наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Заметки пристрастного наблюдателя


100 лет русского исхода

На эти дни выпадает 100-летие русского исхода. Одна из самых умалчиваемых трагедий ХХ века и в новом веке не обрела публичности. В середине ноября 1920 был эвакуирован Крым. Красные прорвались через Сиваш, белым отступать стало некуда, союзники оставили Россию в жертву большевизму.
 


Единственное, что оставалось у белых, – флот. При всей «революционности матросни» красные были сиротами на воде: флот и после трёх лет гражданской войны демонстрировал верность белой идее. Около 130 кораблей – вот и всё, что осталось от Российской империи к ноябрю 1920. Больше России не было нигде.

В ноябре этот гигантский караван покинул Крым. Он ушёл в никуда. Ни одна страна мира не захотела принять у себя Россию. Наконец, 1 декабря, когда русский флот уже оказался на грани самоубийства, Франция разрешила ему идти в свою колонию – Тунис, в порт Бизерта.

Сегодня этот топоним знаком в России немногим. Но именно Бизерта, древний порт, отстроенный ещё финикийцами, и грязный арабский городишко в 1920-м, стал новой столицей Белой России. Более 150 000 русских беженцев прибыли туда в 1920−1921 гг. – войска, семьи офицеров, часть гражданского населения крымских портов – Севастополя, Ялты, Феодосии, Керчи и Евпатории.

Прибывшие корабли со всеми находящимися на них офицерами, матросами и гражданскими лицами посадили на карантин. Вот что писал об этом капитан 1-го ранга Владимир фон Берг: «Ярко-жёлтые флаги взвились на мачтах. Французский карантин покрыл русские суда. Никто не смел съехать на берег, никто не смел подойти к нам. Что за болезнь была на эскадре? Оспа, тиф или чума? Нет! Не того опасались французы: от тифа и чумы есть прививка. Мы прибыли из страны ужасной болезни – красной духовной заразы. И вот этой заразы, пуще другой, боялись французы…»

И всё же Франция взяла на содержание белых беженцев. Матросы и офицеры стали получать ежемесячное пособие. Жизнь начала налаживаться. Первое время флот оставался реальной опорой для эмигрантов: в медицинском, образовательном и духовном плане. На линкоре «Георгии Победоносце» была церковь. Здесь же организовали школу, в которой учились около 60 детей, и даже Морской корпус.

В 1924 году Франция признала СССР. Первым делом советские потребовали вернуть флот и ликвидировать Бизерту. Однако из-за поднявшегося международного скандала Франция не выполнила договорённости по флоту в полном объёме: некоторые корабли, в том числе «Георгий Победоносец», так и остались гнить в Бизерте.

За 10 лет почти вся эскадра была распродана на металлолом. Последним проданным судном русской эскадры стал дредноут «Генерал Алексеев», орудия которого ещё успели послужить на береговых укреплениях Франции во Второй мировой войне.

Русские моряки просочились из Туниса в Европу, стали таксистами в Париже и сборщиками на заводах Рено, а Бизерту начало заносить песком истории. И занесло. Сегодня этот топоним мёртв для русского слуха. И вряд ли воскреснет даже в столетие трагедии. Крым «вернулся в родную гавань»? Нет, он похоронен в Бизерте…




Арсений Каматозов

№ 47, 2020. Дата публикации: 18.11.2020
 
 
русские беженцев белой французы бизерта порт бизерте крым карантин заразы корабли флот русского бизерту россию россии смел франция прибыли красные
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
На русском кладбище Сент-Женевьев-Де- Бу...

Имя
 
Сообщение