наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Терроризм


«Халлекост» районного масштаба

Хроника провинциальной трагедии
 


Его зовут Штефан Балльет (Stephan Balliet), 27 лет, техник, живёт с мамой в городке в 15 км от Халле, родители развелись, когда ему было 14. Служил в Бундесвере, проучился два семестра на факультете химии. Девушки нет, друзей тоже. Типичный интроверт, с головой ушедший онлайн. Его отец до сих пор не верит, что Штефан способен вообще на какой-то поступок.

Из таких иногда рождаются гении, иногда изощрённые преступники, чаще всего они проживают жизнь по касательной, «не оцарапав земной коры».

« Я лузер», говорит он о себе в камеру на шлеме перед тем, как идти убивать евреев.

Для лузера, лоха, типового неудачника убийца из Халле тем не менее слишком целеустремлён: смастерил два автомата, достал к ним патроны, собственноручно схимичил взрывчатку (в его машине потом нашли ещё 4 кг) и набил ею несколько гранат, купил военную униформу, шлем, взял напрокат автомобиль и выяснил, когда у евреев самый главный праздник…

С этим у него всё получилось. Хотя карабин не смастеришь из «Лего», а достать боевые патроны, если ты не знаком с преступным миром, непросто. Ещё не проще остаться при этом незамеченным. Но полиция утверждает: Штефан Балльет ей не известен, его биография чиста.

Дальше у лузера всё пошло так, как и должно быть. Он подъехал к воротам синагоги, было 12 часов. Улица пустынна. Вышел из машины в шлеме и форме, с карабином в руках. На шлеме – камера для потокового видео, она даёт прямой эфир на платформу Twitch, где тусуются геймеры всего мира. Балльет ко всему миру и апеллирует, он ведёт репортаж на английском. (Позже стало известно, что стрим смотрели всего 5 человек, а саму запись убийств до момента её удаления – около 2200). Лейтмотив: мир несправедлив к таким, как он, Холокоста не было, это еврейская выдумка, ключевая проблема мира – евреи, и он сейчас идёт евреев убивать…

На все эти красования ушло несколько минут. Охрана синагоги (своя, не полиция, полиция синагогу в Халле не охраняла) через видеонаблюдение зафиксировала странного гостя, двери были заперты.

Этот простой шаг спас много жизней. Внутри здания находилось около 60 человек. Все они живы и невредимы. Потому что «Халлекост» у Баллета не задался. Он попытался расстрелять замок дверей – не получилось. Бросил в дверь гранату-самоделку – не взорвалась.

Раздосадованный истребитель евреев решил: если уж не добраться до живых, то атакует мёртвых – и вторую гранату забросил через стену еврейского кладбища. Взрыва не случилось, судьба лоха по-прежнему рулила событиями.

При этом нельзя сказать, что будущий убийца находился под давлением исчезающего времени: стрельба в центре города не привела к немедленному прибытию полицейского патруля (как позже сообщил земельный министр ВД, сигнал тревоги поступил в полицию в 12.03, в 12.11 патруль был у синагоги).

За несколько минут до приезда полиции на глаза убийце в прямом эфире попалась прохожая. Как позже выяснилось, 40-летняя дама, проживающая по соседству. Он её хладнокровно расстрелял почти в упор, в спину. К синагоге и еврейской общине убитая отношения не имеет.

Балльет начинает нервничать. Он садится в машину и едет куда глаза глядят. Через 500 метров его взгляд натыкается на имбис с кебабами, традиционный турецкий гешефт. На записи слышно, как вооружённый идиот говорит себе: О, донер-кебаб! Берём!..

Балльет врывается в кафе в своей амуниции, стреляя от живота. У прилавка – два человека. Он стреляет неприцельно. Парень 20 лет, зашедший пообедать маляр, просит: «Не убивай меня!». «Заткни пасть, обезьяна!» – отвечает ему Балльет, воображающий себя бравым эсэсовцем, и расстреливает паренька. Это – уже второе убийство. Работник кебабной успел выскочить через заднюю дверь. Второй посетитель спрятался за холодильником…

Полиция прибыла к кебабной через четверть часа после начала стрельбы. Балльет как раз завершил там расстрел.

Увидев полицейскую машину, преступник открыл по ней огонь. Полицейские что-то ответили. Но пистолету трудно возражать карабину. Тем не менее пуля оцарапала горло преступника.

Балльет уезжает. Полиция его попросту теряет. На час. Он добирается в соседний город, пытается сменить машину. Ему мешают, огонь из автомата – новая жертва этой жуткой эпопеи: тяжело ранен электрик из авторемонтной мастерской и его жена. Но оба выживут после операций.

Убийца захватывает такси и мчится к автобану в сторону Лейпцига. Дальше всё банально: большая погоня, вертолёты, спецназ. К этому времени за преступником охотятся около 800 полицейских. Но дело решил дальнобойщик: он блокировал такси. Как выяснилось позже, не по просьбе сил правопорядка, а от возмущения наглостью водителя.

Убийцу схватили. Искали сообщников. К четвергу выяснилось: он был один в этом жутком деле, сообщников не обнаружили. Одинокий лох, лузер, обычный планктон решил, что в его банальной судьбе виноваты евреи. Этому сюжету три тысячи лет.

Горя ненавистью к евреям, убил немку и немца, ранив ещё двоих неевреев. И этот поворот не нов: антисемиты всегда убивают и своих, а иногда больше своих, чем евреев.

Полиция приехала слишком поздно. Халле, знаете, не Мюнхен или Лейпциг. Если представлять себе глухую восточнонемецкую провинцию, то Халле/Залле – идеальный пример. Там и евреев-то никаких не было до начала нового века (хотя еврейская община в тех краях впервые появилась в XIII веке), а те, кто есть сейчас – постсоветские, прибывшие, как у нас говорят, «по анкетам»: их принудительно направляли в города востока Германии, многие там и осели. Стараниями Хабада и раввина Йегуды Тайхталя в этих городках открылись синагоги. Одна из них теперь стала знаменита на весь мир…




Арсений Каматозов

№ 42, 2019. Дата публикации: 18.10.2019
 
 
убивать балльет еврейская лузера патроны шлеме автомата халле штефан кебабной убийца евреев полиция евреи синагоги машину сообщников огонь получилось мира
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение