наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Связь времён


«Затаиться и уйти в себя»

В критический момент существования ГДР Москва бросила Берлин один на один с судьбой. Восточногерманский генсек СЕПГ и его коллеги весь день 9 ноября звонили на Унтер-ден-Линден, в посольство СССР, чтоб узнать, одобряет ли ЦК и лично Горбачёв решение открыть границы?
 


Но посол СССР в ГДР с забубённой фамилией Кочемасов не мог дозвониться даже до Шеварднадзе, не говоря уже о Горби.

(В скобках скажу об этом человеке как о символе отношения ЦК КПСС к своим восточногерманским марионеткам. Посла Кочемасова назначили при Андропове, в 1983 году. Уже тогда он был «сбитый лётчик» – до этого Кочемасов 15 лет просидел в кресле председателя Президиума Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Горбачёв оставил его на посту даже несмотря на то, что к моменту падения Берлинской стены Кочемасову перевалило за 70. По отзывам коллег, с которыми мне гораздо позже довелось его вспоминать, Кочемасов был классическим советским дуболомом. Весной 1989 года он потребовал от генсека Кренца запретить советским гражданам свободный проход в Западный Берлин. Кренц попытался сопротивляться: это ведь противоречило статусу СССР как союзной державы-победителя. Кочемасов нажал: советские, мол, бегут через ГДР на Запад при попустительстве гэдээровских пограничников.

В эту ловушку попали и мы с братом: обер-лейтенант на границе повертел в руках наши служебные паспорта и объяснил на пальцах, что он-то не имеет ничего против, но Москва запретила переход советским туристам. Тут мы и достали разговорник, сочинённый нашей мамой – преподавателем немецкого для нас в дорогу, ведь языком Гёте мы тогда владели максимально на уровне «17 мгновений весны». Разговорник же охватывал почти все случаи жизни и быта в Берлине: от заказа еды в ресторане до посадки в поезд. Вместе с офицером мы стали искать фразу, которая помогла бы нам уговорить его закрыть глаза на приказ Москвы. Старлей умилительно изучил содержимое и сказал на прекрасном русском языке: «Только быстро, и я вас не видел!» Так мы облапошили посла Кочемасова, но осадок от его тупого упорства остался.)

Однако и этого упорства послу не хватило на то, чтоб пробиться хотя бы к своему начальству с вопросом от генсека Кренца. Вопрос на самом деле был гамлетовским: стрелять или не стрелять? Но Москва молчала…

Вечером, как вспоминает резидент КГБ в Восточном Берлине Иван Кузьмин в своих мемуарах 1993 года, посол крепко выпил и заснул мёртвым сном. Конец Холодной войны и падение Берлинской стены охранник исторических памятников просто тупо проспал.

Резидент КГБ вспоминает:

«Утром 9 ноября руководители ГДР настойчиво пытались узнать у советского посла и его заместителей, какой ответ последовал из Москвы. Однако их запросы оставались без ответа. Дело в том, что непрерывные попытки посла В. И. Кочемасова связаться как с министром Э. А. Шеварднадзе, так и с главным политическим советником Горбачёва Г. Х. Шахназаровым остались безуспешными. В этой ситуации примерно в полдень заместитель министра иностранных дел И. Абоимов выразил согласие с тем, чтобы Кочемасов дал Э. Кренцу положительный ответ в связи с предложениями руководства ГДР о выезде её граждан за границу. Со стороны Абоимова это было явным превышением его полномочий…».

И только днём 10 ноября послу поступило указание передать Кренцу поздравления Горбачёва в связи с упразднением стены. «Как рассказал нам Кочемасов вечером того же дня, – вспоминает Кузьмин, – содержание послания было следующим: „Всё сделано совершенно правильно. Так держать – энергично и уверенно!“ Посол упомянул также о своём разговоре с Шеварднадзе, который сообщил, что Маргарет Тэтчер ругала Франсуа Миттерана за поддержку воссоединения Германии и будет сокращать британские войска в Западном Берлине и ФРГ, если развитие пойдёт по этому пути, она звонила также Колю и советовала ему встретиться с Кренцем.

Самым важным для посла было то, что министр не высказал недовольства действиями (или бездействием) посольства, – отмечает резидент КГБ. – Однако была и щепотка соли. Шеварднадзе заявил: „У нас есть сведения, что военные что-то шевелятся. Никаких действий не предпринимать!“

Посол немедленно позвонил главнокомандующему ЗГВ генералу армии Б. В. Снеткову и предложил ему „замереть и уйти в себя“. Правда, Снетков категорически отрицал наличие у него или у его подчинённых противоположных намерений».

К этому времени уже больше полумиллиона жителей ГДР пересекли ещё недавно смертельную черту Стены. В одну ночь на 10 ноября в Западный Берлин прошли 60 000 восточных немцев, 45 000 (!!!) к утру вернулись домой.

А 11 ноября на Западе побывали более миллиона жителей ГДР. За десять дней после 9 ноября полиция выдала 11 миллионов виз на посещение ФРГ и Западного Берлина.

Встречали восточных братьев шампанским, аплодисментами, объятиями и колоссальной, по меркам ГДР, суммой. Каждый, кто пересёк Стену, получал от правительства ФРГ 100 западногерманских марок. Только за первых три дня было выдано 350 миллионов «приветственных денег».




Арсений Каматозов

№ 45, 2019. Дата публикации: 06.11.2019
 
 
Сюжетный ряд
Кто они, американцы на Checkpoint Charlie?
Фарс и трагедия теперь идут не друг за другом, а почти рука об руку. И наверное, нет в Европе другого места, где настоящее так громко хохочет над недавним прошлым, утирающим невидимую миру слезу. Это – знаменитый на весь мир Checkpoint Charlie на Фридрихштрассе в Берлине. С 1961 по 1990 здесь находился самый известный КПП между Востоком и Западом. И практически каждый из 12 ежегодных миллионов берлинских туристов посещает его.
Туристам рассказывают о весёлом американском сержанте по имени Чарли, который здесь служил и в честь кого осталось название. Но это абсолютная туфта! Чекпойнты именуются не цифрами, а буквами – А, В, С… И буквы эти военные передают словами Alpha, Bravo, Charlie… (Немецкий аналог: Anton, Berta, Cäsar…) Charlie – это всего лишь блокпост номер три. Checkpoint Alpha находился на границе Западной и Восточной Германий на нынешнем автобане A2, возле города Хельмштедт, Checkpoint Bravo располагался на въезде в Западный Берлин Dreilinden, на нынешнем автобане A115.
Ещё большей легендой остаются эти бравые американские солдаты, охраняющие несуществующий переход. Они не солдаты и не американцы. Это – небольшое сообщество берлинских актёров, абсолютно без каких-либо разрешений и лицензий работающее на «хлебном месте». Стоят они здесь уже больше 20 лет. Проезжаю или прохожу мимо них все эти годы несколько раз в неделю. Наверное, сейчас это уже десятое поколение пограничников! За 4−5 евро они сфотографируются с вами, за 5−10 поставят «почти настоящую визу» в Западный или Восточный Берлин. Ажиотаж здесь начинается, когда подтягивается китайская группа… Увы, за почти 30 лет у города так и не дошли руки, чтоб организовать что-то законное и достойное на одном из самых знаменитых в Европе и мире исторических аттракционов.
Как полагает полиция, неоднократно пытавшаяся прикрыть лавочку, место это не просто хлебное, а золотое: в хороший сезонный день «американцы» зарабатывают от 3500 до 5000 евро. А их на Checkpoint Charlie «служит» всего 10−12 человек.
Остаётся лишь усмехнуться: ну хоть кого-то берлинская Стена сделала счастливым! Правда после своей смерти…
Парадоксальным образом отреагировал район Friedrichshain-Kreuzberg на внимание прессы к аттракциону на Фридрихштрассе.
– Оператору сообщили, что наше терпение кончилось и что он должен ожидать судебного преследования за нарушение, – пояснил газете die Zeit ответственный отдел общественного порядка во Friedrichshain-Kreuzberg.
– При этом, подчёркивает газета, в любом случае специального разрешения на использование территории общего пользования не существовало. А «оператором» является Dance-Factory, которая предоставляет актёров на КПП.
Реакция районных властей ложится в рифму с тем, как поступали их предшественники за Стеной – запрещать то, что не разрешали и командовать тем, что никогда не подчинялось тупому администрированию. Как говорится, история учит лишь тому, что некоторых история ничему не учит.
Вероятно, полулегальных «запрещённых американцев» у Checkpoint Charlie заменят оголтелые балканские нелегалы-вымогатели, как это происходит уже много лет у Бранденбургских ворот. Но им-то уж точно ничего не запретишь, ведь для властей их вообще не существует…
 
 
посол ссср горбачёв берлин резидент берлине шеварднадзе ноября цк советским вспоминает москва фрг узнать кочемасов кочемасова стены кгб гдр посла
 
 

 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение