наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Франция
Общество


Дижонская горчица

Город на востоке Франции, провинциальная столица знаменитой горчицы, стал новостью номер один на этой неделе. Происшедшее там с 12 по 15 июня можно назвать маленькой войной между жителями магрибского гетто и представителями чеченской диаспоры, съехавшимися в Дижон со всей Европы.
 


СМИ путаются в определениях причины: разборки наркодилеров, война этнических группировок, бандитская война за сферы влияния. Но ни с одной из этих причин не соглашаются участники этой «войны», давшие потом интервью.

Квартал Грезий, ставший основной ареной битвы, относится к разряду неблагополучных – там процветает наркотрафик, сбыт краденого, его выбрали своей тихой заводью криминальные группировки. В каждом городе Франции, да и Европы, есть такие районы, куда не очень-то любит соваться полиция. Тем удивительнее слышать жалобы обитателей этого гетто на то, что полиция не защищала их от нападавших чеченцев.

Магрибская община здесь намного больше, чем чеченская. В Дижоне проживает всего от 15 до 20 чеченских семей.

Причиной конфликта стало избиение 16-летнего чеченского подростка группой магрибских аборигенов. Избиение было жестоким, с применением огнестрельного оружия, приставленного к голове парня. После того как жертва была избита, оскорблена, нападавшие приказали убираться и передать своим, что «так будет» с каждым чеченцем.

Для того чтобы объяснить причину избиения чеченского мальчика, жёлтые СМИ поначалу запустили новость, что его избили как наркодилера. Но эту идею категорически отвергают сами представители чеченцев.

Избивать по одиночке в неблагополучных районах могут и без причины. Однажды в парижском метро я видела, как подростка всерьёз задирала группа восточной молодёжи, в то время как мама подростка по-русски кричала: «Не трогайте его, пожалуйста!»

Многие жители подобных гетто самовыражаются только в криминальной деятельности. И выражение «этническая преступность» не просто так появилось в обиходе полицейских и журналистов.

Скорее всего, нападавшие избили чеченского подростка просто так, от скуки и пустоты жизни, от злобы и куража. Отец ждал извинений от старейших магрибской общины, но их не последовало. Также семья мальчика обратилась в полицию, но полиция, скорее всего, просто не обратила внимания на заурядный случай избиения подростка. Чеченские представители заявили «Радио Франс», что полиция сама приехала и всё видела. В свою очередь правоохранители заявили, что не получали официальную жалобу от родственников избитого юноши.

Когда новость о том, что в Дижоне избили чеченца, разнеслась по Франции, а затем и по всей Европе, в город стали съезжаться чеченцы. Как говорит отец мальчика, они никого не звали на расправу с обидчиками сына, это было решением диаспоры. Родителям парня звонили чеченцы даже из России, собираясь приехать на помощь.

12 июня в город со всех сторон въезжали дорогие автомобили. Как говорят сегодня, машин было около 500, и все они, как в боевиках, сжимали кольцо вокруг квартала Грезий. А жители самого квартала, не подозревая о том, что над ними нависли гроздья гнева, вели свою расслабленную обычную жизни. Как рассказала работница местной кальянной «Чёрная жемчужина», вдруг распахнулись двери и на пороге очутилась толпа молодых мужчин. Они вооружались на ходу горлышками бутылок, разбив стенное зеркало, орудуя осколками как ножами. Без лишних разговоров прибывшие с криками «Аллах акбар!» принялись «мочить» посетителей кальянной, пытающихся убежать от расправы. Одного из них нашли с куском зеркала в голове, раненого, но живого. Другому порезали руки, третьему, десятому, двадцатому… Битва продолжалась трое суток. Мирные жители спрятались по домам, боясь даже выглянуть за занавески, и беспрестанно звонили в полицию.

Полиция, однако, не вмешивалась, выбрав тактику выжидания и наблюдения за происходящим. Мэр Дижона социалист Франсуа Ребсамен (François Rebsamen) пожаловался на то, что местной полиции не хватило сил, чтобы вмешаться в ситуацию, и что ему дважды пришлось звонить главе МВД, чтобы в Дижон отправили подкрепление. Местный префект полиции объяснил, что единственная возможная тактика была – «сдержать и окружить».

Трое суток в Грезий и в близлежащих кварталах раздавались выстрелы и взрывы – как на настоящей войне. Арабские жители оказались не готовыми к такому повороту и обратились к имаму местной мечети Кетиньи с просьбой вмешаться. Местные арабы говорят, что чеченцы со своей стороны задобрили имама, подарив ему барана, но чеченцы считают, что правда и без барана на их стороне.

Будет ли этот конфликт началом этнического противостояния, никто не знает. Хотелось бы верить, что нет. К этому есть и предпосылки: боевые действия были прекращены после того, как магрибцы принесли извинения чеченцам.

20 июня прокурор Дижона Эрик Матэ (Eric Mathais) дал пресс-конференцию, на которой выразил сожаление в связи с тем, что о драке не было сообщено вовремя. «Факты не сообщались полиции, не было заявления, так что полиция не могла выполнять работу по расследованию и не могла, в частности, разыскивать и задерживать виновников», – заверил Матэ.

Вскоре было сообщено о пятерых задержанных по делу. 22 июня задержали ещё 9 человек. Суммарно четырём мужчинам предъявлены обвинения.

Говорят, кто-то в соцсетях запустил афишу с портретом чеченского лидера Рамзана Кадырова, на которой написано: «Кадырова в мэры Дижона». Эта шутка в ситуации муниципальных выборов во Франции выглядит как подсказка: французы хотят от своих властей крепкой и надёжной защиты.




Татьяна Масс

№ 26, 2020. Дата публикации: 26.06.2020
 
 
жители неделе чеченского мальчика гетто полиции июня франции дижон диаспоры подростка барана полиция избили жизни местной европы чеченцы дижона грезий
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение