наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Связь времён


«Нет у нас человека, способнее Канкрина быть министром финансов»

Вынесенная в заголовок фраза принадлежит графу М. М. Сперанскому, русскому общественному и государственному деятелю времён Александра I и Николая I, реформатору и основателю российской юридической науки, воспитателю наследника-цесаревича Александра Николаевича. Сказано было это о Георге Людвиге Канкрине (Georg Ludwig Cancrin), рождённом в 1774 году в немецком городе Ханау.
 


К концу войны с Наполеоном, связанной с огромными расходами, финансовое положение России было на грани краха, и только Канкрин, который в то время был генерал-интендантом действующей русской армии и сумел полностью обеспечить войска продовольствием и обмундированием, по мнению не только Сперанского, способен был как-то выправить положение. Однако пророчество Сперанского нашло своё воплощение только через 10 лет, в 1823 году.

В России, где давно работал его отец, слывший человеком учёным, но не нашедшим на родине применения своим знаниям и уехавшим в Россию, где стал управлять крупной солеварней в Старой Руссе, Егор Францевич, как стали здесь называть Георга Канкрина, появился в 1797 году после окончания Марбургского университета и уже имея степень доктора права. Некоторое время он проработал у отца помощником. В его обязанности входила подготовка решений не только по правовым вопросам, но и по экономическим, что было связано с частыми поездками по делам соляных промыслов и лесохозяйства. В этих поездках Канкрин смог хорошо ознакомиться с Россией, и их результатом стало то, что он представил в 1803 году вице-канцлеру Ивану Остерману записку об улучшении овцеводства в России. А его исследования соляных месторождений в Оренбургской губернии привели к тому, что Соль-Илецк (ныне в Оренбургской области) стал одним из важнейших центров добычи поваренной соли в стране. Благодаря своей активной деятельности Канкрин был принят на работу в министерство внутренних дел, быстро продвигался по карьерной лестнице, став в 1809 году инспектором всех иностранных колоний в чине статского советника.

Через два года на него обратило внимание военное ведомство. Канкрин был назначен помощником генерал-провиантмейстера. И здесь он тоже продвигался по службе, получив во время войны с Наполеоном чин генерал-майора, затем, в 1815 году, генерал-лейтенанта, а ещё позже – генерала от инфантерии, что соответствовало гражданскому чину действительного тайного советника. Такой стремительный рост Канкрина в чинах был обусловлен тем, что благодаря проявленной им распорядительности русские войска во время боевых действий на своей и чужой территории не нуждались ни в продовольствии, ни в остальном необходимом обеспечении, что, безусловно, способствовало победе над сильным врагом. За эту деятельность Канкрин был награждён в 1813 году орденом Святой Анны I степени.

Вообще его деятельность в течение всего периода службы в армии характеризовалась строгостью исполнения им своих обязанностей, что всегда приводило к положительным результатам, в том числе к экономии финансовых ресурсов, а это было редчайшим событием для страны, ведущей боевые действия. Экономия была связана также и с тем, что он успешно боролся со взяточничеством и хищениями, типичными для интендантского ведомства того времени, а также с его искусными переговорами с союзниками. Ему удалось снизить оплату поставленного ими русской армии продовольствия с 360 млн рублей до 60 млн.

Свою деятельность в армии Канкрин проанализировал и подытожил в работе «О военном хозяйстве». А в 1820 году закончил трёхтомник «О военной экономии во время войны и мира и её связи с военными операциями».

Но не только военной экономикой занимался Канкрин: в 1818 году по велению Александра І он представил «Записку об освобождении крестьян» с проектом поэтапной отмены крепостного права в течение 30 лет и бесплатного наделения крестьян землёй за счёт постепенного выкупа государством земли у помещиков в достаточном для крестьян размере. По мнению историка Василия Ключевского, это был самый лучший из всех представленных подобных проектов. А в 1836 году Канкрин издал свою книгу «Элементы прекрасного в зодчестве» и, будучи горячим поклонником изящной словесности, сам писал стихи, страстно любил музыку, обладал неподражаемым чувством юмора…

Его труды были отмечены учёным сообществом: Канкрин состоял членом Петербургской и Парижской академий.

Назначенный в 1820 году членом Военного совета, он постоянно публично подвергал резкой критике действия министра финансов Дмитрия Гурьева за его действия в проведении финансовой политики и предлагал меры по стабилизации экономического положения России. Эти меры ему пришлось проводить самому на этом посту, который он занимал с 1823 по 1844 годы – никто из русских министров финансов ни раньше, ни позже так долго – 21 год – не пребывал в этой должности.

К моменту назначения Канкрина министром население многих губерний России было разорено, долги правительства частным лицам платились неаккуратно, внешний долг был огромным, таким же был и бюджетный дефицит. С присущим ему упорством и педантичностью Канкрин принялся наводить порядок в финансовой сфере государства. Вот краткий перечень главного, что он сумел сделать: денежная реформа, установившая обеспечение серебром основной денежной единицы (рубля) и заменившая бывшие в денежном обращении ассигнации государственными кредитными билетами; введение заградительных таможенных пошлин для обеспечения условий развития промышленного производства в России (система протекционизма), для чего с целью поднять уровень общего технического образования были основаны Технологический, Лесной и Земледельческий институты в Санкт-Петербурге, Коммерческое училище в Москве, а в губернских городах – промышленные школы (при этом он горячо ратовал за развитие женского образования); увеличение добычи золота; внесение большего порядка в систему финансового управления, в том числе улучшение отчётности. В течение всей своей министерской деятельности Канкрин не напечатал ни одной новой бумажной купюры, а за последние 12 лет сэкономил России 600 млн рублей.

К его определённым успехам можно отнести и то, что он обратил особенное внимание на казённые леса из-за их «необъятной массы» и подготовил «Инструкцию об управлении лесной частью на горных заводах хребта Уральского, по правилам лесной науки и доброго хозяйства», а также то, что при его содействии стали издаваться «Коммерческая газета», «Журнал мануфактур и торговли», «Лесной журнал», «Горный журнал», «Земледельческая газета» и «Мануфактурные и горнозаводские известия».

Многолетняя плодотворная деятельность Канкрина на благо России была оценена орденом Андрея Первозванного. В указе императора говорилось: «За 8-летнее управление министерством финансов, отличную благоразумную попечительность и непоколебимое рвение к благоустройству сей важной части Государственного управления, за многие полезные предначертания, точное исполнение оных и бдительный надзор, при коих доходы Государства, при всех обстоятельствах, не только удержаны от упадка, но и важные, чрезвычайные расходы по войнам с Персией и Турцией и по неожиданным событиям в Царстве Польском и в западных губерниях, успешно удовлетворены, мануфактуре и промышленности отечественным дано быстрое, полезное направление». Через два года к ордену были добавлены алмазы.

Конечно, Канкрин не смог, в силу складывающейся политической обстановки в стране и за рубежом, добиться всего, что намеревался сделать. Но созданная им, пусть недостаточно совершенная, финансовая система просуществовала вплоть до Крымской войны (1853−1856).

В 1840 году Канкрин просил Николая I о своей отставке, но тот ответил тогда: «Ты знаешь, что нас двое, которые не можем оставить своих постов, пока живы: ты и я». Да, император ценил Канкрина, но отношения между ними не были безоблачными, поскольку Егор Францевич обладал характером твёрдым и независимым, и это было важным моментом в этих отношениях, так как Николай I, отличавшийся крутым нравом, подавлял своих министров. Но, как правило, между двумя сильными личностями часто возникает взаимоуважение. Так произошло и в данном случае: осознавая пользу, которую приносит министр финансов государству, царь пожаловал своему несговорчивому подчинённому графский титул.

В отставку Канкрин всё же ушёл – ещё через 4 года, по болезни и возрасту.

За полгода до своей смерти он закончил свой итоговый труд «Экономия человеческого общества и финансы», в которой изложил свои экономические воззрения на финансовое управление. Труд этот увидел свет в журнале «Отечественные записки» уже после кончины Канкрина. Он умер 9 (21) сентября 1845 года, 175 лет назад, и похоронен на Смоленском евангелическом кладбище Санкт-Петербурга.

Незадолго до смерти Канкрин писал: «В течение всей моей жизни, в весёлые и горестные дни, я стремился лишь к одной цели – делать людям добро, содействовать успехам, заимствовать полезное, распространять знания и цивилизацию… У меня сердце обливается кровью: всё ещё существуют рабы, крепостные… я сделал, что мог». А сенатор Константин Фишер, вспоминая Егора Францевича, свидетельствовал: «Во всей личности Канкрина изображался человек, выходящий из ряда обыкновенных по уму, по сердцу, по образу жизни. Боровшись почти всю жизнь с бедностью, он не только не выходил из прежней простоты своей жизни, но не забывал и того, что на свете есть люди тёмные и бедные, заслуживающие уважения».




Юрий Переверзев

№ 44, 2020. Дата публикации: 30.10.2020
 
 
течение науки канкрина общественному журнал действия деятельность александра финансов россии государства жизни лесной генерал канкрин николая оренбургской крестьян войны армии
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение