наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Пять эпизодов из истории субботников: от великого до смешного

Едва ли найдётся на постсоветском пространстве человек, которому неизвестно значение слова «субботник». Многие наши читатели наверняка знакомы с коммунистическими субботниками не понаслышке: не раз, вооружившись граблями, лопатами, тачками, выходили убирать прелую прошлогоднюю листву, красить заборы и мыть окна.
 


С распадом Советского Союза субботник утратил идеологический характер и экономическое значение, однако отнюдь не канул в лету. Субботники сегодня входят в моду в России, число участников с каждым годом растёт – и, если верить новостной ленте, кое-где для бюджетников явка приобретает добровольно-принудительный характер. Соотечественники спорят, что же такое субботник – пережиток социализма или показатель возросшей сознательности и ответственности граждан?

В столетний юбилей коммунистических субботников вспомним, как менялся «праздник освобождённого труда» в разные эпохи истории СССР.

Эпизод первый: начало

… На субботник дружно!

Мало фронту дать –

Тылу дать нужно.

Владимир Маяковский

Всё началось сто лет назад, в апреле 1919 года – в разгар Гражданской войны, когда ещё не было ясно, что победа достанется красным. В молодом советском государстве был голод, холод и чудовищная разруха. Едва ли не самой запущенной областью был железнодорожный транспорт. Война пожирала ресурсы и, казалось, что выплыть из кризиса будет невозможно. Вот тогда-то слесарь депо Москва-Сортировочная Иван Бураков и предложил своим сослуживцам бесплатно отработать ночную смену в пользу революции. На первый субботник 12 апреля вышло всего 15 энтузиастов – но так началась история длиною в век. Эти ночные работы – в то время действовала 48-часовая рабочая неделя, и суббота была рабочим днём – собирали всё больше сочувствующих и уже через месяц стали заметным явлением стране.

Эпизод второй: трудовая повинность

После того как «великим почином» заинтересовался вождь мирового пролетариата, дело приняло неожиданный оборот. Из свободного трудового порыва неравнодушных людей субботники и воскресники стали превращаться в мощное средство мобилизации и пропаганды. Они были выведены на государственный уровень – традиционная маёвка в 1920 году превратилась в «грандиозный Всероссийский субботник», – а вскоре документально оформлены как одна из форм всеобщей трудовой повинности. Немаловажно, что организация государственного праздника была поручена председателю Главкомтруда при Совете труда и обороны – а также, как известно, председателю ВЧК и наркому внутренних дел РСФСР – Феликсу Дзержинскому, который распорядился, чтобы во всех случаях «неряшливости и небрежности» при проведении субботника виновных привлекали к ответственности. Этот факт в позднесоветское время станет предметом шуток о том, как железный Феликс наказывал недобросовестных «субботничавших» («Не хочешь бревна носить – будешь лес валить»). Так что за подготовку маёвки коммунисты взялись всерьёз и обеспечили участие 15 млн человек.

Эпизод третий: председатель Совнаркома взялся за бревно

Первомайский субботник 1920 года стал, пожалуй, самым известным в истории. Это было уникальное по сути событие: субботник превращал традиционный выходной день в рабочий, но при этом превращал работу в праздник, праздник коммунистического – то есть добровольного и осознанного – труда. Насколько он был осознанным – можно спорить, но энтузиазм участников отрицать невозможно.

В Москве в субботнике приняли участие все первые лица советского государства. Широко освещалось в прессе, как председатель ВЦИК Михаил Калинин отработал этот день простым токарем на бывшем заводе Михельсона. Но, конечно, героем дня стал Ленин, очищавший древний Кремль от брёвен и мусора. Председатель Совнаркома явился рано утром на субботник и проработал несколько часов. Курсанты, молодые, крепкие парни, пытались отстранить его от тяжёлой работы, но Ленин был непреклонен. «Зря вы, батенька мой, выпроваживаете меня. Всё равно ничего из этого не выйдет: я не уйду. Сейчас эта работа самая важная», – будто бы ответил он и продолжал перетаскивать бревна. Сохранилась фотография: группа людей несёт массивное бревно, среди них – председатель Совнаркома «в стареньком кургузом пиджачке, зелёных брюках и кепке».

Этот сюжет стал сакральным, упоминался во всех жизнеописаниях вождя и был известен каждому советскому школьнику. Демократизм первого лица страны, вот так запросто трудившегося наравне со всеми, доселе невиданный – впрочем, невиданный и после, – поражал и подкупал. Особенно назойливо ставить Ленина в пример станут спустя полвека, когда разруха революций и войн останется в далёком прошлом и смысл субботников начнёт теряться. Ленин с бревном в разных вариациях украсит десятки живописных полотен, почтовых марок, агитплакатов и породит многочисленные шутки и анекдоты.

Интересный факт: В начале 1990-х годов, когда предпринимались первые попытки продолжить советскую традицию субботников, с бревном на плече появился перед журналистами мэр столицы Юрий Лужков.

Эпизод четвёртый: перезагрузка

Субботник и воскресник вошли в советскую повседневность и стали рутинным инструментом решения наиболее острых задач на уровне предприятия, района, города. Сталинская эпоха принесла азарт соцсоревнования и культ индивидуального трудового героизма, но и субботники продолжались в это время, практически утратив элемент добровольности.

Война парадоксальным образом раскрепостила труд. В условиях тоталитарного контроля и жестокого наказания за нарушение дисциплины, тяжелейших условий плохо оплачиваемого и практически беспрерывного труда вернулось осознание его значимости и необходимости. Измождённые, но воодушевлённые работники тыла выходили на бесплатные работы. Для многих субботник стал поистине праздником свободного труда – вопреки принудиловке и бюрократизму.

Но главная работа ждала после победы – труд на субботниках и воскресниках сыграл огромную роль в восстановлении страны из руин. Здесь энтузиазм масс был колоссальным – в одном только Сталинграде добровольцы отработали более миллиона часов. Работы по разбору руин, как и после Гражданской, начинались стихийно, по мере освобождения территорий от врага, а затем были подхвачены и организованы властью. «Помню громадный субботник, который организовали, после всех торжеств, в честь Победы… С музыкой духовых военных оркестров, с танцами и кружащимися в ритме вальса парами! Но и работа спорилась тоже в этом ритме», – вспоминал один из участников послевоенного субботника. Атмосфера была торжественная, несмотря на пыльную, грязную работу старались принарядиться, ветераны надевали ордена. Поборов разруху, решали на субботниках ближайшие хозяйственные задачи, пока жизнь вновь не вошла в мирную колею.

Интересный факт: Пять Всесоюзных молодёжных воскресников, проведённых в годы войны, принесли в фонд обороны 190 647 634 рубля. В 1944 году на эти деньги можно было построить 1155 танков Т-34. Учитывая, что с ноября 1943 года в одной танковой бригаде было 65 танков Т-34, комсомольцы обеспечили укомплектование почти 18 бригад.

Эпизод пятый: стагнация

Второе рождение массовые праздники коммунистического труда получили в 1970 году, в 100-летний юбилей Ленина. На первый Всесоюзный Ленинский субботник вышло 119,2 млн человек – половина населения Советского Союза. Удавшийся на славу юбилей вдохновил руководителей государства использовать дармовую силу трудящихся для ускорения «строительства коммунизма». Но главное – необходимо было возбудить угасающий энтузиазм самих строителей, для чего «новому поколению советских людей» предложено было «перенять эстафету Великого почина». Так субботник превратился в один из многочисленных бессмысленных ритуалов позднесоветского СССР, и вплоть до его распада в ближайший к 22 апреля выходной вся страна трудилась по-коммунистически. В производственных календарях этот день выделялся красным цветом, оттого его стали называть «красной субботой».

Памятуя, как Ленин таскал бревна в Кремле, ЦК КПСС призывал всех советских людей посвятить этот день физическому труду. Не занятые физическим трудом на работе – служащие, студенты, пионеры, пенсионеры и домохозяйки занимались благоустройством, уборкой, озеленением. Привлекали и к сельскохозяйственным работам, и к работам на строительных объектах.

Праздник начинался с торжественного митинга. Настроение было приподнятое – все предвкушали необременительный, практически символический труд – и хороший отдых на свежем воздухе в окружении коллег. После этого трудящиеся разбирали инвентарь и отправлялись к месту проведения общественно-полезных работ.

Рабочих в этот день на проходной встречал духовой оркестр, руководители предприятия, чиновники соответствующего министерства, после речей все расходились по рабочим местам. День был сокращённый, обеспечивался бесплатный обед. Сотрудники министерств проводили субботник на рабочем месте подведомственного предприятия, что было серьёзной головной болью для ответственных лиц – ведь нельзя было допустить их к станкам! Поэтому им подыскивали и поручали самую простую, неквалифицированную работу: упаковку продукции, уборку территории или даже изготовление бумажных цветков к грядущей первомайской демонстрации.

Изделия, произведённые в тот день, сопровождались нарядным вкладышем: «Изготовлен в день коммунистического субботника». По официальным данным, производительность труда в этот день была неизменно выше, чем в трудовые будни. По воспоминаниям современников, правда, всё было с точностью до наоборот. На закате социализма типичной была ситуация, когда уже за неделю до субботника в вышестоящие инстанции поступали сведения о том, сколько будет выпущено продукции в грядущий коммунистический субботник. Всю заявленную продукцию выпускали в течение недели, а в «красную субботу», отработав некоторое время для порядка, приступали к неформальной части праздника. В начале недели газеты отчитывались о результатах трудового героизма советских людей. Случались и совершенно анекдотические ситуации, когда где-то субботник по непредвиденным обстоятельствам не состоялся (непогода, чрезвычайное происшествие и т. д.), а местная газета публиковала отчёт о проделанной работе.

Определённое символическое значение у субботников всё же было: в этот день бок о бок трудились министр и простой рабочий, профессор и студент, это давало ощущение внутренней свободы – чем не «фактическое начало коммунизма»?! Мало что так сплачивало коллектив, как коммунистические субботники.

И всё же 1970-е годы отношение советских граждан к субботникам стало откровенно несерьёзным, что нашло отражение в массовой культуре. В 1978 году любимые клоуны страны Юрий Никулин и Михаил Шуйдин показали интермедию «Бревно», высмеивавшую некогда сакральный сюжет. Сценка, в которой эта пара по указанию съёмочной группы многократно перетаскивает по арене цирка огромное бревно, могла бы сойти за вполне невинную шутку, если бы не типично ленинская кепка на Никулине… Успех был фантастическим!

В это же время бурным цветом расцветает фольклор. Некоторая абсурдность субботников в стране изобилия и победившего социализма нашла отражение в сотнях шуток: «Проснулся Ленин от какого-то шума, вылез из Мавзолея и пошёл по улице. Видит: какие-то люди таскают на носилках кучи мусора. „Что здесь происходит?“ – с изумлением спрашивает он. – „Так сегодня же субботник!“ – „А что, в России до сих пор разруха?!“».

Народный юмор не щадил ни идейного вдохновителя «великого почина», ни здравствовавших партийных руководителей. Как поговаривали в народе: «Бревно прежнее, но Ильич уже не тот».




Ольга Чагадаева

№ 16, 2019. Дата публикации: 19.04.2019
 
 
субботников значение бревно коммунистического день предприятия субботники ленин субботник бревна работы эпизод энтузиазм председатель праздник советских труда людей трудового субботника
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение