наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
только у нас


«Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!»

Слова, вынесенные в заголовок были написаны самим Пушкиным в письме к Петру Вяземскому 7 ноября 1825 года по поводу окончания работы над драмой «Борис Годунов» (точнее, драма называлась так: «Драматическая повесть, Комедия о настоящей беде Московскому государству, o царе Борисе и о Гришке Отрепьеве»).
 


Процитировать письмо Пушкина к Вяземскому полностью в общедоступной газете довольно рискованно из-за множества присутствующих в нём вульгаризмов, но главная мысль изложена так: «Поздравляю тебя, моя радость, с романтической трагедиею, в ней же первая персона Борис Годунов! Трагедия моя кончена; я перечёл её вслух, один, и бил в ладоши и кричал, ай да Пушкин, ай да сукин сын!».
История драмы «Борис Годунов»
Драматурги не раз обращались к теме Бориса Годунова. Едва ли не первым это сделал Фридрих Шиллер (Friedrich Schiller) в 1804 году в своей фрагментарной трагедии Demetrius. В рабочем календаре великого немецкого драматурга есть такая запись: «10 марта 1804 года. Решил писать Деметриуса».
Считается, что поводом для написания этой, восьмой по счёту драмы Шиллера, послужила женитьба наследного принца Карла Фридриха (Carl Friedrich von Sachsen-Weimar-Eisenach) на русской великой княжне, 18-летней Марии Павловне, сестре Александра I. Веймарское общество толкало драматурга польстить русскому императорскому двору. На что, как говорят, Шиллер ответил: «Да, у меня самый подходящий случай – ведь молодой Романов играет в „Деметриусе“ благородную роль – сказать много хорошего императорской семье». А затем добавил: «Но нет, я этого не сделаю. Произведение должно остаться чистым». Восьмая драма Фридриха Шиллера так и не была закончена.
«Драматическая повесть, Комедия o настоящей беде…» была закончена Александром Сергеевичем Пушкиным в 1825 году во время его ссылки в Михайловское. И с этого момента началась история, не имеющая никакого отношения к творчеству. Посланная на просмотр императору Николаю I с надеждой получить разрешение на публикацию, «драматическая повесть…» была тайно предана на досмотр издателю Фаддею Булгарину. Тот дал императору отрицательную характеристику. Царь вернул повесть Пушкину с предложением переделать некоторые, неблагонадёжные с его точки зрения, места (чего стоит, например, такая характеристика царя Ивана Грозного: «Вчерашний раб, татарин, зять Малюты, зять палача и сам в душе палач»!).
Александр Сергеевич, как и Фридрих Шиллер, счёл невозможным льстить кому бы то ни было, и от переделок отказался.
Долгие четыре года рукопись кочевала из одних рук в другие, пока в 1829 году не попала на стол к шефу III отделения полиции Александру Христофоровичу Бенкендорфу. После переговоров Александра Бенкендорфа c Василием Жуковским и внесения последним (с разрешения Александра Пушкина) некоторых изменений в драму, было дано высочайшее разрешение на публикацию.
Переводы и отклики
Анализируя этот этап русской литературы, зарубежные критики рассматривают любимое детище Пушкина – драму «Борис Годунов» – в единстве с комедией Александра Грибоедова «Горе от ума», написанной годом ранее (1824). Общее мнение таково, что оба эти произведения подняли русскую романтическую литературу до невиданных ранее высот. Неожиданные и инновационные, национальные по своему характеру и гуманистические по содержанию, эти произведения стали в один ряд с лучшими европейскими драмами и комедиями того времени. Другое дело, что первое полное издание «Горе от ума» было опубликовано не на русском, а на немецком языке в Ревеле в 1831 году в журнале «Russische Bibliothek für Deutsche», а первый глубокий научный анализ «Бориса Годунова» был сделан немецким учёным Карлом Августом Фарнгеном фон Энсе (Varnhagen von Ense, 1785−1858).
В Германии о «Борисе Годунове» Пушкина узнали по нескольким переводам, например, переводам Роберта фон Липперта (Robert von Lippert,) увидевшим свет примерно в 1840 году; Фридриха Боденштедта (Friedrich Martin von Bodenstedt), в 1854 году, и Фердинанда Лёве (Ferdinand Löwe) около 1869 года. Последний раз этот перевод публиковался издательством Ullstein более полувека назад, в 1963 году. А в Петербурге перевод «Бориса Годунова» на немецкий язык увидел свет в 1885 году (K. Philippeus, St. Petersburg 1885).
Однако для большинства немцев история Бориса Годунова стала известна, скорее всего, по немецкому либретто к знаменитой опере Модеста Мусоргского. Критики и немецкая публика (а, может быть, даже наоборот!) давно ждали современный перевод гениальной драмы русского поэта, потому что знакомство с музыкальным его изложением было явно недостаточно. И такой новый немецкий «Борис Годунов» появился пять лет назад в переводе заведующего кафедрой славистики Вюрцбургского университета, профессора. Андреаса Эббингхауса (Prof. Dr. Andreas Ebbinghaus). Российские литературоведы и переводчики с удовлетворением восприняли этот перевод, отметив многие его достоинства.
Профессор Андреас Эббингхаус любезно согласился ответить на наши вопросы:
– На протяжении многих лет вы публикуете свои исследования русской литературы XIX−XX веков. Какие отклики получаете вы от немецких читателей? Изменилось ли, по вашему мнению, в последние годы отношение немецкой читающей публики к русской литературе вообще, и к русской поэзии в частности? И если изменилось, то в чём именно?
– Немцы всегда проявляли интерес к России, и время от времени наблюдается увеличение этого интереса. К сожалению, в настоящее время мы не находимся в такой фазе.
– Мой друг, ныне покойный известный немецкий переводчик русской литературы Фридрих Хитцер (Friedrich Hitzer) ещё десять лет назад говорил мне, что в каталогах всех без исключения немецких книжных издательств переводы из англо-американской литературы составляют не менее 70%, из французской – около 8%, из русской – не более 1% от общего количества опубликованных переводов. Изменилось ли в этом плане что-либо с тех пор?
– Боюсь, что нет. Немецкие издательства отдают предпочтение русским классикам и современной литературе, но в большинстве случаев только в области прозы.
Лирика, не только русская, – это вещь «для немногих». Поэтому и Пушкина читают меньше, что не относится к классикам модерна, таким как Мандельштам, Ахматова, Цветаева. Есть, конечно, проекты, которые следует похвалить, например, новое немецкое издание Бунина. Но имеется и повод для критики. Таковы коммерчески весьма успешные переводы Фёдора Достоевского издательства Amann (в 1993 году, а также примерно в 2006 году), которые со многих точек зрения катастрофически плохи. Одним немецким издательством в 2001 году была «наконец» опубликована «несокращённая версия» романа «Петербург» Андрея Белого. Однако следовало бы читать версию, сокращённую самим Андреем Белым. Критики, как правило, хвалят каждое новое издание, даже если перевод в языковом отношение плох или текстологически бессмыслен. Определить это критики не могут.
– В драме «Борис Годунов» великий русский поэт поднял вечную тему взаимоотношения власти и народа, верности и бесчестия. Не актуальностью ли этих вопросов сегодня руководствовались вы, выбирая тему для перевода, и ваши издатели, соглашаясь на публикацию пушкинской драмы в вашем переводе?
– Нет, мой интерес был литературно-исторический и филологический. Работа началась с текстологических вопросов, и моё издание несколько отличается от канонического текста, знакомого вашему читателю. Об интерпретации драмы можно прочитать в послесловии: для меня Александр Пушкин показывает Бориса Годунова как образ перехода от русского средневековья к современности; у Бориса Годунова есть общие черты с Иваном IV Грозным и Петром I. Он – наследник и предшественник, олицетворение особенного исторического момента. Мусоргский же, напротив, увидел драму вины и совести, что сильно повлияло на восприятие трагедии Годунова. При этом он не понял важные места, а именно: где речь идёт о святом Дмитрии. Хотя только царь Шуйский «изобрёл» святость Дмитрия в 1606 году, то есть тогда, когда сверг ложного Дмитрия. И Пушкин анахронично включил это в пьесу.
– Многие выражения из драмы «Борис Годунов», например, «Ох, тяжела ты, шапка Мономаха», или «Да, жалок тот, в ком совесть не чиста!», вошли без изменения в русский фольклор. Я не настолько хорошо знаком с немецким фольклором, чтобы самому решить, использовали ли вы для перевода таких выражений устойчивые или подходящие по смыслу обороты из немецкого фольклора? Надеетесь ли вы, что ваши оригинальные переводы указанных выражений войдут в немецкий фольклор?
– Это было бы тщетной надеждой. Моя цель была и остаётся другой: представить «Годунова» на немецком языке, понятном при чтении и в общении. Пушкинская драма в основном написана в среднем стиле, но большинство более старых переводов переносят драму в высокий стиль. Они используют инверсию, «поэтический» порядок слов и так далее.
– Мне очень нравится традиция немецких переводчиков давать обширный исторический комментарий к своим переводам. Не отступили от этого правила и вы в своём переводе драмы «Борис Годунов». Раскройте «кухню»: что было первичным – перевод или комментарии?
– В переводческом процессе надо было учитывать текстологические, исторические и другие вопросы, так что комментарий был написан одновременно с переводом.
– Вместо традиционного вопроса о ваших планах хочется узнать, какие произведения Александра Сергеевича Пушкина планируете переводить в ближайшее время вы и ваши коллеги?
– В этом году, может быть, очень скоро, выйдет моя новая книга о «Маленьких трагедиях» Александра Пушкина, с приложением перевода всех четырёх драм и тоже с комментарием. Перевод выйдет в издательстве «Könighausen und Neumann», Würzburg (Основным направлением деятельности этого издательства является производство и распространение книг в области гуманитарных и культурологических исследований.)
– Редакция и читатели газеты искренне благодарят вас за всеобъемлющие ответы и желают вам здоровья и творческих успехов.


Беседовал Виктор Фишман

№ 25, 2019. Дата публикации: 21.06.2019
 
 
Информация
23 июня 2019 года в Центр русской культуры «MIR» в Мюнхене проводит литературно-музыкальный вечер под девизом «Пушкин – наше всё», посвящённый 220-летию со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина. Вечер состоится по адресу: Seidvilla, Nikolaplatz 1 b, 80801 München.
 
 
бориса годунов издание драматическая русской александра борис friedrich перевод драму драма пушкина von немецкий критики повесть литературы драмы переводы годунова
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение