наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Только у нас


Дмитрий Бертман: «Музыка дана нам свыше»

«Русские сезоны» успешно продолжают своё шествие по городам Германии. В рамках этого международного фестиваля культуры московский театр «Геликон-опера» в Дуйсбурге и Дюссельдорфе представил гала-концерты «Из Москвы с любовью». Наш корреспондент побеседовал с генеральным директором и художественным руководителем театра, народным артистом России Дмитрием Бертманом.
 


– Дмитрий Александрович, как зародилась дружба между театром «Геликон-опера» и Немецкой оперой на Рейне?

– Москва и Дюссельдорф уже много лет города-побратимы. В апреле этого года в присутствии министра культуры и науки Северного Рейна-Вестфалии Изабель Пфайффер-Пуансген (Isabel Pfeiffer-Poensgen) Немецкая опера на Рейне (Deutsche Oper am Rhein) и «Геликон-опера» подписали в Москве соглашение о сотрудничестве. Наши театры связывают давние дружеские отношения. Я ставил в Дюссельдорфе оперу Римского-Корсакова «Золотой петушок», впереди – ещё один спектакль. Совместные гала-концерты оперных певцов проходили в Москве и Дюссельдорфе, и наш большой друг директор Дюссельдорфского оперного театра Кристоф Майер (Christoph Maier) часто приезжает в Москву. Миссия культуры сегодня как никогда важна, это – мост, который объединяет разные страны, разрушает барьеры между народами, поэтому она сродни дипломатии. И, когда публика стоя аплодирует нам, понимаешь, что людей намного больше объединяет, чем разъединяет. Музыка интернациональна, её язык понятен на всех континентах. Я всегда задумывался над вопросом, почему в разных странах – разные языки, а нотоносец (нотный стан) один и тот же? Вероятно, потому, что музыка дана нам свыше.

– В следующем году вашему театру исполняется 30 лет. Как будете отмечать юбилей?

– Естественно, новыми спектаклями. А первый в «Геликон-опере» состоялся 10 апреля 1990 года. И с тех пор мы ежегодно отмечаем день рождения театра. Вообще в России один год можно считать за десять. Поэтому для нас каждый год – праздник. (Улыбается.) Отмечать 30-летие театра будем антиюбилеем. Сделаем комический концерт. Подбираем для буклета всю отрицательную прессу и хотим её опубликовать.

– А что, таких статей много?

– У нас есть специальная папка. На ней надпись «Говно». Мне Мстислав Ростропович посоветовал её завести. Мы делали с ним «Летучую мышь», а перед этим вышла отрицательная рецензия о моём предыдущем спектакле. Я расстроился. Мстислав Леопольдович попытался меня утешить и показал мне множество папок с отрицательными отзывами, которые он коллекционировал. С тех пор и я завёл такую папку, она не слишком объёмная, но, надеюсь, со временем станет больше. (Смеётся.) Эта папочка (без названия, конечно) станет главным героем, из которой мы почерпнём многое для нашего юбилея.

– Вы помните ваши первые гастроли, они, кажется, прошли в немецком городе Ингольштадте?

– Эта очень смешная история произошла в начале 1990-х годов. «Геликон-опера» находилась в начале своего пути, и нам катастрофически не хватало денег. В то время в Ингольштадте, который был побратимом Краснопресненского района Москвы, проходил фестиваль цветов. Кто-то из чиновников решил, что опера Моцарта (Wolfgang Amadeus Mozart) «Аполлон и Гиацинт», которую мы поставили, – как раз о цветах, и нам предложили отправиться на гастроли. Отказаться от такой возможности я не смог, хотя эта опера совсем не о цветах. Пришлось её быстро переделать. В витрине книжного магазина на Тверской мы обнаружили яркий искусственный гиацинт, купить такой было негде. Договорились с уборщицей, и она за определённую сумму отдала нам цветок. С этим гиацинтом мы поехали в Ингольштадт, он украсил театральную сцену, и спектакль прошёл успешно. Покидая Германию, мы купили на бензоколонке старый Opel Senator за 1 тысячу марок, перегнали его в Москву и продали за 3 тысячи долларов. Эти деньги помогли нам выжить.

– Правда ли, что вам доводилось играть в зале только для двух зрителей?

– О нас мало кто знал, реклама отсутствовала, мы сами расклеивали самодельные афиши по Москве. Однажды перед спектаклем не было продано ни одного билета. И вдруг в зале появились Святослав Рихтер и его супруга Нина Дорлиак. Они шли по улице и, прочитав афишу, решили к нам заглянуть. Потом они стали нашими постоянными зрителями.

– В одном из интервью вы говорили, что поклялись вашему учителю Борису Покровскому сделать оперу популярной.

– Главное – сам Покровский считал, что оперу можно сделать популярной. Тогда к этому относились с юмором, мол, старец фантазирует, но оказалось, он был прав. Хотя, я только что прилетел из Ирландии, сдавал макет будущего спектакля, смотрел оперу «Дон Кихот» Массне (Jules Massenet), и мне стало страшно. В зале сидели, мягко говоря, пожилые люди. Мужчины в чёрных смокингах, многим было за восемьдесят. Ощущение, что попал в дом престарелых. А на сцене пели прекрасные молодые артисты. Вот только билеты стоят 150 евро, они недоступны для молодёжи. У нас в России ситуация иная, на оперных спектаклях бывает много молодых людей. И это наше завоевание.

– Вероятно, ваше желание поставить рэп-оперу не было случайным. Вы ещё не отказались от такой идеи?

– Идея интересная, но я ещё не нашёл подходящего рэпера, не каждому это дано. От певца требуется не только талант, но и огромное трудолюбие. Надеюсь, такой рэпер найдётся. Подобные эксперименты уже были, в Италии, например. Они направлены на то, чтобы привлечь зрителей, не посещающих оперные театры. Спектакль, объединяющий рэп и оперу, мне очень хочется поставить.

– Вашему театру свойственна новизна и дерзость постановки, но иногда вас упрекают в излишнем увлечении внешними эффектами. Вы согласны с такой критикой?

– А другие критики, наоборот, упрекают меня в излишнем консерватизме. Есть такой оперный критик, на букву «ж», не хочу называть фамилию, чтобы не делать ему рекламу, так вот он буквально катком прошёлся по мне и нашему театру. Мне даже советовали подать на него в суд. Он ведёт блог и в таком же стиле обрушился на Валерия Гергиева, Анну Нетребко. Они с ним в дискуссию не вступили. А вот певица Ольга Перетятько ему ответила, но он только и ждёт, хоть какой-то реакции на его критику. Впрочем, и отрицательные рецензии для театра тоже пиар, а кто из нас прав пусть решают зрители.

– Если кто-то из жителей Германии окажется в Москве и захочет посетить «Геликон-оперу», какой спектакль вы могли бы рекомендовать?

– Любой! Могу гарантировать, что каждый спектакль, который выберет зритель ему понравится. Но сейчас, когда «Геликон-опера» после глобальной реконструкции, обладает одной из лучших сцен мира по своему техническому оснащению и другим параметрам, интересно посмотреть наши новые оперные постановки: «Турандот» и «Травиата». Особенно насыщенной программой порадуем публику в декабре: это и ставшими уже традиционными показы популярной оперетты Штрауса (Johann Strauss) «Летучая мышь», и полюбившиеся зрителям Рождественские балы с участием солистов, хора и оркестра «Геликон-оперы», и премьера музыкального спектакля для детей «Снежная Королева. Глобальное потепление» Александра Покидченко. Приезжайте в Москву и приходите в наш театр.

– Как удалось вам привлечь к сотрудничеству дирижёра с мировым именем народного артиста СССР Владимира Федосеева?

– В 2016 году я пригласил Владимира Ивановича поставить оперу Пуччини (Giacomo Puccini) «Турандот». Знаете, Станиславский с Немировичем-Данченко часто спорили и даже конфликтовали, но когда они, сидя в ресторане, обсуждали будущий МХАТ, Станиславский сказал: «Вы, Владимир Иванович, можете очень много, и я тоже, но вместе мы можем намного больше». Когда я привёл эту фразу Владимиру Ивановичу Федосееву, он со мной согласился. У нас сложились добрые отношения, и мы работаем вместе. Сегодня среди дирижёров очень мало главных дирижёров, тех, кто занимается с артистами и проходит все этапы театрального процесса. Зрители зачастую судят, насколько дирижёр хорош или плох, по его внешнему виду. На самом деле о профессионализме режиссёра можно судить только на репетиции, во время спектакля это практически невозможно определить. Конечно, можно говорить о харизме дирижёра, его особой энергетике. Но, например, Евгений Мравинский не обладал огромной энергией, был скуп на жесты, а дирижёр он гениальный.

– Вопрос, вероятно, дилетантский, но всё-таки: чем оперный режиссёр отличается от драматического?

– Очень многим. Ошибаются те, кто считают, что это одна и та же специальность. По идее, режиссёр может успешно работать и в опере, и в балете, и в драматическом театре, и в цирке, но при условии, что он обладает талантом Немировича-Данченко, Мейерхольда или Таирова и имеет музыкальное образование. Но если человек, не разбирающийся в музыке, ставит спектакли в оперном театре, это превращается не в искусство, а в бизнес чистой воды. Когда такой режиссёр видит на сцене более трёх артистов, его охватывает панический страх. Если перед ним хор в сто человек, он полностью беспомощен и максимум, что может придумать, это выставить хористов, например, в форме чайника. С таким большим количеством артистов он никогда не работал. Драматический режиссёр обучался в театральном институте так же, как драматический артист, и говорят они на одном языке; вместе обсуждают роль, придумывают, как её сыграть. Оперный артист учился в консерватории пению, но не драматическому искусству, и когда режиссёр рассказывает о персонаже, сверхзадаче, цепочке действия, он многозначительно кивает головой, со всем соглашается, а потом выходит на сцену – и начинается опера-концерт. Для оперного артиста нужна другая режиссура, режиссёр должен суметь донести ему то, что для драматического артиста ясно без лишних слов. Пока я не видел положительных результатов работы драматических режиссёров в музыкальных спектаклях. Могу припомнить Вуди Аллена (Heywood «Woody» Allen), но он ведь не только известный режиссёр, но ещё и музыкант. Можно назвать и знаменитого мексиканского оперного тенора Роландо Вильясона (Emilio Rolando Villazоn), который пел вместе с Анной Нетребко. Он, редкий случай для артиста, поставил оперу Доницетти (Gaetano Maria Donizetti) «Дон Паскуале», которая шла в Дюссельдорфе.

– А режиссёр Кирилл Серебренников, разве он не является исключением из правил?

– Безусловно, является. Он талантливейший художник, который олицетворяет сегодняшнее время. И честный человек. Не знаю подробностей его уголовного дела, но думаю, главная проблема в том, что рядом с ним не было квалифицированного директора театра, который мог взять на себя всю материальную ответственность. И ещё. Не надо близко приближаться к власти. Власть – это огонь, дотронешься – можешь сгореть, отойдёшь – замёрзнешь. Мне искренне жаль Кирилла, и я надеюсь, что он будет оправдан.

– Вам приходилось жертвовать чем-то ради успеха?

– Если бы я хотел добиться только успеха, то, вероятно, пожертвовал бы всем. Успех опасен тем, что он может быть временным. А чем выше небоскрёб, тем смертельнее падение. Поэтому лучше не забираться слишком высоко. Для меня успех – это возможность кормить свою «армию», свой театр.

– Вы – профессор Российской академии театрального искусства (РАТИ), что бы посоветовали молодым людям, мечтающим стать артистом музыкального театра?

– Я отговариваю их, потому что профессия артиста катастрофически зависимая, и никогда бы не посоветовал близким людям её выбрать. Если Бог подарил человеку голос, он должен всю жизнь отдавать свой долг. А расплачиваться зачастую приходится личной жизнью, семьёй, родителями. Если мы посмотрим на артистов, то это на 90 процентов разрушенные судьбы. Но если ты выбрал такой тернистый путь, то главный судья – ты сам. Для меня же главным авторитетом всегда был и остаётся Борис Покровский.

– Есть ли у вас время для досуга и из чего оно состоит?

– Думаю, что если у меня появится свободное время – значит, возникли проблемы. Но таких проблем у меня пока нет.




Александр Островский. Редакция благодарит руководителя русского общества земли Северный Рейн-Вестфалия и представителя «Геликон-оперы» в Германии Яну Звягину за содействие в организации интервью.

№ 46, 2019. Дата публикации: 15.11.2019
 
 
артиста зале оперу театру артистов дюссельдорфе опера москву россии культуры режиссёр оперный оперного москве геликон театра наш спектакль театр успешно
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение