наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Франция
Политика


Отчего Франция «позеленела»?

Результаты муниципальных выборов во Франции стали разочарованием года для нынешнего президента и его партии «Вперёд, Республика!». Впервые в истории Пятой республики власть на местах перешла к «зелёным».
 


Муниципальные выборы во Франции в этой году растянулись на три месяца. Первый и второй туры были разорваны во времени объявленным карантином. Первый тур местных выборов состоялся 15 марта при явке в 44%. Второй тур, который прошёл 28 июня, в этом году отличился рекордно низкой явкой. Согласно оценкам, на участки пришли лишь чуть более 40% избирателей – меньше, чем в первом туре. Выборы проводились примерно в 4800 коммун, в том числе в крупнейших городах Франции.

Пауза между турами могла обернуться плюсом для партии Эмманюэля Макрона (Emmanuel Macron): у него была возможность учесть «слабые» муниципалитеты, провести анализ настроений и попытаться исправить ситуацию на местах. Подобный анализ народных настроений, мониторинг соцсетей, умело выстроенная пиар-политика во время предвыборной кампании открыли Макрону дорогу в Елисейский дворец.

В случае нынешних муниципальных выборов этот метод не сработал. Мэров от правящей партии потеснили неожиданные кандидаты. Представитель крайне правой партии «Национальное объединение» (бывший «Национальный фронт») Луи Альо (Louis Aliot) стал мэром в городе Перпиньян около французско-испанской границы. (Председатель партии Марин Ле Пен (Marine Le Pen) уже заявила о «большой победе»). Гуссенвиль, коммуна в 20 км от Парижа, веселыми плясками шумно отпраздновал победу своего ставленника Абделазиза Хамида (Abdelaziz Hamida).

Хозяевами (точнее, хозяйками) мэрий стали в этот раз намного больше женщин. Сегодня французы стали доверять им больше, чем «солидным» мужчинам. Но самый важный тренд: Франция «позеленела»! Мэрами крупных городов стали представители партии «Европа-Экология-Зелёные», одержавшие победу в Лионе, Марселе, Бордо и Страсбурге. Залогом успеха «зелёных» стали программы, учитывающие животрепещущие вызовы времени.

Партия Макрона потеряла города-миллионники, потеснившись и в провинциальных муниципалитетах. Государственный секретарь и официальный представитель правительства Сибет Ндиай (Sibeth Ndiaye) заявила, что результаты членов президентской партии «Вперёд, Республика!» вызывают «сильное разочарование». По её словам, к таким итогам выборов в некоторых местах – в частности, в Лионе – привела «разобщённость» среди сторонников парламентского большинства.

Результаты выборов стали разочарованием не только для правящей партии, но и для избирателей, не побоявшихся прийти и проголосовать за своих кандидатов в период незаконченной пандемии.

История этого разочарования тянется ещё от пенсионной реформы, негативно воспринятой немалой частью французов. Но особенно показательно падение народного доверия к президенту проявилось во время карантина, который, как и любая кризисная ситуация, высветил все слабые стороны. И особенно политической элиты, которая и так на виду.

Впрочем, когда в середине марта, объявляя о начале само­изоляции, президент Франции, как отец нации, говорил с телеэкранов о своей тревоге за жизни людей, просил беречь себя, постараться пережить эту ситуацию с меньшими рисками и потерями, объявил правительственные меры для поддержки «падающих штанов» бедных слоёв населения, многие почувствовали искреннюю симпатию к человеку, так близко к сердцу принимающему проблемы целого народа. Рейтинги Макрона после этой речи подскочили на небывалую высоту. Как сообщали СМИ: «Впервые с 2018 года президента Франции поддержали 52% опрошенного населения – после того, как он выступил с обращением из-за пандемии коронавируса».

Но затем что-то пошло не так. В соцсетях и в СМИ появились материалы о том, как работают врачи и медсестры в переполненных парижских реанимациях без защитных средств. На просьбы выдать им одноразовые маски они нередко слышали, что маску можно постирать, и вообще о своей защите при работе с коронавирусными больными нужно позаботиться самим. И в то же время на сайте Mediapartе появлялись разоблачительные материалы о спекуляции защитными средствами, в которых оказались замешаны госструктуры.

Затем было непонятное объявление Макроном об обязательном открытии начальных школ 11 мая, когда Франция ещё толком не успела выйти из режима самоизоляции. Я знаю из первых рук о переписке директоров школ с министерством образования, об отчаянии учителей начальных классов, которым было строжайше предписано обеспечить дистанцию учеников и которые не могли этого сделать по объективным причинам: размеры класса не позволяли.

Есть просочившиеся сведения о разногласиях между уже бывшим премьер-министром Эдуаром Филиппом (Édouard Philippe) с президентом.

Наверное, это несогласие тоже послужило причиной отставки нынешнего правительства. Но главную причину этого кризиса исполнительной власти аналитики называют иначе, определяя её реакцией президента на неудачу в муниципальных выборах. Так жертвуют фигурами в шахматной игре или сбрасывают балласт на опускающемся дирижабле. Макрон не сдаётся, игра (или полёт) продолжается. Согласно последним опросам, более половины французов высказывались против смены главы правительства, а по рейтингу Эдуар Филипп значительно опережал Макрона (49% против 39).

Смещённый Филипп не обижен. Получив почётную должность мэра в Гавре, он почти повторил высказывание Цезаря, что лучше быть первым в провинции, чем вторым в столице.

Имя нового премьер-министра Франции стало известно через несколько часов после отставки Эдуара Филиппа. Главой кабинета назначен Жан Кастекс (Jean Castex), высокопоставленный чиновник и правый политик, неизвестный широкой публике, но имеющий репутацию опытного и эффективного управленца. С апреля Кастекс был координатором национальной стратегии выхода Франции из карантина и режима чрезвычайной санитарной ситуации.

В администрации президента Франции объяснили критерии, по которым выбор Эмманюэля Макрона пал именно на Жана Кастекса. Большой опыт одновременно высшего государственного и муниципального управления, «многофункциональность», умение вести диалог и «работать в духе объединения». Как и ушедший в отставку премьер Филипп, Жан Кастекс – выходец из лагеря французских правых. Но в Елисейском дворце назвали его «социальным голлистом», отметив прекрасное знание социальных проблем, которыми Кастекс много занимался на различных постах.

Французские СМИ сообщают, что 55-летний Жан Кастекс – уроженец юго-западного департамента Жер, в предгорьях Пиренеев. Дед нового французского премьера много лет был мэром небольшой коммуны, а также почти десять лет представлял свой департамент в Сенате Франции. Кастекс получил «классическое» образование для французской политической и управленческой элиты: он окончил парижский Институт политических наук Sciences Po, а затем Национальную школу администрации ENA.




Татьяна Масс, Франция

№ 28, 2020. Дата публикации: 10.07.2020
 
 
филипп кастекс карантина вперёд франции выборов сми материалы президента правительства муниципальных премьер местах республика макрона партии результаты жан впервые разочарованием
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение