наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Заметки пристрастного наблюдателя


Маленькая дубовая дверь куда?

В прошлую среду, как только стало ясно, что происходит в Халле, канцлер Меркель отправилась в синагогу. Она посетила службу на Ораниенбургерштрассе в Берлине, без свиты, практически без охраны, чтобы поддержать растерянных и ошарашенных людей, завершавших трудный День Искупления – Йом-Киппур. Это был верный жест руководителя страны, но и достойный поступок неравнодушного человека.
 


А когда посетил синагогу в Халле премьер-министр земли Саксония-Анхальт доктор Хазелофф (Reiner Haseloff)? В четверг днём, вместе с федеральным президентом, а потом с федеральным министром внутренних дел.

Я разговаривал с людьми, которые провели в осаждённой синагоге, а потом в больнице много часов. С ними были полицейские, им звонил израильский министр, посол США в Германии, но я не услышал ни одной фамилии земельного чиновника, который бы приехал к людям, находившимся много

часов под страхом смерти.

В минувшую пятницу вечером в центре Халле собрались около 500 человек. Они зажгли свечи, чтоб помянуть погибших в теракте и заявить о своём неприятии правой идеологии.

На этой же площади в этот же момент собрались и неонацисты. Один из них забрался с мегафоном на крышу своей машины и орал то, что вещал в эфир убийца из Халле. Ну, может быть, чуточку другими словами (закон карает за отрицание Холокоста). Полиция аккуратно развела две группы, не давая им вступить в физический контакт.

17-летняя школьница из Халле, дочь одного из членов местной еврейской общины, спокойно рассказывает журналистам: «Мои одноклассники говорят: мы не имеем ничего против евреев, но пусть они все сгорят в печах». Это не истерика, это будни, это восток Германии…

По сигналу тревоги из синагоги полиция выслала всего одну полицейскую машину. Через четверть часа они вступили в перестрелку с террористом, ранили его. К этому времени уже было два трупа на улицах города, а подкрепление к двум храбрым полицейским так ещё и не прибыло. После этого силы безопасности больше чем на час вообще потеряли из вида убийцу. Они узнали о нём лишь тогда, когда в соседнем городке он открыл стрельбу. И это тоже будни востока Германии.

Газета «Бильд» отправила в четверг 9 острейших вопросов, связанных с прямым бездействием правоохранителей во время теракта, земельному министру ВД. И сделала этот факт достоянием общественности. Даже к понедельнику ответов не поступило.

Я зашёл в прошлое воскресенье на правительственный портал www.sachsen-anhalt.de. Как реагирует земельная власть на событие, всколыхнувшее мир? Всей реакции на Халле – протокольная фотография с высокими гостями из Берлина под заголовком, что премьер-министр глубоко задет случившимся. Остальное про уголь. Потому что регион угольный, уголь сейчас выметают из экономики – и вот это однопартийца канцлера доктора Хазелоффа действительно задевает до боли. Новость о теракте его, кстати, застала вдали от Лейпцига, на конференции угольных регионов. Не сразу, но премьер-министр земли, где развивался теракт с неясным исходом и числом жертв, конференцию покинул. Однако его министр внутренних дел в тот день до синагоги в Халле и настрадавшихся людей не доехал…

И это тоже не драма, а будни востока Германии.

Надо уже сказать откровенно (вслед за премьер-министром Баварии и министром внутренних дел Германии Зеехофером) – Берлин политкорректно 30 лет закрывает глаза на эти «будни востока». У Халле в бывшей ГДР есть много городов-побратимов. И это тоже не драма, но будни.

Зачем среди этих «будней востока» надо было расселять тысячи и тысячи русскоязычных евреев? Не спрашивайте меня, я не знаю. Как говаривал Бабель точно по такому же поводу, все ошибаются…

В остальном же вывод из этой нелепой жуткой и бездарной трагедии можно сделать банальный: маленькая дубовая дверь, ведущая в синагогу (оплаченная, кстати, меценатами из Израиля), оказалась много надёжнее местной полиции: она атаку террориста выдержала и людей защитила, а полиция, увы, нет – и в результате первой в послевоенной истории Германии целенаправленной охоты на немецких евреев погибло два непричастных немца и ещё двое ранены…

Но если подняться над деталями, то соль этого сюжета в том же, что и три тысячи, и триста, и тридцать лет тому назад: спасает только Его защита, защищает только Его милость. Но уж в этом точно ничего нового нет…

В связи с терактом в Халле я вновь слышу голоса времён начала 90-х: как евреи могут эмигрировать в Германию?! Это же кощунство!..

Отвечу то же, что отвечал четверть века тому. Евреи живут в Германии тысячу лет. Жили до Гитлера и здравствуют после Гитлера. Мы в том числе здесь и для того, чтоб идеология нацизма исторически не восторжествовала: это Гитлер хотел сделать Германию юденфрай, свободной от евреев. Не получилось и не получится.

200 000 евреев Германии – сегодня лишь треть от того числа, что были в 1935-м. Но дети и внуки рождаются, цифра растёт. Да дело и не в цифре: за 30 лет Германия стала нам настоящим домом. В этом доме, в подполье живут крысы. Это случается. Такое возможно в каждом жилье. Крысы тянутся к людям, как это цинично ни звучит…

А полицейскую будку у той двери да, теперь поставят. Но мой совет евреям Халле: дверь надо отремонтировать. И не на всякий случай…




Арсений Каматозов

№ 42, 2019. Дата публикации: 16.10.2019
 
 
Сюжетный ряд
Взгляд изнутри осаждённой синагоги.
В минувший четверг, меньше чем через сутки после атаки, я связался с участницей драматических событий в Халле. Это Анастасия Плетухина, представитель Сохнут в Берлине. Вместе с группой молодых евреев из образовательного движения Base Berlin она приехала в Халле, чтобы вместе с тамошней общиной встретить День Искупления – Йом-Киппур. В группе было 22 человека, все жители Германии, но с гражданством разных стран, 11 из них – американцы.
– Синагога в Халле располагается рядом со старинным еврейским кладбищем, – рассказала мне Анастасия. – Это небольшое, но очень прочное здание XIX века, с массивными стенами и мощной дубовой дверью. Собственно, эта особенность и спасла находившихся там людей от пуль убийцы.
Нас было около 60 человек. Шла молитва, у этой синагоги нет раввина, службу вёл кантор, мой друг. Так как в Йом-Киппур верующие евреи не пользуются средствами связи, мы ориентировались лишь на доносящиеся звуки.
– В полдень молитву прервали какие-то громкие хлопки. Сначала все подумали: петарды, – продолжает госпожа Плетухина. – Но наша внутренняя секьюрити через видеонаблюдение уже обнаружила стрелка и заблокировала дверь. Мы поняли: нас атакуют. Стали баррикадировать вход. Молодёжь из Base готовилась дать отпор налётчикам.
Но это Б-жественное чудо, что террорист не сумел пробиться в синагогу. Она очень маленькая, там была бы просто кровавая каша, если бы мы все попали под огонь автомата. Но мы забаррикадировались и продолжили молитву…
Минут через 15−20 появилась полиция. Нам не сообщили никаких подробностей, лишь запретили выходить. Служба продолжалась.
Через 5 часов нас всех под охраной полиции эвакуировали в ближайшую больницу. Там мы провели ещё около двух часов. Врачи и персонал встретили нас с открытым сердцем, быстро создали пространство, чтоб мы могли продолжить молиться и завершить Йом-Киппур.
Концовка была очень трогательной. Мой муж протрубил в шофар. Вместе с медиками и полицейскими мы, обнявшись и плача, стали петь и танцевать: празднуя начало нового года и наше чудесное спасение.
В эти минуты мы осознали прямой смысл известного изречения: всё, что нас не убивает, делает нас сильнее…
 
 
германии будни людям министром евреев халле драма людей полиция собрались востока синагогу внутренних день местной министр премьер уголь дверь теракте
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Мы с женой жалеем о том, что переехали и...

Имя
 
Сообщение