наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Строчки без точки


В Германии мы потеряли… прилагательное

В последний день января 2016 года президент РФ Владимир Путин подписал указ «О внесении изменений в Указ Президента Российской Федерации от 21 февраля 1992 г. № 231 „О неотложных мерах по реабилитации российских немцев“». Суть его заключалась в том, что восстанавливать автономную республику немцев ни на Волге, ни в другом месте, ни поэтапно, ни как иначе руководство России более не намерено.
 


Невольные спасители РСФСР

Смею предположить – большинство немцев бывшего СССР указ «О неотложных мерах по реабилитации российских немцев» в 1992 году мало впечатлил, тем более переехавших в Германию и обжившихся здесь. Ну и вообще не все ведь российские немцы имеют поволжские корни. Едва не половина – это немцы, чьи предки жили в Украине, а ещё есть крымские немцы, кавказские, балтийские… Это депортация, трудармия, расстрелы, бесконечные обвинения, унижения, запреты на выбор места жительства и ряд профессий, образование и право быть представленными в парламентах стали выковывать из нас народ единой судьбы – советских немцев.

В круговерти перестройки, всеобщей приватизации и перетягивания суверенитетов как-то забылось почему и зачем была создана автономная область немцев Поволжья, преобразованная в 1923-м в автономную республику, а ещё немецкие национальные районы в Оренбургской, Запорожской, Сталинской (Донецкой), Днепропетровской, Николаевской и Одесской областях, в Алтайском и Краснодарском краях, в Крымской АССР. А может, нынешним российским властям вспоминать об этом не хочется? Это ведь не парад победы 1945-го. Хотя, если быть точным, ни они, ни их предшественники к этому параду никакого отношения не имеют. Их главный «праздник» – 26 декабря 1991 года, когда СССР самоликвидировался и была объявлена «независимость» Российской Федерации от остальных 14 советских республик, о чём, правда, рассуждать они не любят.

Но коли речь у нас зашла о ликвидации СССР, то уместно будет вспомнить, кто конкретно в момент зарождения государства «рабочих и крестьян» спас его от голодной смерти.

В советских, а также в современных российских учебниках истории написано, что первые месяцы существования Советской России, отрезанной огненным кольцом фронтов от основных хлебных районов страны, были весьма тяжёлыми. В Москве, Питере, других городах начался страшнейший голод. Единственным регионом, откуда поступало продовольствие, оставалось Нижнее и Верхнее Поволжье.

Именно тогда, с целью выкачивать из немецких колоний хлеб напрямую, не подпуская к этому, по выражению Ленина, «архиважному делу» «товарищей из Саратовского и Самарского губкомов», декретом СНК РСФСР от 19 октября 1918 г. и была образована Автономная область немцев Поволжья, именуемая также Трудовой коммуной.

Любовь большевистских правителей к этому крохотному клочку российской земли (на момент образования автономная область занимала 17 275 кв. вёрст, т. е. менее 0,1% территории страны, а её население составляло около 450 000 человек – 96% немцы) объяснялась просто: законопослушных, набожных немцев, в отличие от бунтарствующих русских или украинских крестьян, грабить было проще.

25 июля 1919 г. Марксштадт (бывш. Екатериненштадт) посетил «всесоюзный староста» Михаил Калинин. «Теперь особенно острый момент для наших красных столиц, – заявил он, выступая перед местным активом, дрожащим, по воспоминаниям современников, от волнения голосом. – Вы не вполне сознаёте ту невероятную голодовку, которая происходит в Москве и Питере. Обращаюсь к вам с искренней просьбой помочь. Вынужден указать, что Саратовская и Самарская губернии не выполнили свой гражданский долг даже в сотой части его». И немцы помогли, пожертвовав своими жизнями и жизнями своих детей. В 1921-1922 годах именно Немреспублика стала эпицентром ужасающего голода, поразившего Поволжье и некоторые другие районы страны.

А спустя 19 лет «дедушка Калинин», забыв всё, чем советская власть была обязана этим людям и что он им говорил и обещал, недрогнувшей рукой подписал, по сути смертный приговор многим из них – Указ Верховного Совета СССР о переселении немцев, проживающих в районах Поволжья. За компанию в отдалённые районы Сибири, Крайнего Севера и Казахстана депортировали и остальных немцев СССР, а также их жён других национальностей, не пожелавших с ними разводиться.

Боролись за автономию, а получили… Германию

Да… не только сердца красавиц, но и сердца политиков склонны к измене. Незадолго перед этим, в 1918 году, большевики, создавая первую национально-территориальную автономию в РСФСР обещали осчастливить не только «родных» немцев, но и всех европейцев, томящихся под игом буржуев в Германии, Франции, Испании… И не случайно осенью 1923 года, «в связи с обострением социально-политической обстановки в Германии», в область немцев Поволжья и некоторые другие регионы компактного проживания немцев СССР поступили указания ЦК РКП(б), предписывающие местным партийным органам развернуть самую широкую пропаганду и агитацию «среди всех слоёв населения» по вопросу «о возможности справедливой войны в поддержку германского пролетариата». Иными словами, поставили задачу подготовиться к «возможной» отправке в Германию «добровольцев» из числа российских немцев, которым пришлось бы «помогать местным коммунистам» осуществить «социалистическую революцию» сначала в Германии, а затем и в других странах.

Исключительно политические соображения легли и в основу закрытого постановления Политбюро ЦК ВКП(б) от 27 августа 1925 года, предоставившего немецкой автономии право иметь своего представителя в Торгпредстве СССР в Берлине. Одновременно Немецко-Волжскому банку сельскохозяйственного кредита («Немволбанку») было позволено самостоятельно (что по тем временам было немыслимо) осуществлять ряд финансовых операций, в том числе на территории Германии. Подчёркивалась необходимость усиления культурных связей Немреспублики с Германией, разрешён «выезд ответственных работников Немреспублики в Германию для ознакомления с её жизнью и достижениями», рекомендовано «усилить автономную республику кадрами немецкой национальности», а обкому ВКП(б) АССР поручалось «обслуживание» немецкого населения всего СССР.

Это, как указывалось в постановлении, Политбюро делалось в целях повышения политического значения Немреспублики за рубежом. Иными словами, автономия на Волге рассматривалась уже не только как житница, но и как некий плацдарм мировой революции, где будут готовить кадры, а в случае необходимости – отсиживаться активисты и боевики из германской и австрийской компартий. И этим моим словам есть масса подтверждений, но в данном случае речь о другом. О том, что в момент, когда идея мировой революции потерпела крах, надобность в автономной республике немцев тоже отпала. Тем более что если в 1950-е – 1970-е годы против её реанимации выступали члены Политбюро, то позже, в середине 1980-х в основном руководители регионов СССР, прежде всего Казахстана, в которые переселили немцев, а также руководители Саратовской и Волгоградской областей, к которым присоединили её кантоны.

Первые по причине того, что немцы всегда считались самыми лучшими и одновременно самыми бесконфликтными, на всё согласными работниками, отпускать их тогдашние руководители Казахстана категорически отказывались. А вторые не хотели лишаться значительной части экономического потенциала при возврате прирезанной в своё время их областям территории. Но всё это, напомню, происходило в момент широких демократических преобразований, и советские немцы, осмелев, стали всё жёстче требовать официальных извинений за лживые обвинения, выдвинутые против них в 1941-м и последующие годы, за клевету, «бессрочную депортацию», ограничения в правах, а также восстановления незаконно ликвидированной республики в Поволжье. Им надоело «работать за себя и за того дядю», являясь при этом по сути людьми даже не второго, а третьего сорта.

И вот, в ходе этой борьбы за право иметь, как и большинство остальных народов СССР, малую родину, право возродить родной язык, за собственную честь, достоинство и будущее своих детей советские немцы неожиданно превратились в… российских. Произошло это и потому, что все они – бессарабские, волынские, причерноморские, крымские, кавказские, петербургские, прибалтийские, сибирские, уральские и другие довоенные региональные группы немцев, ощутив себя людьми единой судьбы, присоединились к поволжским, единодушно став требовать восстановления автономной республики на Волге. Но кремлёвские бонзы, занятые дележом разваливающейся страны и властных полномочий, не придали этому особого значения, хотя и приняли ряд законодательных актов, включая Декларацию Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 года «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав» и Закон РСФСР от 26 апреля 1991 года «О реабилитации репрессированных народов». Ну а вскоре Советский Союз приказал долго жить, а его немцы вместо республики получили возможность практически беспрепятственно перебраться в Германию.

И всё же: российские или германские?

И перебрались. Почти два с половиной миллиона, включая членов семей других национальностей.

Называют нас здесь Russlanddeutsche, т. е. «российские немцы», хотя, переехав, мы по факту стали германскими немцами.

Правда, некоторые бывшие активисты общественных организаций немцев СССР, также перебравшиеся в Германию, упорно требует считать нас «российскими», отстаивая концепцию некой нашей особенности и необходимости её сохранения. Но зачем? Мы ведь теперь не в диаспоре, а в отчем доме, в Германии. Конечно, забывать, тем более вычёркивать из памяти 270 лет жизни в Российской империи, потом в СССР и странах, на которые он распался, права мы не имеем. Как и отказываться от наших братьев и сестёр там оставшихся. Но культивировать в себе некую «русскость», тем более «советскость», тоже ни к чему. Проще, если ностальгия затерзала, возвратиться.

Конечно, люди старшего поколения, нравится это кому-то или нет, долго ещё будут российскими, украинскими, сибирскими, казахстанскими, киргизскими, таджикскими и прочими подобными немцами, но наши дети и уж точно внуки, в том числе от смешанных браков, в большинстве стали уже просто немцами. Без всяких прилагательных. И это прекрасно. Ведь именно об этом мечтали наши родители, деды, бабушки, да и мы сами, заполняя многостраничные заявления и комплектуя необходимый пакет документов для переезда в Германию, писали, что на родину предков отправляемся именно потому, что считаем себя немцами и хотим ими остаться.

Хотя кем себя считать и кем называть – дело сугубо личное. Много важнее, и это моё глубокое убеждение, оставаться при всём при этом человеком, не забывая, где родился и кем были твои предки.




Александр Фитц

№ 21, 2019. Дата публикации: 24.05.2019
 
 
В московском издательстве «РусДойч Медиа» вышла новая книга «нехудожественной прозы» писателя, постоянного автора «РГ/РБ» Александра Фитца «Кружка Грааля». Помимо повести, название которой вынесено на обложку, в неё включены рассказы и новеллы. Все они написаны с присущими Фитцу оптимизмом, лёгким сарказмом и грустинкой. Рассказывает он о жизни российских немцев, о трудностях переселения на историческую родину, о радости встреч с земляками в самых неожиданных уголках мира. Ну а «Кружка Грааля» – повесть с лихо закрученным сюжетом, герой которой, берлинский писатель Леопольд Гурман, начинает отмечать своё 80-летие весьма необычным способом – с посещения борделя. Ну а потом происходит такое, что…
Заказать книгу можно в берлинской книготорговой фирме GELIKON. Tel.: 030-323 48 15, 030-327 64 638.
E-mail: knigi@gelikon.de
 
 
германию указ немцами момент реабилитации область территории немцев волге германии немцы ссср народов поволжья автономную российских республику рсфср российской право
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Генрих с формулировкой "люди старшего по...
Статья мастера. Несколькими штрихами так...

Имя
 
Сообщение