наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
там и тут


Зуб даю

 


Зубы – это, конечно, наше всё. Только представьте себе, например, Омара Си, улыбающегося вам с экрана щербатым ртом. Ну, чисто ужас. За такие улыбки и зубы надо спецпризы раздавать. А щербинка в зубах Ванессы Паради? А Аллы Борисовны? Она даже стала немного меньше Пугачёвой, когда её заделала. А специфические зубки Джейн Биркин или Жерара Депардье?

При всём разнообразии резцов и щербин, объединяет нас всех одно – Его мерзейшество Кариес. Кариес не щадит никого, и я уверена, что он присматривается даже к великолепным клыкам Омара Си!

Подкрадывается Кариес, как истинная тварь, обычно незаметно. Вы веселитесь на вечеринке, пьёте розé, кусаете бисквит и хрясть – Кариес посылает вам привет, обломок зуба падает в розé и вы с ужасом понимаете, что пока вы строили свои планы на жизнь, Кариес потешался над вами и готовил вам совсем другой сценарий.

Вы ощупываете языком образовавшийся карстовый разлом, в котором можно парковать котлеты, и хватаетесь за телефон и голову. Всё, для вас вечеринка закончилась. Теперь ваш диджей – это ваш стоматолог, и вы молите богов, чтобы он был не в загуле и на на Камчатке. Но именно там он обычно и оказывается, потому что – мы помним – сволочь Кариес умеет выбирать момент.

Однажды, оказавшись без своего Левши посреди словно опустевшей для меня Москвы, я перекрестилась и рванула в соседнюю коммерческую стоматологию. Там было тихо, светло, нежно журчал фонтанчик и ласковые девушки явно с зубами без дырок успокоили меня, проворковали, что нет такой проблемы, с которой не справились бы их чародеи, собрали мои паспортные данные и проводили в кабинет. Там всё сверкало и переливалось по последнему слову стоматологической техники и в потолок был вмонтирован экран, на котором дельфины рассекали плавниками голубую волну. Всё было слишком хорошо и я начала паниковать.

Врач в шапочке с кокосами и в маске, лицо которого я так никогда не увидела, тоже ласковым голосом сообщил мне две новости, одну хуже другой. Первая – мне придётся попрощаться с моим любимым зубом, вторая – у меня половина зубов давно вышла из строя и если я немедленно не соберусь и не возьмусь за ум, а он за сверло, шамкать мне беззубыми дёснами до конца своих дней.

Паника сменилась раздражением. Я проворчала, что мне надо подумать, врач проворчал что-то вроде того, что все бабы дуры и истерички, и я вернулась на стойку попрощаться. Со мной попрощались таким счётом, что я забыла о зубах. За то, что я посмотрела на кокосовые принты, а врач посмотрел на мой Кариес, с меня брали примерно стоимость моей машины. Раздражение сменилось любопытством, я спросила, во что мне обойдётся удаление зуба, на меня посмотрели с жалостью, и я поняла, что стараниями сетевой клиники я к концу месяца останусь без штанов, квартиры и машины. Кариес валялся от хохота и потирал свои гнусные лапки или что там у него можно было потирать.

В тот раз всё закончилось хорошо, потому что мой зубной бог вскоре вернулся и ответил на миллиард моих сообщений, я села в кресло, над которым не висел жк-экран с дельфинами, но вскоре мне залатали мой печальный зуб и прогнали Кариес с пары его зазевавшихся собратьев. Мне хотелось вернуться в коммерческий рай и пощёлкать там по нервам своей восстановленной челюстью, но я решила, что надо быть выше этого и что месть и злорадство, в принципе, не красят человека. Я до сих пор иногда жалею об этом, потому что верю, что коммерческой обдираловке с её кокосами и дельфинами имело смысл хотя бы устыдиться. Но это так наивно, что тут и говорить не о чем.

В другой раз Кариес присвистнул мне уже в Берлине. Моя семёрка снизу взвыла, и у меня перед глазами замелькали годы прожитой жизни.

Болело так, что я была готова проститься с печенью, если бы вопрос встал ребром. Но ребром встал график дантиста. Красавец блондин с холодными глазами мог обслужить половину города, но для меня у него нашлось время только в конце августа и то – на первичный осмотр, и то – если его ассистент не сорвётся на Сейшелы. Я понимала, что на его стороне Кариес, а на моей только Боль, но ждать два месяца мы не могли.

Я металась по городу, пытаясь пристроить свою семёрку хоть в какие руки, уже присматривалась к дверной ручке, нитке и туркам в Кройцберге, но тут меня отловила моя подруга, засунула в машину и отвезла в Польшу. Там, добрый доктор Янек разворошил пломбу времён падения Бастилии и показал Кариесу дорогу на выход, а мне – такой вменяемый счёт, что я чуть не осталась у него в клинике, ну, просто потому что хорошо быть там, где добро и свет.

И ведь это мы ещё ни слова не сказали о том, как все любят эти прекрасные свёрла, иглы и инструменты с крючками. Да, современные сверла ультразвуковые, современная анестезия делает вас счастливым, иглы острее комариных жал, и в принципе, проблема только в том, что быстро надоедает сидеть с открытой пастью и сложно сплёвывать, когда у вас нижняя челюсть обледенела, но, честное слово, я не понимаю, почему человек уже ищет экзопланеты и преуспел в дешифровке генома, а такая мерзость, как Кариес, всё ещё имеет над ним свою безграничную власть!

Неужели так сложно придумать пилюли или порошки, которые бы отгоняли эту нечисть вместе с Пульпитом и Пародонтитом куда подальше от наших резцов и щербинок, не заставляли вылавливать запчасти в розé и отдавать собственные органы за пару сомнительных пломб?

И вообще, чем больше я теперь смотрю на Омара Си, тем меньше верю в его улыбку. Я думаю, хитрый парень и правда победил Кариес, и за большие деньги щёлкает в кадре своими ослепительными протезами.




Этери Чаландзия

№ 27, 2019. Дата публикации: 05.07.2019
 
 
иглы кариес врач омара ребром зуба месяца машины зубы розé си попрощаться принципе зубах дельфинами резцов верю глазами кокосами экран
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение