наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Один из нас


Нескучные уроки Елены Симановской

10 лет назад Елена Симановская открыла в немецком Потсдаме русскую субботнюю школу «Билингва-плюс». С тех пор она её бессменный руководитель и педагог. Лингвист по образованию и учитель по призванию, Елена превращает обычный урок в увлекательную игру. Творчество – её стихия. А ещё она верит в Бога и в то, что лучшее, что послал ей Всевышний – это люди на её пути.
 


Я встречаю Елену Симановскую в коридоре русской субботней школы «Билингва-плюс» в Потсдаме. В руках у неё большой чемодан на колёсиках: «Вы куда-то уезжаете?» – спрашиваю я. «Это я уже приехала, из дома в школу», – смеётся Елена. В чемодане – книги, учебники, вспомогательный материал для уроков. Настоящий чемодан знаний. Всё это каждую субботу Елена привозит на трамвае с собой. «У меня часовой перерыв, можем пойти в кафе побеседовать за чашечкой кофе», – предлагает Елена.

В Германии она уже более 20 лет. Вместе с мужем Сергеем и годовалым сыном Семёном они иммигрировали в конце 90-х по еврейской линии: «Мы очень хотели переехать в Европу, в тогдашней российской действительности нас многое не устраивало», – признаётся Елена. Когда представилась такая возможность, они собрали самое необходимое и захлопнули дверь в прошлую жизнь: «В Германию мы приехали с двумя чемоданами: в одном были книги, в другом – Сёмины игрушки. Все остальные вещи мы оставили в Петербурге. Просто закрыли дверь комнаты в коммунальной квартире, где жили, и уехали».

Новую жизнь пришлось начинать практически с нуля, не зная немецкого языка, не имея знакомых и работы: «Сначала мы вообще не представляли, чем мы тут будем заниматься». В России оба работали в Публичной библиотеке. Сергей – фотографом в отделе реставрации, Елена, лингвист по образованию, – библиографом в газетном отделе: «Я очень любила читать. И, сколько себя помню, всё время хотела работать в библиотеке. Хотя в школьных сочинениях писала, что хочу быть учителем. Но это из-за бабушки, она у меня была учительницей».

Первое время после переезда в Германию семья жила на социальное пособие. Елена сидела дома с маленьким Семёном: «Мы решили не отдавать ребёнка в сад рано. Хотели, чтобы у него в первую очередь сформировался русский язык, а для этого надо примерно 3−3,5 года. Несмотря на переезд в другую страну, русский был для нас очень важен. Мы люди верующие, ходили в русскую церковь и хотели, чтобы и у сына была такая возможность». Елена – человек, влюблённый в книгу, много читала и сыну, придумывала для него игры со словами: «Немецкий у детей-билингв, двуязычных детей, в любом случае будет, они здесь живут, – убеждена Елена, – а вот русским надо заниматься. У нас борьба за родной язык шла каждый день и продолжается до сих пор». В 5 лет Семён научился читать по-русски, и лишь за неделю до школы Елена познакомила его с немецким алфавитом: «Я боялась, что если он начнёт читать по-немецки, то уже не захочет по-русски. А когда мы пошли в немецкую школу, оказалось, что он и по-немецки читает уже лучше своих одноклассников».

В Германии Елена продолжила работать библиографом. Ей удалось найти место практикантки у немецкого профессора Потсдамского университета. Он исследовал творчество русских писательниц XVIII века, и Елена искала для него материал. «Общались мы с ним очень интересно, – вспоминает Елена. – Профессор обращался ко мне по-немецки, чтобы я учила немецкий. Но отвечала я ему по-русски, так мне было проще. В результате, конечно, немецкий у меня не улучшился, но вместе нам удалось найти много редких материалов. Оказывается, помимо всем известных Екатерины II и Екатерины Дашковой, в XVIII веке было много других интересных женщин-писательниц, поэтов и переводчиц. Я наслаждалась встречей с русской культурой!»

Через пару лет контрактная работа у профессора закончилась, и Елене надо было искать что-то новое. Она пошла изучать программирование баз данных. Но в один момент все планы рухнули. Муж Елены тяжело заболел, и вскоре его не стало.

Справиться с горем помогала вера. Родившись в семье советских инженеров, далёких от религии, к Богу Елена пришла сама, уже в сознательном возрасте. «Судьба свела меня с одним удивительным человеком – Наташей Гриб. Мы работали вместе, – вспоминает Елена. – Наташа была невероятно светлым человеком и жила по законам Божьим. Она никогда не уговаривала меня креститься, но пример куда сильнее слов». С тех пор вера стала для Елены поддержкой и моральным ориентиром.

Однажды настоятель русского храма в Потсдаме предложил Елене вести уроки русского языка для детей в церковно-приходской школе: «Вот тут и началась моя педагогическая деятельность, – вспоминает Елена. – До этого момента я была учителем лишь для своего сына. По образованию я лингвист, отчасти понимаю глубинные процессы, происходящие в языке, но как научить языку ребёнка, растущего вне языковой среды, ещё предстояло понять. Вначале приходилось всё делать на ощупь, без какой бы то ни было чёткой программы или системы. Я придумывала игры, чтобы уроки были интереснее. Помимо занятий, мы ставили спектакли, я писала сценарии».

Бывают совпадения, которые меняют жизнь. В это время бывшие коллеги Елены по Публичной библиотеке в Петербурге попросили её написать статью о современных русских школах выходного дня в Германии. Елене, самой пробующей себя в качестве учителя, тема показалась очень близка. И она взялась за дело: стала собирать информацию, обзванивать школы, общаться с директорами и учителями. За первой статьёй появилась вторая, посвящённая теперь уже обзору учебников для детей-билингв. С этим обзором в марте 2009 года Елена выступила в Лондоне на втором Международном форуме преподавателей и руководителей русских зарубежных школ «Русский язык вне России»: «Я погрузилась в очень интересную и, как оказалось, близкую мне среду. Я многое узнала о принципах и методах преподавания для двуязычных детей. Познакомилась с интересными людьми, открывшими свои школы в разных уголках мира. Тут-то у меня и родилась идея создать свою русскую субботнюю школу в Потсдаме».

Универсальных советов, как открыть школу родного языка, не существует. В каждой стране свои особенности. Немецкие власти не препятствуют таким инициативам, но и особой помощи от них ждать не приходится, в отличие, например, от Канады или Австралии – стран с высокой долей приезжих. «В моём случае всё делалось через знакомых, – делится Елена. – Нашлись учителя, которые хотели преподавать в школе. Сначала нас было четверо, включая меня. Потом искала помещение, стучась во все двери. Пришла и на интеграционные курсы, которые я посещала, когда приехала в Германию. По субботам их классы пустовали, и они пустили нас, а первые полгода даже не брали арендную плату. Мир не без добрых людей.» Чтобы избежать бумажной волокиты, Елена с единомышленниками нашла общественную организацию, которая поддержала инициативу. И в сентябре 2009 года школа «Билингва-плюс» открыла свои двери для первых пятнадцати учеников. К концу года детей, изучающих русский язык, было уже 25. Сейчас каждую субботу школа принимает более 130 учеников разного возраста. Уже полуторагодовалые малыши могут посещать занятия «Музыка и сказка с мамой». Для детей с 5 лет проводятся уроки русского языка, чтения и рисования. С третьего класса ученики посещают математику. А ребята постарше играют в спектаклях школьного театра «Самовар», часто сами пишут сценарии.

«Самое главное, чтобы ребёнку было интересно», – считает Елена. Этот же принцип лежит в основе методов преподавания в школе. Хорошая успеваемость достигается не оценками и наказаниями, а, прежде всего, игровыми, соревновательными и творческими методами: «Нужно было добиться того, чтобы дети читали, – рассказывает Елена. – Для детишек постарше была придумана система школиков. Школики – это наша школьная „валюта“. За активность на уроке, правильные ответы, умение сформулировать вопрос ученики зарабатывают определённое количество школиков, которые записывают себе в тетрадь. А потом – самое интересное. Мы устраиваем книжный аукцион. У меня осталось много детских Сёминых книг, которые ему уже не нужны, приношу их на аукцион, и дети раскупают их за свои школики. В результате все довольны. Ребята тщательно готовят домашние задания, активно отвечают на уроках, а я просто отдыхаю, – улыбается Елена. – Надо давать детям больше самостоятельности и развивать у них мотивацию». Чтобы ученики не скучали на уроке, Елена придумывает литературные задания, которые надо выполнять, перемещаясь по классу. Чтобы лучше вникнуть в текст, ребята рисуют иллюстрации. «А ещё мы все очень любим театр, – делится Елена. – Летом мы устраиваем большой праздник, каждый класс готовит с учителями свой спектакль. Мы арендуем большой зал со сценой, и каждый ребёнок может почувствовать себя настоящим актёром». А на Новый год на сцене уже взрослые – родители и учителя готовят Ёлку, сценарий пишут сами.

Школа требует много времени и сил, и держится она во многом на энтузиазaме своего руководителя. На доход от такой деятельности, к сожалению, прожить нельзя, и Елена преподаёт русский ещё и в университете. «Я очень люблю то, что делаю. Но сложностей, конечно, немало, – вздыхает Елена. – Вот, например, со следующего учебного года у нас опять нет помещения. И это далеко не первый раз, когда нас выгоняют. Проблема в том, что мы не можем платить большую арендную плату. Школа живёт только на оплату родителей за уроки. Если мы повысим стоимость уроков, многие не смогут посещать школу. Поэтому единственная надежда на добрых людей, которые захотят нас пустить». Елена смотрит на часы: «Так, пора идти. У меня сейчас дуэль». «Дуэль?» – удивляюсь я. «Литературная, – смеётся Елена. – Я делю класс на две группы, они становятся друг напротив друга и прицельно задают по очереди друг другу вопросы по прочитанному материалу. Так ведь учиться намного веселее».




Екатерина Моисеева

№ 23, 2019. Дата публикации: 07.06.2019
 
 
русскую жизнь лингвист библиотеке плюс образованию язык школы билингва германию елена детей вспоминает хотели русский языка потсдаме школу уроки школа
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Как может сочетаться «иммигрировали в ко...

Имя
 
Сообщение