наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Общество


«Как будто моё тело – больше не моё»

Около двух месяцев назад героиня нашумевшего документального кино Дейзи Коулмэн совершила самоубийство, так и не сумев справиться с психологической травмой после изнасилования, которое пережила в 14 лет. Журналистка «РГ/РБ» поговорила с девушкой, которой удалось выстроить успешную жизнь после аналогичной истории – о том, какие причины и последствия имеет подростковое насилие и как с ним можно бороться.
 


5 августа в США покончила с собой 23-летняя героиня документального фильма Netflix «Одри и Дейзи» Дейзи Коулмэн (Daisy Coleman). В 2012 году, когда Дейзи было 14 лет, она была изнасилована на вечеринке 17-летним Мэтью Барнеттом (Matthew Barnett) – популярным игроком школьной футбольной команды. Вместе с Коулмэн на вечеринке была её 13-летняя подруга, которая также подверглась насильственным действиям сексуального характера. Подростки снимали изнасилование на видео, после чего отвезли девочек домой, оставив Дейзи лежать на земле у порога дома при минусовой температуре.

После произошедшего Дейзи и её семью начали травить в соцсетях, в их адрес стали поступать угрозы, в результате чего всей семье пришлось переехать в другой город. Барнетту и другим подросткам с вечеринки предъявили обвинения в сексуальном насилии, однако через некоторое время прокурор снял все обвинения за недостатком улик. Тем более что парни утверждали: секс был по обоюдному согласию, делая акцент на том, что обе девочки были в состоянии сильного алкогольного опьянения и могут просто не помнить этого. «Они делали, что хотели, и это заслуживает осуждения. Но является ли это преступлением? Нет», – заявил прокурор Роберт Райс в 2013 году.

Когда это происшествие привлекло внимание СМИ, уголовное дело было возобновлено и передано другому прокурору. В итоге Барнетта признали виновным в том, что он подверг несовершеннолетнюю опасности, оставив Коулмэн ночью на крыльце. Ему дали два года условно. В изнасиловании его, как и его друзей, так и не обвинили.

В 2016 году Netflix снял документальный фильм «Одри и Дейзи» о травле девушек-подростков, столкнувшихся с сексуальным насилием, где Коулмэн рассказала свою историю. Вторая героиня фильма – 15-летняя Одри Потт – также была изнасилована на вечеринке в 2012 году и покончила с собой спустя три дня.

Домогательства и сексуальное насилие среди подростков уже давно считаются распространённым явлением. На данный момент, согласно законам ФРГ, любой подросток 14−18 лет, совершивший насильственные действия сексуального характера, должен быть привлечён к уголовной ответственности. Однако диапазон действий с сексуальным подтекстом, способных нанести психологическую травму девушке или юноше, настолько широк, что зачастую очень сложно поддаётся классификации. Из-за глубокой субъективности каждого отдельного случая и недостатка времени и средств у следственных органов, психологов и учителей подобные преступления часто остаются безнаказанными.

«Я переспала со своим парнем, потому что боялась, что в противном случае он меня бросит» или «Во время школьного фестиваля мы с Лизой решили уединиться на школьном дворе, там она прижала меня к стене и засунула свою руку мне в штаны – для меня это было слишком быстро… Но я ничего не стал ей говорить, иначе она могла бы подумать, что не нравится мне» – подобными историями подростки делятся с психологами, однако большой частью общества они остаются либо непонятыми, либо осуждаемыми. Ведь если несогласие не выражено явно – то это уже не насилие?!

Отдельную проблему представляют истории изнасилований, в которых присутствует алкоголь: как это и произошло с Дейзи Коулмэн, которая находилась в состоянии сильного алкогольного опьянения во время изнасилования. В таких случаях жертвам бывает трудно доказать, что секс был не по обоюдному согласию, так как зачастую они могут не помнить всего произошедшего. Кроме того, такие истории поддаются очень высокой степени стигматизации (навешиванию социальных ярлыков) в обществе и, как правило, проходят под лозунгом «сама виновата», а затем быстро забываются.

Именно это и произошло с Кристиной (имя изменено), когда она решила поделиться своей историей в онлайн-дневнике. На протяжении двух лет после того, как 14-летнюю Кристину изнасиловала группа парней, она никому не рассказывала про этот случай. «Потом я написала об этом и получила реакцию от одной знакомой женщины, много старше меня, что я „не должна трясти грязными простынями“ или „пытаться привлечь к себе внимание скрипом кровати“. Якобы у всех такое было, нечего выпендриваться. После этого я никому не рассказывала об этом», – рассказывает девушка.

Сейчас Кристине 32 года и её жизнь сложилась вполне успешно: карьера в крупной компании, брак, дети. На вопрос, что было для неё самым ужасным в той истории нападения, Кристина отвечает: «Наверное, то, что я доверяла этим парням. Я думала, что мы дружим. Думала, что изнасилование – это когда нападают, хватают, тащат, угрожают. Со мной было не так».

«На меня не напали в том виде, как это принято считать, – рассказывает Кристина. – Когда мне было 14 лет, я попала в компанию взрослых парней. Я ещё была девственницей. Им было по 18−19 лет. Мне льстило, что они хотят со мной общаться, я была для них интереснее многих других. Сложилась компания, правда, ребят было много, а девушка – только я. Меня это, увы, не смущало. Мы познакомились в конце лета, общались несколько месяцев, а ближе к середине декабря принялись строить планы на Новый год. Я, конечно, пообещала быть с ними. В Новый год после полуночи, криков и поедания салатов, мы встретились дома у одного из ребят, он жил один. Много пили. Играли в какие-то игры, но всё было пристойно. Потом я захотела спать и сказала, что лягу в другой комнате. Ушла и очень быстро отключилась. Проснулась от резкой боли. Один держал меня крепко за руки, остальные… подходили по очереди. Были пьяные, на мои вопли особо не реагировали, смеялись и говорили, что я умница и что в Новый год надо идти с новыми умениями. Это длилось долго, так мне казалось. Я даже не соображала, сколько времени. Я старалась лежать тихо, закрыла глаза и очень громко думала, что всё скоро кончится. Уснули они тут же, рядом со мной. Я очень долго боялась встать. Потом всё же встала, вымылась. У меня было чувство, как будто я оплёвана. Было не больно, а очень пусто и зло внутри, как будто моё тело – больше не моё. Я уехала домой, дома долго пыталась отмыться. Потом ещё несколько недель мы продолжали общаться, ребята как-то даже извинились, сказали, что не помнят, что творили, но „если тебе было плохо, ты прости“. С одним я даже стала встречаться. Он стал, получается, моим первым мужчиной после всех своих друзей».

Впоследствии, по словам Кристины, эти парни не понесли никакой ответственности. Девушке понадобилось много времени, чтобы прийти в себя и снова научиться доверять мужчинам. «Очень долго после этого я не чувствовала ничего к мужчинам, кроме желания управлять ими и контролировать их. У меня появилось много мужчин. Мне нравилось доводить дело до постели и смотреть, как я обретаю над ними власть. Я очень долго шла к тому, что мужчины – это живые люди, и что не все они – животные».

В последние годы в качестве одной из главных причин распространения сексуального насилия стали рассматривать отсутствие в обществе так называемой «культуры согласия». Согласно этой концепции, нашим обществом на сегодняшний день управляет – противоположная – «культура насилия», в которой насильником может стать практически любой человек, даже не имея такого намерения. В культуре насилия не принято задавать вопросы, прежде чем начнётся сексуальный контакт – в ней принята невербальная, часто агрессивная, сексуальность и ожидание реакции второй стороны. Именно такое поведение часто приводит к неумышленным изнасилованиям, так как люди склонны впадать в таких ситуациях в разного рода состояния (ступор, замирание, аффект), мешающие дать чёткий отказ. В результате главным аргументом обвиняемой стороны становятся фразы вроде «молчание – знак согласия».

В свою очередь культура согласия подразумевает то, что перед совершением любого действия сексуального характера, человек спросит разрешения на это. Кроме того, данное согласие в любой момент можно отозвать, и оправдываться за это никто не обязан. В таком обществе состояние алкогольного опьянения жертвы станет не оправданием для нападавшего, а отягчающим обстоятельством, так как жертва была не в состоянии осознанно дать согласие. Однако, как показывают данные полицейской криминальной статистики, согласно которой пятая часть всех изнасилований в Германии совершается подростками, секспросвещения в этом направлении либо недостаточно, либо он неэффективен.

На вопрос о причинах и способах предотвращения сексуального насилия среди подростков Кристина отвечает: «Я думаю, что причиной является отсутствие сексуального воспитания. Мальчиков нужно учить управлять гормонами и знать слово „нет“. Девочек нужно учить, что их тело – это их тело, и никто не может трогать их без их согласия. И ещё – что не нужно терпеть секс, потому что это признак любви. Чтобы предотвратить насилие, нужно учить границам, активному согласию, ну, и, наверное, научить называть вещи своими именами. Со мной не „пошалили“. Меня изнасиловали. И это было больно».




Анастасия Сергеева

№ 40, 2020. Дата публикации: 02.10.2020
 
 
насилие подростков насилия тело секс кристина новый согласия сексуального дейзи коулмэн опьянения характера думала дома героиня истории долго обществе времени
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение