наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Терроризм


Взрыв остался без подробностей

Федеральная прокуратура официально закрыла дело о взрыве на мюнхенском празднике Октоберфест в сентябре 1980 года, жертвами которого стали 13 человек. Повторное расследование не принесло результатов: о причинах произошедшего по-прежнему ходят слухи, виновному, который не был осуждён, не нашли подельников.
 


Сорок лет назад взрыв на лугу Терезиенвизе, где шумел Октоберфест – крупнейшее в мире народное гулянье – стал самым значительным по числу жертв преступлением в истории ФРГ, которое совершили правые экстремисты. 26 сентября 1980 года у главного входа во временный парк аттракционов с многоэтажными пивными взорвалась самодельная бомба: погибли 13 человек, среди которых – заложивший взрывное устройство, 213 получили ранения, 68 из них – тяжёлые.

Уже на следующий день в Мюнхене снова лилось рекой пиво: террористический акт не привёл к отмене Октоберфеста, как не отменили его через семнадцать лет и события 11 сентября. Праздник не состоится только в этом году – не из-за терактов, а в связи с пандемией коронавируса. В 1980 году взрывом был убит сам подрывник – праворадикальный экстремист Гундольф Кёлер (Gundolf Köhler). Следствие посчитало его террористом-одиночкой, но за последующие десятилетия неоднократно высказывались публично сомнения в правильности этой официальной версии. В своё время следствию не хватило данных, чтобы доказать причастность к покушению правоэкстремистской группировки «Военно-спортивная группа Хофмана» (Wehrsportgruppe Hoffmann). Военизированная преступная организация орудовала на территории ФРГ с 1973 по 1980 годы, на её счету несколько громких убийств и покушений. Группировка Карла-Хайнца Хофмана (Karl-Heinz Hoffmann) была разгромлена и запрещена в 1980 году, сам он после длительной отсидки в тюрьме стал преуспевающим бизнесменом, а «Военно-спортивная группа» его имени по-прежнему фигурирует в Федеральном списке запрещённых правоэкстремистских организаций и является своего рода мифом в среде молодых неонацистов. Гундольф Кёлер на протяжении пяти лет являлся одним из активных участников «Военно-спортивной группы Хофмана», а также был членом нескольких других праворадикальных объединений. Тем не менее завершившееся в 1982 году следствие посчитало, что социально изолированный, замкнутый 21-летний студент-геолог с портретом Гитлера над кроватью самостоятельно изготовил и привёл в действие смертоносное взрывное устройство. В эту версию никогда не верили восточногерманские спецслужбы: Штази придерживалось мнения, что Кёлер не мог в одиночку создать такую бомбу.

Мюнхенский адвокат Вернер Дитрих (Werner Dietrich), представлявший нескольких жертв покушения и ряд родственников погибших, дважды безуспешно пытался инициировать новое расследование теракта на Октоберфесте – в 1984 и 2008 годах прокуратура отказывалась возобновить дело. Но в 2014 году Управлению уголовной полиции земли Бавария пришлось заново открыть расследование «тяжелейшего за всю историю ФРГ преступления с правоэкстремистской подоплёкой», как называют этот взрыв официальные лица – в связи с появлением новых сведений. Шесть лет назад в распоряжение Дитриха поступило письменное свидетельство супружеской пары, которая в момент взрыва находилась в шести-семи метрах от Гундольфа Кёлера. Женщина утверждает, что видела рядом с ним двух молодых людей в тёмных куртках, убежавших за секунды до взрыва. Эти сведения полностью совпадают с показаниями ещё одного свидетеля – специалиста по компьютерным технологиям Рамина А., который числится в официальном списке жертв покушения. Чудом спасшийся свидетель незадолго до взрыва также видел потенциальных подельников Кёлера – но при допросе в полиции эта часть его показаний никого не заинтересовала. Наконец, когда был рассекречен ряд материалов дела, выяснилось, что в 1980 году баварское Управление уголовной полиции искало, но так и не нашло связи между организованным Кёлером терактом и неонацистскими группировками. В частности, по мнению следствия, взрывчатое вещество студенту мог предоставить Хайнц Лембке (Heinz Lembke) – известный экстремист и ещё один участник «Военно-спортивной группы Хофмана». Через год после взрыва на Октоберфесте Лембке был арестован, пообещал полиции рассказать, кто стоит за ним, но на следующее утро был найден повешенным в тюремной камере.

Однако за шесть лет расследования правоохранителям так и не удалось обнаружить групповой «коричневый» след взрыва. По сведениям мюнхенской газеты Süddeutsche Zeitung, материалы дела насчитывают 300 000 страниц, допрошены 1008 свидетелей, проверены 888 версий – но ни одна не стала источником появления новых подробностей, которые могли бы существенно повлиять на результаты расследования. Следственная группа, состоявшая из 80 человек, была расформирована ещё весной, теперешнее закрытие дела генеральной прокуратурой – официально поставленная точка: нет никаких доказательств предположению о том, что у Гундольфа Кёлера имелись сообщники.

Нельзя сказать, что новое расследование вообще не принесло результатов: так как взрыв на Октоберфесте рассматривался уже не как агрессия одиночки с лабильной психикой, а как террористическая атака правоэкстремиста, у жертв покушения сорок лет спустя появилась надежда получить от государства компенсацию за понесённый ущерб. Такая оценка взрыва открывает доступ к основанному в 2002 году фонду федерального правительства, из которого, впрочем, выплачиваются средства только пострадавшим от террора после 1990 года – кроме «особо значительных случаев». События на Октоберфесте оцениваются как «крупнейший правоэкстремистский теракт» – следовательно, это и есть такой случай. Действительно, власти на днях изъявили намерение выплатить пострадавшим и их родственникам пока не названные суммы. Министерство юстиции в ближайшее время должно вступить в переговоры с представителями жертв, чтобы определить размер компенсаций. Вероятно, здесь можно провести параллели с терактом 2016 года на рождественском рынке в Берлине: 12 погибших, 55 раненых при наезде грузовика, которым управлял террорист. Общая сумма компенсаций со стороны федерации, земли Берлин и фонда помощи жертвам аварий (Verkehrsopferhilfe) достигла 3,8 млн евро. Государство предоставляет материальную помощь жертвам и пострадавшим на добровольной основе, правовых претензий на её получение быть не может. Многие из выживших при мюнхенском взрыве выражают своё непонимание в связи с тем, что Германии понадобилось 40 лет, чтобы официально признать правоэкстремистскую подоплёку преступления.

Теперь историческая справедливость будет восстановлена хотя бы деньгами.




Пётр Левский

№ 29, 2020. Дата публикации: 17.07.2020
 
 
октоберфест хофмана связи результатов жертв дела кёлера группа октоберфесте дело прокуратура расследование официально взрыва покушения полиции военно пострадавшим кёлер взрыв
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение