наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Утрата


Памяти Майи Иосифовны Туровской

На прошлой неделе в Мюнхене, на 94 году жизни умерла мировая знаменитость, почитаемая правыми и левыми критиками всех направлений, глубокий исследователь искусства кино и театра, германистка-филолог, сценаристка, доктор искусствоведения Майя Иосифовна Туровская.
 


Её оценки творчества драматургов и литературоведов, артистов и режиссёров, в том числе, Антона Чехова, Бертольта Брехта (Bertolt Brecht), Марии Бабановой, Микеланджело Антониони (Michelangelo Antonioni), Брук Шилдс (Brooke Christa Shields), Мэрилин Монро (Marilyn Monroe), Ролана Барта (Roland Barthes), Григория Александрова, Андрея Тарковского и других – проницательны, смелы и великодушны. Она вообще была великодушным человеком, великодушным и современным в самом важном смысле этих слов.

Майя Иосифовна умела видеть предмет исследования с разных сторон. Неудивительно, что сборник её статей о перестроечной России для немецких изданий назывался «Бинокль».

Майя Туровская была ходячей энциклопедией кино и театра. Но, прекрасно осознавая цену своим знаниям, никогда не заносилась. Однажды я спросил у неё, знает ли она о прижизненных постановках пьес Антона Павловича Чехова на немецком языке в Германии.

– Нет, никогда не слышала, – ответила она мне. – Если что-либо узнаете, обязательно сообщите мне. Буду признательна.

У меня сохранилось неопубликованное по разным причинам интервью с Майей Иосифовной по поводу 60-летия выхода на экраны знакового кинофильма «Обыкновенный фашизм» (режиссёр Михаил Ромм), одним из авторов сценария которого она была. Поводом для интервью была демонстрация этого кинофильма в мюнхенском культурном центре Gasteig. После демонстрации она отвечала (на прекрасном немецком языке) на вопросы кинозрителей.

В этом интервью хорошо раскрывается ещё одно неотъемлемое качество Майи Туровской – её скромность. Привожу это интервью с некоторыми сокращениями.

– Как часто вам приходится принимать участие в подобных мероприятиях?

– В вечерах Народной школы я уже принимала участие, например, когда они делали вечер памяти Василия Гроссмана… И меня радует, что в бывшем главном городе коричневого движения (Мюнхен называли «Hauptstadt der Bewegung») не выбрасывают из памяти это прошлое. Кстати, с Кёльнским университетом (и по их инициативе) я сейчас делаю проект «„Обыкновенный фашизм“ и СМИ». Мы собираем версии этого фильма на разных языках: как он дублировался, где и как демонстрировался…

– В печати и в интервью с вами иногда звучит клише «В стране побеждённого фашизма живёт Майя Туровская, написавшая сценарий кинофильма „Обыкновенный фашизм“»… Нет ли у вас мыслей заняться сценарием кинофильма «Обыкновенный фашизм −2»?

– У меня такого желания нет. Это тема для других… Теперь же я понимаю, что потенции фашизма заложены человеке, как и другие его потенции. Определённое стечение обстоятельств выводит пугающие потенции на поверхность. Сегодня стечение обстоятельств в европейской и российской действительности снова приводит к смещению традиций и позиций. Их можно в самом общем виде назвать нестабильностью, разбалансированностью. Именно в такие нестабильные времена люди хватаются за идеи и лозунги, в том числе и за правоэкстремистские, позволяющие переложить вину на другого, Или за этнические приоритеты, позволяющие считать себя лучше других. Причины и поводы меняются во времени, и конфликт тут как тут! Веками протестанты воевали с католиками. Нас учили классовой борьбе. Богатые и бедные тоже никуда не делись. Но поскольку я всё это уже проходила, то у меня повода заниматься фильмом «Обыкновенный фашизм – 2» нет…

– Вы когда-то вывели формулу, которая звучит примерно так: «западные левые – это наши правые, западные правые – наши левые». А сейчас левые и правые экстремисты в Германии и других странах выходят под одними и теми же экстремистскими лозунгами. Что бы вы могли посоветовать авторам, поставившим перед собой цель написать сценарий кинофильма «Обыкновенный терроризм»?

– Эта формула описывала ситуацию советского периода. Сегодня в России бывает трудно отличить левых от правых. Что же касается гипотетического фильма «Обыкновенный терроризм», то я бы его делала примерно так, как мы с Юрием Ханютиным задумывали фильм «Три дня большой войны». То есть постараться взглянуть на это с обеих сторон. То есть я бы говорила не только о террористах, но и об их жертвах. Я бы постаралась поговорить с матерями шахидов. Что думают эти женщины о своих детях, которых они кормили, растили, воспитывали, а теперь благословляют на смерть?

– Какую прессу получила недавно вышедшая из печати книга «Бинокль» (заметки о России)?

– Эта книга вышла в России в очень уважаемом издательстве «НЛО». Она состоит из русского варианта моих статей, опубликованных в газетах Frankrurter Allgemeine Zeitung и Neu Züricher Zeitung… Но сейчас в России выходит много прекрасных, интересных книг, и я не думаю, что моя книга должна получить какую-то прессу. Как говорится, придут другие времена, взойдут другие имена. Впрочем, я и прежде за этим не следила, а теперь – тем более…

– Вы часто пишите для немецких газет, даёте интервью радио «Свобода», но нигде я не нахожу ваших публикаций в русскоязычной газетной прессе Германии. Читаете ли вы эти газеты? С чем связано отсутствие в них ваших публикаций?

– Я читаю разные русские газеты, выходящие в Германии… Вообще же нет у меня страсти ни печататься, ни выступать. Я человек профессиональный, а не публичный…

– Вместо традиционного заключительного вопроса о творческих планах спрошу: как скоро предполагаете закончить работу над биографической книгой об Ольге Леонардовне Книппер-Чеховой и будет ли в ней уделено место её родственнице и тезке, немецкой актрисе Ольге Чеховой?

– Это вопрос для меня в некоторой степени болезненный,… Книгу о ролях Ольги Леонардовны Книппер-Чеховой, жены Антона Павловича, я написала давным-давно. Она не только рассказывала мне о них, но и показывала, как играла эти роли ещё при жизни Чехова. Наверное, я предпоследний человек на этой земле, который её знал. Теперь я хотела бы написать о жизни Ольги Книппер-Чеховой. Потому что количество ерунды и пошлостей, которое о ней пишут, не поддаётся учёту.

В России классику никогда не дают выбрать себе женщину. Пушкина ревнуют к Наталье Николаевне. Как заметил когда-то Борис Пастернак, пушкинисты предпочли бы, чтобы Пушкин женился на них. Я хотела бы написать о той реальной женщине, которую выбрал Антон Павлович Чехов, и которую я знала. Само собой, в этой книге было бы уделено место её племяннице, немецкой актрисе Ольге Константиновне Чеховой… Желание написать об Ольге Леонардовне есть (если не я, то кто о ней напишет?!), но, как вы знаете, одного желания мало…

Книгу о жизни Ольги Книппер-Чеховой Майя Иосифовна Туровская так и не успела написать.




Виктор Фишман

№ 12, 2019. Дата публикации: 22.03.2019
 
 
кинофильма чеховой интервью обыкновенный книга потенции туровская германии россии ольге антона фашизм иосифовна жизни ольги написать книппер чехова майя кино
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение