с прошлым, отказывается от него и куда-то уходит. Куда? Найдёт ли она место в современном мире? Этого мы не знаем, она подводит окончательный итог и понимает, что в жизни уже сделала всё. Героиня не хочет обременять детей, продаёт квартиру и отдаёт им ключи – живите! В спектакле эту роль блистательно играет Марина Неёлова – драгоценный для меня человек. Мы дружим. Я играю с ней в двух спектаклях, она потрясающий партнёр и уникальная женщина.

– Вы легко выходите из сыгранной роли или она продолжает оказывать влияние на вас?

– Мне странно, когда артист настолько погружается в роль, что долгое время не может из неё выйти. Это непрофессионально – зацикливаться на одной роли и не видеть ничего вокруг. Существует обычная жизнь и различные образы, которые предстоит воплотить на сцене. Вместе с тем роли оставляют во мне определённый след, учат чему-то новому, позволяют лучше понять другого человека.

– Где комфортнее вы себя ощущаете: на сцене или в кино?

– Я безумно люблю и съёмочную площадку, и сцену. Это разные способы существования, но они мне дороги оба. Театр для меня – второй дом, в котором я сыграла много интересных ролей. И, если раньше я могла сказать, что главное в моей профессии – кино, то теперь – это театр. Тем более что он – хорошая школа для кино, в театре многое зависит от самого актёра.

– В одном из интервью вы говорили, что хотели бы написать сценарий. вам это удалось?

– С моей подругой мы написали сценарий под названием «Вася». Не думаю, что он будет экранизирован, но это интересный опыт, который никогда не бывает лишним.

– Вы верующий человек?

– Да. Я хожу в храм, но делаю это не по принуждению, а когда возникает большое внутреннее желание. Я думаю, что Бог должен быть на первом месте, а всё остальное идти за ним. Когда я оглядываюсь на свою жизнь, то не понимаю, почему произошли те или иные неожиданные события. Мои планы часто рушились. Человеческая и божественная логика, как правило, не совпадают, а порой направлены в разные стороны. Нужно чаще полагаться на интуицию, и тогда всё, что ни делается, будет делаться к лучшему.

– Чем занимается ваш сын? Будете ли вы рады, если внук продолжит вашу актёрскую династию?

– Мой сын – оператор, увлекается фотографией. Осуществляет разные проекты. Внуку пять лет, я хочу, чтобы он занимался тем, к чему лежит его душа, главное – наличие желания и таланта.

– В этом году вы участвовали в шоу «Танцы со звёздами». Ваши впечатления?

– Это было чудесно! Моим партнёром был балетмейстер-педагог Максим Петров. Жаль, что не удалось дойти до финала. Но победил мой коллега по театру Иван Стебунов, выступавший вместе с Инной Свечниковой. А значит, победил «Современник»!




Беседу вёл Александр Островский. Редакция благодарит д-ра Александра Лившица за содействие в организации интервью

№ 1, 2021. Дата публикации: 08.01.2021
 
 
планы евгения фильме университет жизнь моим роль фильм алёна пригласил режиссёр спектакль сценарий современник роли театре кино спектакле сыграть сын
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение