наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 



«Радуемся за Андрея и мечтаем о внуках»

На вопросы читателей «РГ/РБ» отвечают родной брат и золовка Нобелевского лауреата 2010 года Андрея Гейма.
 


В предыдущем номере «РГ/РБ» была опубликована статья, рассказывающая о Нобелевском лауреате по физике 2010 года Андре (Андрее) Гейме (см. «РГ/РБ» № 41 «КГБ упустил мальчика из Нальчика»), в которой, в частности, сообщалось, что его близкие родственники живут в Германии, и что сам он – российский немец. Эти факты удивили многих наших читателей и вызвали немало вопросов, о чём они не преминули сообщить по телефону, Интернету и почте. Ну а мы, точнее автор публикации Александр Фитц, задал их брату Андрея Гейма – Вальтеру Гейму (Walter Heim) и его супруге Валентине, живущим в небольшом уютном саксонском городке Косвиг.

Но прежде коротко представим их. В Германии с 1997 года. Приехали вместе с родителями: отцом Константином Алексеевичем (Алоизовичем), мамой Ниной Николаевной Байер (Nina Bayer) и сыновьями Константином и Николаем. Двенадцать лет тому назад отец скончался. Мама жива.

Вальтер Гейм окончил Таганрогский радиотехнический институт по специальности «Инженер электронной техники». Работал в Нальчике на электровакуумном заводе, затем на заводе телемеханической аппаратуры, а после, как он выразился, «ельцинского кошмара» на других не столь престижных предприятиях. Валентина окончила Горьковский экономический техникум и работала экономистом в дирекции Совета по туризму г. Нальчика.

На вопросы читателей «РГ/РБ» отвечал в основном Вальтер Гейм, но при активном участии супруги.

– Не жалеете, что переехали в Германию?

– Ни капли. Мы очень благодарны этой стране и её гражданам за радушный приём и поддержку. За то, что оба наших сына смогли получить здесь интересную, хорошо оплачиваемую работу.

– Скажите, часто видитесь с Андреем?

– Редко. Последний раз в Дрездене, он был там 7 июля нынешнего года. Читал лекцию в местном университете и, естественно, заехал к нам. Но вот по телефону мы разговариваем с ним регулярно.

– Каким он был в детстве?

– Серьёзным, обстоятельным и с большим чувством юмора. Кстати, эти качества сохранились у него и сейчас.

Учился Андрей в школе с углублённым изучением английского языка, но увлекался физикой и математикой. Родители выписывали ему специальные журналы по этим дисциплинам, и как помню, решение публикуемых в них задач было для него одним из любимейших занятий. В последних классах школы он поступил на заочное подготовительное отделение Московского физико-технического института (МФТИ). В институте Андрей увлёкся альпинизмом и продолжает заниматься им.

– На каком языке вы говорили дома с родителями?

– И на немецком, и на русском. Может быть, поэтому родители отдали Андрея именно в школу с углублённым изучением английского языка, чтобы у него их было три.

– Вы удивились, когда узнали, что Андрей удостоен Нобелевской премии?

– Обрадовались, но не удивились. Он не раз говорил, что должен её получить либо в этом, либо в следующем году. В основе его успеха не стечение удачных обстоятельств или политическая конъюнктура, а талант и невероятная работоспособность.

– Не собирается ли Андрей переехать в Германию?

– Думаем, что нет (смеются). По крайней мере, в ближайшие годы. Нужно хорошо знать этого человека. Великобританию, Германию, Голландию и даже Россию он рассматривает, как штаты «соединённой научной Европы». В каком из этих штатов работать – ему безразлично. Как он сам говорит «я не футболист – команда против команды, город против города, страна против страны. Все мы живём на одном маленьком и тесном шарике. И в какой точке этого шарика работать, не так важно. Главное – чтоб в этом был смысл. Там, где эффективно, там я и буду жить и работать».

– Супруга Андрея тоже физик?

– Да. Она сейчас преподаёт в Манчестерском университете. Зовут её Ирина. Она русская. После замужества сохранила девичью фамилию Григорьева, поскольку является самостоятельным учёным.

– Расскажите подробнее о своих родителях, дедушках, бабушках?

– Начну с отца. Родился он в 1910 году в селе Каменка, что рядом с нынешним городом Энгельс, в Поволжье. До 18 лет отец не знал русского языка, но потом не просто выучил его, а, защитив кандидатскую диссертацию, в 28 лет стал профессором физики Саратовского университета. В 1941-м его, как и подавляющее большинство российских немцев, депортировали. Трудармию отбыл в Северном Казахстане, участвовал в строительстве железной дороги. После окончания войны поехал к своим родителям в Новосибирск, где встретился с нашей мамой. Работал на Новосибирском электровакуумном заводе. Начинал рядовым инженером. Затем был старшим инженером, старшим технологом цеха. В 1960-м переехал в Ростов-на-Дону и стал главным технологом местного электровакуумного завода. В 1964 году его пригласили на должность главного инженера строящегося электровакуумного завода в Нальчик, где он проработал до самого переезда в Германию. На этом предприятии изготавливались электронно-лучевые приборы, в том числе и для космоса. Отец имел ряд авторских свидетельств на изобретения. Несмотря на то что он прекрасно владел русским языком и даже писал на нём стихи, от немецкого акцента так и не избавился. И ещё, как знаю, он никогда не употреблял крепких выражений ни на работе, ни тем более дома.

Дедушка по отцу – Алоиз Иосифович Гейм (Alois Heim) работал преподавателем в школе. А его отец, то есть наш с Андреем прадедушка, был сельским врачом.

А вот все бабушки и прабабушки по отцовской линии занимались исключительно ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей. Как мы можем судить сегодня, это было правильно и дало хорошие результаты.

Наша мама – Нина Николаевна Байер, в 1949 году с отличием окончила Московский химико-технологический институт им. Менделеева. И это можно расценивать как чудо, ведь она тоже немка. Распределили маму в Новосибирск. Всю жизнь она проработала на инженерных должностях. Последние годы перед уходом на пенсию была начальником технологической лаборатории электровакуумного завода в Нальчике.

Дедушка по материнской линии – Николай Николаевич Байер специализировался в области картографии и аэрофотосъёмки и перед Второй мировой войной являлся профессором Харьковского университета. Был репрессирован, отправлен в лагерь. В 1954 году, после смерти Сталина, дедушку освободили, а затем реабилитировали.

Бабушка по материнской линии – Мария Домиановна Циглер (Maria Ziegler) до самой пенсии проработала начальником метеорологической станции в Сочи.

В числе наших предков по материнской линии – участник польского восстания 1863 года немецкий дворянин Карл Циглер (Karl Ziegler). Он был репрессирован и сослан в Сибирь. Это наш с Андреем прапрадедушка.

– Таким образом, ваши родители, дедушки, бабушки, да и вы с братом не по чужим рассказам знали, что такое быть в Советском Союзе немцем. Но как же так получилось, что вы с Андреем родились в Сочи? Сотрудник Гейдельбергского университета д-р Виктор Кригер (Viktor Krieger) предположил, что ваши родители работали на сочинской шарашке, то есть засекреченном научном объекте, входящем в систему ГУЛАГа, располагавшейся в этом городе.

– Да, отцу довелось поработать в шарашке, но в Сибири. А вот в Сочи жили наши с Андреем дедушка и бабушка, поэтому мама и ездила к родителям рожать нас. Ну а в советское время существовало правило: где ты появился на свет, то место и вписывается тебе в метрику. Правда, позже это правило отменили. Так, наш старший сын Константин тоже родился в Сочи, но в метрике указан Нальчик, где мы тогда были прописаны.

– Чем занимаются ваши дети?

– Старший Константин окончил школу №2 с физико-математическим уклоном в Нальчике с серебряной медалью, затем Московский институт электронной техники по специальности инженер микроэлектроники. Увлекался компьютерным программированием. Сейчас работает в крупной международной фирме в Австрии. Николай получил в Германии специальность по обслуживанию станков с числовым программным управлением, работает в Мейсене. Занимается разработкой прототипных деталей на экспериментальном участке.

– Можно ли сказать, что Нобелевская премия Андрея есть некий итог научной деятельности его родителей, дедушек и прадедушек?

– Если бы не репрессии в отношении российских немцев, то возможно Нобелевскую премию получил бы один из наших дедов или наш отец. А с другой стороны, у Андрея подрастает дочь, у нас, как знаете, двое сыновей.

– О чём мечтаете?

– О внуках. Всё остальное у нас есть.


Вопросы задавал Александр Фитц

№ 42, 2010. Дата публикации: 25.10.2010
 
 
материнской андрея андреем андрей германию отец институт родители работал мама линии университета заводе байер наш наших читателей сочи гейм
 
 
 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение