наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Франция
Общество


Мужчины больше не нужны?

Во Франции женщинам разрешено производить собственных детей в одиночку или в лесбийской паре.
 


То, что обещал своему электорату нетрадиционной ориентации Франсуа Олланд (François Hollande) в 2013 г. после принятия закона об однополых браках, завершил Эмманюэль Макрон (Emmanuel Macron), разрешив нетрадиционным семьям обзаводиться собственными детьми.

На прошлой неделе нижняя палата парламента Франции одобрила новый законопроект о биоэтике, который предполагает, что правом искусственного оплодотворения (ЭКО) может воспользоваться любые гетеросексуальная пара, одинокая женщина или две женщины в паре. Законопроект отменяет статью кодекса здравоохранения, по которому искусственное оплодотворение – это медицинская техника, призванная помочь парам, страдающим от бесплодия, а также не допустить передачу будущему ребёнку серьёзного заболевания, которым страдает кто-то в паре.

«Дети – не морские свинки!»

Протестные марши против нового закона о биоэтике прошли на фоне других протестов, охвативших Францию в декабре 2019-го и в январе 2020 года. Но и они собирали десятки тысяч противников нового закона. В Рождество активисты движения «Manif pour tous» на одном из виадуков вывесили растяжку: «Стоп – коммерческому суррогатному материнству. Все в Париж 19 января!»

19 января участники акции прошли от моста Альма до здания парижской оперы Гарнье под лозунгом «Свобода, равенство, отцовство!». «Где папа? – Он в морозильнике», «Мама номер 1, мама номер 2, а где же равенство?» – было написано на транспарантах.

Противники закона предупреждают, что после законодательного разрешения проводить процедуру искусственного оплодотворения лесбийским парам последует такое же форсированное принятие закона о коммерческом суррогатном материнстве. И тогда любой взрослый сможет, при наличии средств, «заказать себе ребёнка на рынке услуг».

Суррогатное материнство осталось под запретом

Суррогатное материнство во Франции запрещено законом о биоэтике от 1994 года. Дело в том, что по одному из важных принципов французского права, который звучит «Недоступность человеческого тела», человек не может превратиться в объект договора или контракта. Когда же родители вступают в отношения купли-продажи с суррогатной матерью, будущий ребёнок становится объектом договора. И такая сделка, по французскому законодательству, ничем не отличается от торговли людьми. Заводить детей за границей с помощью суррогатных матерей французам никто не может запретить, если это происходит в стране, где это разрешено. Но когда новый родитель привозит такое чадо во Францию, начинаются сложности с оформлением и признанием ребёнка.

Мужчинам гораздо легче получить право называться отцом ребёнка. Для матери всё очень сложно, так как по французскому законодательству матерью считается только та, которая родила ребёнка. В случае однополой пары вопросов ещё больше: как, например, быть тому партнёру, который не сдавал свой биоматериал для оплодотворения? По закону единственным выходом является усыновление. Эмманюэль Макрон, ещё будучи кандидатом в президенты, обещал обеспечить автоматическое признание родства родителей и детей, рождённых от суррогатных матерей за границей. Но Сенат не поддержал это обещание президента, оставив усыновление как единственное решение для таких случаев.

«Никаких генномоди­фицированных младенцев!»

Тема ЭКО в данном контексте выходит за рамки медицинской проблемы и является мировоззренческой. До принятия новой редакции закона была организована онлайн-платформа для общественных дискуссий на эту тему. В течение нескольких месяцев представители различных движений могли открыто высказать своё мнение по поводу готовящихся перемен в законе о биоэтике. У участников дискуссий даже с одной стороны баррикад взгляды на проблему разные. «Они будут компенсировать многомиллионные затраты на ЭКО, в то время как им даже нечем финансировать здравоохранение». «Сегодня много говорят об экологии, но недостаточно об „экологии человечества“». Большинство сходилось во мнении, что медицина должна помогать в решении проблемы фертильности у гетеросексуальных пар, а не создавать «искусственного» ребёнка.

Умеренное сопротивление Сената

4 февраля Сенат проголосовал за законопроект о биоэтике, с его революционным положением о доступности ЭКО для всех женщин. Текст, в значительной степени пересмотренный, был принят 153 голосами против 143. Сорок пять сенаторов воздержались.

Кажется, новому закону никто не рад

Новая редакция закона является предметом критики как со стороны противников, так и со стороны сторонников упомянутых мер, задетых отказом оплачивать процедуру ЭКО для женских пар за госстраховки. Представители Коммунистической, Республиканской, Гражданской и Экологической групп глубоко сожалеют о «несколько карательной позиции Сената, который решил ограничить страховочное возмещение случаями патологического бесплодия, исключив лесбийские пары и одиноких женщин».

Противники закона также выражают своё недовольство и опасения.

На страницах Le Figaro публицист Лоранс Трошю (Laurence Trochu) пишет о том, что новый закон о биоэтике открывает «чудовищные возможности»: «Тот факт, что тема искусственного оплодотворения так широко обсуждается в СМИ, не должен закрывать собой другие важные вопросы, которые поднимает эта – уже третья – версия закона о биоэтике. Речь здесь идёт об исследованиях с использованием эмбрионов и стволовых клеток: генетически модифицированные младенцы, ЭКО от трёх родителей, полулюди-полузвери, махинации с эмбриональными клетками».

И хотя некоторые запреты пока ещё существуют, эти сюжеты, как говорится, уже витают в воздухе.




Татьяна Масс, Франция

№ 7, 2020. Дата публикации: 14.02.2020
 
 
эко законопроект ребёнка обещал одиночку лесбийской оплодотворения паре процедуру закону представители франции детей бесплодия искусственного экологии закона разрешено биоэтике новый
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение