наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Франция
Общество


Дверь в светлую старость

Несмотря на непрекращающееся протестное движение, пенсионная реформа получила одобрение в Совете министров Франции. Следующий этап – её рассмотрение в парламенте Пятой Республики, после которого все забастовки и манифестации примут характер бесполезных действий постфактум.
 


После двух месяцев забастовки пенсионная реформа по-прежнему выглядит военной забавой заигравшихся бойскаутов: с одной стороны – измученные забастовщики, которые до сих пор ничего не добились. С другой – правительство, которое собирается навязать реформу, в то время, когда две трети французов не хотят о ней слышать.

Нынешняя забастовка против пенсионной реформы стала рекордной по своей продолжительности и по размеру убытков, нанесённых бюджету: к концу января эта сумма составила 1 млрд евро.

Правительство избрало нехитрую тактику ловеласов всех времён и народов: «Обещать – не значит жениться», время от времени обещая внести различные поправки в законопроект, особенно в разделы о пенсионном возрасте и сохранении категорий для льготной пенсии. В СМИ время от времени появлялись статьи под заголовками: «Правительство решило заморозить прежний пенсионный возраст» или «Премьер-министр решил оставить некоторые категории для пенсий!», но в конце концов на прошлой неделе на рассмотрение в правительстве был представлен практически первоначальный вариант.

Общественное движение разбилось о непримиримость правительства. Одни руины… Проект пенсионной реформы, несомненно, будет принят. Таким образом, Эмманюэль Макрон (Emmanuel Macron) выиграет эту битву с протестными движениями и протолкнёт одну из самых неолиберальных реформ, которые когда-либо знала Франция. Резистанс на коленях. Занавес.

Так чем же, в конце концов, сердце успокоится? А вот чем: в рамках запланированной реформы президент Франции месье Макрон намерен заменить более 40 действующих в стране пенсионных систем единой и сократить миллиардный дефицит в пенсионных фондах. При этом на фоне массовых протестов правительство временно решило отказаться от повышения пенсионного возраста с 62 до 64 лет, однако оставило себе возможность для контрнаступления. Если до середины апреля представители профсоюзов и работодателей не смогут договориться об альтернативном варианте финансирования пенсионной системы, возраст выхода на пенсию может быть увеличен до 64 лет президентским указом. Очередной «эффект Макрона»: ловкий политический пируэт – и цель близка, как никогда…

Сегодня пришло время самой меркантильной и лукавой фазы капитализма под названием неолиберализм, при котором каждый человек рассматривается не как личность, а как свободный предприниматель, организующий собственную жизнь как предприятие, а каждое социальное взаимодействие – как контракт, общественный акт купли-продажи. Все формы отношений, в том числе взаимоотношения работников одной компании или членов семьи, рассматриваются как виды суб-рыночной конкуренции со всеми вытекающими, которые сформулированы ещё на заре времён: Vae victis – горе побеждённым.

Пожилой человек, пенсионер, по идеологии неолибералов, не представляет никакого интереса ни для семьи, ни для общества. Он не зарабатывает денег, не имеет социальных и экономических перспектив и не обладает хорошей покупательной способностью. Не производитель и не потребитель. Как говорится: никто и звать никак… Из гуманных соображений общество пока не отказывает ему в мисочке похлёбки и койке в доме престарелых, ну а претензии претендовать на что-то большее, наверное, кажутся неолиберальным лидерам просто наглостью.

Сегодня битва против пенсионной реформы сводится в обоих лагерях к перестрелке цифрами: правительство рассчитывает будущую задолженность пенсионной системы, а профсоюзы вынуждены рассчитывать сокращение пенсий. Предлагаемая реформой система баллов для начисления пенсий будет держать будущих пенсионеров в тисках, заставляя постоянно рассчитывать и чувствовать ответственность за каждое падение дохода, за каждый несчастный случай, каждый форс-мажор и страдать от их последствий до гробовой доски.

Как сказал один мой хороший друг, француз: «Мы уже считали свои баллы в лицее, когда сдавали выпускные экзамены. Зачем же нам нужно опять нервно подсчитывать баллы, чтоб получать то, что мы и так заработали?»

Ныне существующая система имеет, по крайней мере, то преимущество, что гарантирует пенсию в чётко определённом размере. Это «страховка», которая позволяет французам без страха идти по жизни в ожидании грядущей пенсии. При новой же системе баллов, критерий которых до сих пор никому не ясен, непонятно, сколько начислений по баллам позволят будущим пенсионерам получить достойную пенсию. И вообще, будет ли она достойной, эта плавающая пенсия, зависящая, по мнению авторов реформы, от кризисов и спадов в экономике.

Замечу ещё, что сегодня французская пенсионная система является одной из наиболее приемлемых для выравнивания разницы уровней пенсий в Европе и позволяющих таким образом снизить уровень бедности среди пожилых людей.

Поэтому французы не поверили в аргументы «равенства» и «справедливости», которыми обильно сдабривают свой проект реформы её авторы.

Справедливость пенсионного проекта не может быть достигнута на основе принципа некоего «единства», потому что не существует равенства условий труда, равенства продолжительности жизни, равенства карьеры и, наконец, равных условий в разных компаниях. Поместить рабочего в ту же категорию, что и нотариуса, значит обречь первого на томительный и короткий путь к последнему приюту после выхода на пенсию. По данным INSEE, во Франции богатые живут в среднем на 13 лет дольше, чем бедные. Справедливо ли тогда отправлять всех на пенсию в одном возрасте с «одинаковыми правами»? Разве не справедливее давать компенсации за низкие доходы по конкретным пенсионным пособиям? Справедливость в этой области плутовата и непременно предполагает нарушение формального равенства.

Как заявил официальный представитель правительства Франции, пенсионная реформа создаёт «продолжительную, прочную» систему, которая «обеспечит сбалансированную справедливость между поколениями». Обратите внимание на тонкость и куртуазность формулировки: «сбалансированная справедливость между поколениями»… Если перевести с неолиберального на человеческий, получится просто и незамысловато: «ни вам, ни им».

В прошлую пятницу, 24 января, проект реформы пенсионного законодательства был представлен на заседании кабинета министров Франции. В феврале документ будет внесён на рассмотрение парламента. Ведь скорость, как известно, – залог успеха.

С 5 декабря – дня начала забастовки против объявленной правительством пенсионной реформы в протестных акциях принимали участие представители разных профессий – врачи, транспортники, адвокаты, преподаватели, пожарные и артисты. В результате забастовок по всей стране более месяца была нарушена работа общественного транспорта – метро, электричек, поездов. В рабочее время были закрыты музеи, театры, выставочные комплексы и даже Эйфелева башня. Во время рождественских каникул пострадали планы многих людей, в том числе иностранных туристов. Однако в самой Франции против забастовок транспортников никто не протестовал, даже испытывая те или иные неудобства. Все понимали, что рано или поздно всем нам быть пенсионерами, и значит, эта реформа коснётся каждого из нас и наших детей, а то и внуков. Сейчас ситуация с транспортом нормализовалась, но… новая национальная забастовка назначена на 6 февраля, сообщила группа профсоюзов Solidaire




Татьяна Масс, Франция

№ 6, 2020. Дата публикации: 07.02.2020
 
 
пенсионная пенсионного система правительство рассмотрение министров реформа системы равенства пенсию франции справедливость пенсионной выхода пенсий проект забастовки правительства движение реформы
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение