наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 



Свиные войны

Самым неожиданным образом свиньи вмешивались в ход мировой истории. В середине XIX века заблудившаяся «хавронья» довела англо-американские отношения до дипломатического кризиса, который грозил распадом ещё неокрепшим Соединённым Штатам Америки. А в начале XX века замороженная свинина стала причиной австро-сербского конфликта, повлёкшего за собой Первую мировую войну.
 


Свинья, которая чуть не изменила историю Америки

К началу XIX века тихоокеанское побережье Северной Америки большой частью оказалось во владении Российской и Испанской империй. Когда свободного побережья оставалось не более тысячи километров, в погоню за правом на его освоение вступили британцы и американцы. Как утверждают историки, британский капитан голландского происхождения Джордж Ванкувер (George Vancouver) первым провозгласил «остатки ничейной земли», на которой проживали индейские племена, владением Её Величества. Вслед за Ванкувером на освоение северо-западных территорий двинулись американские экспедиции. Параллельная колонизация привела к затяжному дипломатическому кризису, продолжавшемуся почти полвека. Только в середине XIX века, оказавшись на грани вооружённого конфликта, Вашингтон и Лондон подписали договор, согласно которому спорная территория была поровну разделена между двумя странами.

   Граница прошла по 49-й параллели, однако у берегов Тихого океана упёрлась в небольшой остров Сан-Хуан, который обе стороны, основываясь на различных географических расчётах, объявили своей территорией. Возможно, вопрос о спорном острове и не вышел бы за пределы картографических дебатов, но тут в ход истории неожиданно вмешалась… свинья. Говорят, что это был большой чёрный хряк, который поздним июньским вечером 1859 года забрёл на ферму американского поселенца Лаймона Катлара (Lyman Cutlar). Недолго думая, санхуанский фермер застрелил заблудившуюся свинью, которая покусилась на рассаду картофеля. «Когда свинья принялась поедать картофельные клубни, которые были столь необходимы для пропитания Катлара, он, защищая свою собственность, застрелил свинью, – сообщила New York Times. – Фермер ещё не знал, что небольшой огородный инцидент в самое ближайшее время перерастёт в международный конфликт».

   Оказалось, что свинья принадлежала Чарльзу Гриффину (Charles Griffin), сотруднику Компании Гудзонова залива, которая на тот момент владела западными британскими территориями в Северной Америке, а на острове Сан-Хуан строила судовую верфь. Опасаясь преследований со стороны влиятельного соседа, американский фермер предложил ему компенсацию в размере 10 долларов. На это Гриффин заявил, что застреленная свинья была представителем особо редкой породы, и потребовал от Катлара 100 долларов (более 2 тыс. долларов в переводе на современные деньги). Когда выяснилось, что у фермера нет таких денег, представители британской администрации пригрозили посадить его за решётку. В полном отчаянии Катлар отправил телеграмму американскому правительству, в которой попросил защитить его от «британского произвола». Через несколько дней на остров высадились 66 бойцов Девятого пехотного полка, который в то время «расчищал» территорию северо-западных штатов от непокорных индейцев.

   Первым делом американцы принялись за строительство военных укреплений поблизости с британской верфью. Опасаясь американской оккупации, британцы послали три военных фрегата, которые высадили на остров несколько сотен морских пехотинцев. В течение месяца число американских военных на Сан-Хуане увеличилось до 500 человек, а британских до нескольких тысяч. Констатировав незаконную оккупацию острова американцами, губернатор Ванкуверских островов Джеймс Дуглас (James Douglas) приказал адмиралу Роберту Бэйнсу (Robert Baynes) освободить Сан-Хуан от американского военного присутствия. «Американские поселенцы не нуждаются в военной защите от британских властей, – объяснял причины своего решения губернатор в открытом письме американским властям. – Их присутствие на территории, суверенитет которой находится под вопросом, показывает неуважение к дружественному британскому правительству. А это может спровоцировать вооружённый конфликт между двумя дружественными народами в столь отдалённом уголке земли».

   Адмирал Бэйнс понимал, что вооружённый конфликт спровоцирует как раз приказ губернатора, и отказался командовать операцией против американских военных. Своё решение адмирал мотивировал тем, что губернатор не согласовал приказ с имперским правительством, которому подчинялся Бэйнс. «Я не буду разжигать войну из-за мелкой ссоры, поводом для которой стала свинья», – заявил он Дугласу. Пока адмирал и губернатор спорили друг с другом, американское правительство решило уладить конфликт с Лондоном мирным путём.

   Как утверждают историки, Вашингтон, оказавшись на грани вооружённого конфликта, осознал, что американо-британская война может потянуть за собой гражданскую войну, потому что недовольные «военной авантюрой» северных штатов южане непременно поддержат британцев. В октябре 1859 года в результате переговоров США и Великобритания согласились на сокращение военного присутствия до 100 военных от каждого государства и договорились на 12 лет продолжить совместную оккупацию острова. Успех вашингтонской дипломатии во многом уберёг северные штаты от поражения в гражданской войне, которая вспыхнула спустя два года. Если бы адмирал Бэйнс в своё время не ослушался губернатора Дугласа, вполне возможно, что история Северной Америки пошла бы иным путём, и вместо Соединённых Штатов Америки на карте мира появилось бы другое государство – Конфедерация Штатов Америки.

   Спустя несколько лет после завершения гражданской войны вопрос о статусе Сан-Хуана было решено передать на рассмотрение нейтрального государства, которому предстояло решить, под чью юрисдикцию отойдёт остров. Арбитром был выбран германский император Вильгельм I (Wilhelm I), который в итоге присудил Сан-Хуан американцам. На территории бывшей военной базы британских пехотинцев на Сан-Хуане до сих пор развевается флаг Великобритании в память о мирном завершении «свиной войны», уберёгшем Соединённые Штаты от неминуемой гибели.

   

Бекон, который взорвал Балканы

   В начале XX века независимая Сербия фактически представляла собой экономический придаток Австро-Венгерской империи. Королевский дом Обреновичей панически опасался усиления молодого Болгарского царства, а потому вместе с Габсбургами пытался задушить болгар экономическими санкциями. Постепенно внешняя торговля Сербии была практически полностью переориентирована на Австро-Венгрию, а основным товаром сербского экспорта стала свинина, особенно полюбившаяся в венгерских провинциях. Тёплые отношение двух стран закончились в 1903 году, когда король Александр Обренович и его жена Драга были убиты членами тайной организации «Чёрная рука», которую связывали с российскими властями. Сербский парламент принял решение посадить на королевский престол представителя дома Карагеоргиевичей князя Петра, провозгласившего курс на сближение Сербии с Россией и Болгарией.

   Новое сербское правительство не только восстановило экономические отношения с Болгарией, но и объявило о создании таможенного союза с бывшим противником. В конце 1905 года сербский парламент, несмотря на давление Вены, ратифицировал таможенный союз, и между Сербией и Болгарией была установлена беспошлинная торговля. Австро-Венгрия на следующий же день запретила ввоз сербской свинины. В Вене надеялись, что рано или поздно Сербия капитулирует и пойдёт на уступки австро-венгерскому правительству. Однако Белград не сдавался. В середине января 1906 года парламент поднимает таможенные тарифы на австро-венгерские товары, делая их неконкурентоспособными на сербском рынке. Министерство обороны Сербии отказывается от сотрудничества с концерном koda, который в те годы был известен как производитель танков и боеприпасов, и ищет новых поставщиков военного оборудования во Франции и Германии. Разгоревшийся экономический конфликт мировая общественность окрестила «свиной войной».

   В феврале 1906 года влиятельная немецкая газета Vossische Zeitung сообщила, что Сербия вступила в тайный оборонительный и, главное, наступательный союз с Черногорией и Италией. Утверждалось, что Италия уже поставила Черногории 36 полевых орудий, 12 единиц тяжёлой крепостной артиллерии, а также большое число боеприпасов. В свою очередь австро-венгерское правительство распространяло слухи о том, что в Белграде назревает революция, и при посредничестве Берлина на сербский престол собирается взойти немецкий принц Франц Иосиф (Franc Joseph), который несколько лет назад венчался с черногорской княжной. Пока одни говорили о планировавшейся сербами военной агрессии, а другие предрекали экономический крах и революцию, в «свиную войну» неожиданно вступил Лондон.

   Интересно, что на тот момент Великобритания являлась единственной европейской державой, не признававшей легитимность королевского дома Карагеоргиевичей. Тем удивительнее было, что в октябре 1906 года британский МИД объявил о восстановлении дипломатических отношений с Сербией и даже пригласил Петра I с королевским визитом в Лондон. «Дружба с Сербией милее британским властям, чем национальное достоинство. Сербский цареубийца готовится к приёму в Англии», – язвительно комментировала американская New York Times, отмечая, что ещё несколько месяцев назад британцы призывали мировую общественность наказать сербского короля за убийство королевской четы Обреновечей. Тем временем английская пресса тиражировала интервью Петра I, в котором король призывал британских бизнесменов инвестировать в Сербию «на особых условиях»: «Наши люди понимают, что необходимо пожертвовать многими принципами, чтобы освободиться от экономического бандажа, обусловленного нашим географическим положением. Мы заверяем, что обеспечим безопасность новых торговых путей и откроем рынки для иностранцев».

   По итогам 1906-1907 годов выяснилось, что Сербия не только не пострадала от экономических санкций Вены, но и увеличила торговый оборот почти на треть. В октябре 1908 года, опасаясь усиления сербского влияния в Боснии и Герцеговине, которая находилась под временным контролем Австро-Венгрии, кайзер принял решение об аннексии этой территории. Через несколько недель австрийские солдаты заняли небольшой сербский остров на реке Дрине. Казалось, войны было уже не избежать. «Сербский парламент на тайном заседании принял решение об объявлении войны Австро-Венгрии, – писала американская Post-Gazette, ссылаясь на источники в Санкт-Петербурге, Белграде и Лондоне. – Поведение России, которая не признала аннексию Боснии и Герцеговины, вселяет в сербов уверенность, что Россия заступится за них в случае войны с Австрией».

   Несмотря на казавшуюся неотвратимость боевых действий, ни одна из сторон так и не решилась открыть огонь по противнику. Вероятно, сказалась неопределённая ситуация на международной арене, когда никто с точностью не знал, какую позицию в конфликте займут ведущие европейские державы. Бытует мнение, что в последний момент австрийский кайзер отказался от боевых действий, получив сигнал, что Берлин не поддержит его в войне против Сербии и России. В 1909 году Белград и Вена подписали соглашение, согласно которому Австро-Венгрия сняла запрет на импорт сербской свинины. Спустя пять лет, когда европейские монархи уже сгруппировались по военным блокам, 19-летний боснийский серб Гаврило Принцип открыл огонь по наследнику австрийского престола Францу Фердинанду (Franz Ferdinand) и его жене Софи (Sophie), гостивших в Сараево. Теперь мировую войну было уже не остановить.


Дмитрий Кулик

№ 40, 2010. Дата публикации: 11.10.2010
 
 
войну американские сербского века парламент хуан австро британских войны свинья сан конфликт середине америки военных штатов остров сербский губернатор мировую
 
 
 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение