наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Рудольф Рёсслер – разведчик, издатель, журналист

Рудольф Рёсслер (Rudolf Rößler) – один из наиболее эффективных, высокооплачиваемых и загадочных агентов, предопределивший исход многих операций времён Второй мировой войны.
 


Наш герой родился 22 ноября 1897 года в старинном баварском городе Кауфбойрен (Kaufbeuren) в семье чиновника лесного ведомства. Окончил народную школу и гимназию в Аугсбурге. Юноша считал себя патриотом Германии и с началом Первой мировой войны добровольцем ушёл на фронт. Он был храбрым солдатом, выносил с поля боя раненых, но так и не заслужил ни одной награды. Рудольф не мог заставить себя стрелять в людей и ходил в атаки с незаряженной винтовкой. Вернувшись домой, Рёсслер занялся журналистикой и литературной работой. В 1922 году основал Аугсбургское литературное общество, писал критические статьи о театре, редактировал журнал «Form und Sinn» («Форма и содержание»). С 1929 года руководил Народным театральным союзом в Берлине. После прихода национал-социалистов к власти Рёсслер – убеждённый пацифист и противник гитлеровского режима – был вынужден покинуть Германию. В 1934 году он вместе с женой Ольгой эмигрировал в нейтральную Швейцарию и поселился в Люцерне. Здесь он основал издательство «Вита Нова» («Vita Nova»), которое публиковало книги писателей, запрещённых в нацистской Германии. Вскоре Рёсслер становится хорошо известной фигурой в Швейцарии. Он писал статьи по военным вопросам, вызывавшие интерес и простых читателей, и профессионалов.

Его деятельность как разведчика, вероятно, началась в 1938−1939 годах в связи с обострением ситуации вокруг Чехословакии и последовавшей нацистской оккупацией этой страны. Рудольф установил связь с «Бюро Ха» – филиалом швейцарской разведывательной службы. Швейцария опасалась нападения Германии, поэтому Рёсслер, имевший обширные связи, вызвал у разведки большой интерес. Как утверждают авторы книг о Рёсслере, он предупредил швейцарскую разведку о нападении Германии на Польшу, вторжении в Бельгию и Голландию, о немецких планах войны против СССР. Рёсслеру поручили анализ всей разведывательной информации по Германии, и он получил возможность сопоставлять сообщения разных источников со своими собственными. Ценным агентом настолько дорожили, что швейцарская контрразведка взяла его под круглосуточную охрану.

Во время Второй мировой войны руководитель швейцарской разведки полковник Роже Масон (Roge Mason), пытаясь избежать оккупации Швейцарии немцами, не препятствовал своим подчинённым контактировать с агентурой стран, враждебных гитлеровскому рейху. И Рёсслер поддерживал связи с англичанами и американцами. Но, увидев, что его информация используется неэффективно, стал искать пути для сотрудничества с советской разведкой. Помог ему в этом деле немецкий эмигрант и журналист Кристиан Шнайдер (Christian Schneider), работавший сначала в Международном бюро труда (МБТ) при Лиге Наций в Женеве, а позже – в издательстве Рёсслера. Одним из советских агентов, сотрудниц МБТ была Рашель Дюбендорфер (оперативный псевдоним «Сиси»). Она завербовала Шнайдера, получившего псевдоним «Тэйлор». Таким образом была установлена связь Рёсслера с резидентом советской разведки в Швейцарии Шандором Радо (Sаndor Radо), кодовое имя «Дора».

Соглашаясь на сотрудничество с советскими спецслужбами, Рёсслер выдвинул условие: не пытаться узнать, откуда, как и от кого он получает информацию. Это не могло не вызвать подозрения у советского резидента, и он решил проверить, насколько широки разведывательные возможности «Люци» (этот псевдоним Рёсслер получил по созвучию с Люцерном – городом, где он жил). Радо попросил нового агента выяснить, что известно германскому генеральному штабу о Красной Армии – расположении войск на фронтах, кто ими командует и т. д.? Сообщение «Люци» оказалось поразительным. Он указывал дислокацию советских армий и многих дивизий, перечислял тех, кто ими командует, давал оценку военным кадрам с точки зрения генералитета вермахта.

Информация «Люци» способствовала победе Красной Армии под Сталинградом, разгрому оказавшейся в окружении 6-й армии генерал-фельдмаршала Паулюса (Friedrich Paulus). 22 января 1943 года Центр сообщал Радо: «Выразите Люци нашу благодарность за хорошую работу. Сведения вашей группы о Центральном участке фронта весьма существенны». За ценную информацию «Директор» (начальник Главного разведывательного управления Наркомата обороны СССР генерал-лейтенант Иван Ильичёв) щедро платил «Люци»: «12 марта 1943. „Директор“ – „Доре“. Согласен. План Восточного вала (Восточный вал – Ostwall – стратегический оборонительный рубеж немецких войск на советско-германском фронте, частично построенный к осени 1943 года) покупаем за 3000 франков. Что известно Люци о подлинности и достоверности этих документов? Срочно узнайте, какие ещё документы может достать Люци».

Но, пожалуй, самые важные сведения поступили от Рёсслера накануне решающей битвы на Курской дуге, им были переданы подробности предстоящей операции «Цитадель». 15 апреля 1943 года Гитлер подписал директиву № 6 – план летнего наступления на Восточном фронте. А 12 апреля этот план, ещё не утверждённый Гитлером, лежал на столе у Сталина. Дата наступления на Курской дуге несколько раз менялась. И обо всех этих изменениях сразу же становилось известно советскому руководству. 1 июля 1943 года в ставке фюрера в обстановке строгой секретности состоялось совещание. Гитлер сообщил, что начало наступления под Курском – через четыре дня. Внезапность при этом была одним из самых важных козырей немцев. Но уже через 24 часа после совещания в «Вольфсшанце» сведения об операции были переданы в Москву. Кроме того, Рёсслер сообщил данные о тяжёлом танке «Пантера» (PzKpfw V «Panther»), его технических характеристиках, объёмах производства и даже адресах заводов-изготовителей. Эти танки, как надеялся фюрер, должны были решить исход Курского сражения. Планам гитлеровцев не суждено было сбыться, крах операции «Цитадель», по мнению ряда немецких историков,  во многом был предопределён успешными действиями советских разведчиков. В некоторых публикациях можно прочитать, что за свои услуги Рёсслер получил 500 тысяч долларов. Огромная сумма в те времена, но его информация того стоила.

Вот как описывал ситуацию во время войны генерал-полковник Франц Гальдер (Franz Halder), начальник Генерального штаба сухопутных войск до осени 1942 года: «Почти все наступательные немецкие операции становились известны противнику, как только главное командование вермахта заканчивало их разработку, даже до того, как планы ложились на мой стол; всё это следствие измены одного из сотрудников Генерального штаба сухопутных войск. Всю войну мы не могли пресечь утечку информации».

Похожего мнения придерживался историк, пропагандист национал-социализма Пауль Карель (Paul Carell), настоящее имя Пауль Шмидт. В книге «Восточный фронт» он пишет: «Даже поверхностный анализ данных радиоперехвата показывает, что на всех фазах войны в России агенты советского Генерального штаба работали первоклассно. Часть переданной информации могла быть получена только из высших немецких военных кругов – такое впечатление, что советским агентам в Женеве и Лозанне диктовали на ключ прямо из Ставки фюрера».

Аллен Даллес (Allen Dulles), руководитель резидентуры Управления стратегических служб в Швейцарии и будущий директор ЦРУ, писал, что благодаря Рёсслеру стало известно о разработке «оружия возмездия». Остров Узедом в Балтийском море, где находился центр по созданию и испытанию новых ракет, был разбомблён самолётами союзников. Погибло почти 800 человек, ракеты «Фау-2» и всё ценное оборудование было уничтожено.

Так кем же были эти таинственные информаторы Рудольфа Рёсслера, передававшие ему сверхсекретные сведения? В первую очередь необходимо упомянуть «Вертера» (Werther) – это кодовое имя предполагаемого советского агента в руководстве вермахта или даже Третьего рейха во время Второй мировой войны, одного из прототипов Штирлица. Но кто же он? Версий существует множество. Назывались даже имена наци № 2, заместителя Гитлера по партии Мартина Бормана (Martin Bormann) и начальника гестапо Генриха Мюллера (Heinrich Müller), но убедительных данных на этот счёт нет. Историк-германист Борис Хавкин на основании изученных документов пришёл к выводу, что «Люци» был связан с «Чёрной капеллой» – группой германского консервативного Сопротивления, во главе которой находился бывший обер-бургомистр Лейпцига и рейхскомиссар по ценам Карл Гёрделер (Carl Gördeler). Кроме него основными информаторами Рёсслера были начальник штаба абвера, генерал-майор Ханс Остер (Hans Oster), сотрудник абвера, вице-консул Германии в Цюрихе Ханс-Бернд Гизевиус (Hans Bernd Gisevius), экс-рейхсканцлер Германии (1921−1922 годы) Йозеф Вирт (Karl Josef Wirth), а также некоторые офицеры из штаба Верховного главнокомандования вермахта (ОКВ), принявшие участие в 1944 году в заговоре против Гитлера. Такая точка зрения представляется вполне убедительной. Скорее всего, «Вертер» – не один человек, а несколько, они имели доступ и к разработке секретного оружия, и к стратегическому планированию военных операций, и к другой конфиденциальной информации. Тем не менее представим и другие точки зрения.

Существует версия, что Рёсслер работал на британскую разведку и получал сведения от неё. Генерал-лейтенант Павел Судоплатов, начальник четвёртого (разведывательно-диверсионного) управления НКВД, в мемуарах «Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930−1950 годы» пишет, что Рёсслер являлся каналом дозированной информации в Москву от английской разведки. Это было выявлено при сопоставлении его информации с разведданными от Кембриджской пятёрки.

Ещё одну версию того, кем мог быть «Вертер», предложил Бернд Руланд (Bernd Ruland), автор книги «Глаза Москвы», в годы войны служивший в телетайпном центре Верховного главнокомандования вермахта. Он повествует о двух подчинённых ему связистках, которые снимали копии с секретных документов. Потрясённый мужеством девушек, он не выдал их. Связистки передавали данные офицеру, которого Руланд в своей книге назвал «капитаном фон Кемпером». К сожалению, личность этого человека так и осталась неизвестной. Популярна и такая версия: «Вертер» – это личный фотограф Гитлера Генрих Гофман (Heinrich Hoffmann), пользовавшийся особым доверием фюрера. Именно Гофман познакомил Гитлера с Евой Браун, которая подрабатывала в его фотоателье ассистенткой. Генрих был одним из немногих людей, которого не обыскивали перед входом в рейхсканцелярию. В его огромной коллекции фотоаппаратов находилась и особая фотокамера, умещавшаяся в пуговице. Но если Гофман работал на советскую разведку, то почему же написал книгу «Гитлер был моим другом. Воспоминания личного фотографа фюрера»? Неужели для того, чтобы отвести от себя подозрения?

Несомненный интерес вызывает вопрос, каким образом информация из Берлина оперативно поступала к Рёсслеру. Уже упомянутый вице-консул Гизевиус по долгу службы постоянно курсировал между Берлином и Швейцарией, конечно, он мог провезти любые документы. Однако в своих воспоминаниях Шандор Радо писал, что ни один курьер не мог обеспечить тот уровень оперативности, с которой Рёсслер и его берлинские корреспонденты обменивались между собой информацией. Для этого понадобилось бы несколько дипломатических курьеров, круглосуточно курсирующих из Берлина в Швейцарию и обратно, что было невозможно. Значит, существовал ещё один канал связи, и это, вероятно, был радиообмен. Однако германская служба радиоперехвата (Funkabwehr) никаких нелегальных выходов в эфир не обнаружила. Видимо, утечка информации шла по легальным каналам. Например, с передатчиков ставки фюрера, которые сообщали приказы армейским группам и армиям. Или из центра связи верховного главнокомандования вермахта. Конечно, никакой радиопеленгатор не смог бы выявить из массы передаваемых сообщений какие-то подозрительные радиошифровки. Радисты получали указания по поводу частоты и уже зашифрованные тексты. Что они отправляли и куда это шло – им было неизвестно. В Швейцарии агенты Рёсслера (сам он не умел пользоваться рацией) передавали ему полученные сообщения.

Немецким спецслужбам было известно, что в Швейцарии действует советская разведгруппа, передающая донесения в Москву. В 1943 году в Швейцарию прибыл сотрудник абвера Ганс Петерс – красавчик, которого именовали «постельным офицером». Профессионально умеющий ухаживать за женщинами, Петерс соблазнил радистку «Доры» – 23-летнюю Маргарет Болли, которая разболтала ему название шифровальной книги – «Всё начиналось в сентябре». Швейцарская полиция арестовала Болли, а в мае 1944 года задержала и самого Рудольфа Рёсслера. Спецслужбы Третьего рейха требовали от швейцарских властей выдачи «Люци». Однако на допросах он молчал, а у Германии к тому времени дела на фронте стали совсем плохи. Учитывая это, швейцарцы не выдали своего ценного агента немцам. После окончания войны Рёсслер вместе с другими членами разведывательной сети Шандора Радо предстал перед швейцарским судом. Он был оправдан, поскольку суд пришёл к выводу, что обвиняемый служил на благо Швейцарии.

В 1947−1953 годах Рёсслер сотрудничал с чехословацкой разведкой, он передавал множество важной информации в том числе и об американских войсках в Европе. Вновь был арестован и приговорён к одному году лишения свободы. Скончался неутомимый разведчик 11 декабря 1958 года в швейцарском городе Кринс, так и не сдав своих информаторов. А может быть, какие-то имена он всё-таки назвал, и эти люди, как и Штирлиц, продолжили после войны работать на советскую разведку?




Александр Островский

№ 49, 2018. Дата публикации: 07.12.2018
 
 
сведения связи германии генерал рёсслер немецких вермахта рёсслера люци информации операции швейцарии войны радо штаба войск рудольф писал фюрера мировой
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение