наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
там и тут


Страсти человеческие

По-хорошему, всё, что делает человек, определяется его страстями. Вся жизнь состоит из соблазнов, искушений, маний, страстей и страстишек, из того, что можно или нельзя, но страшно хочется. Сколько раз вы слышали: «Ах, как я люблю…» – и дальше по списку: Майкла Фассбендера, массаж ступней, завтраки в «Англетере», вставать на заре, слушать Прокофьева, читать Набокова, играть в рулетку, ходить под парусом, жрать «Наполеон».
 


Иногда страсти бывают объяснимыми и банальными.

Моя знакомая обожает Берлин. Всё здесь знает, везде была, со всеми знакома, месяца не пройдёт, чтобы она сюда не прилетела хотя бы на выходные. Ну можно подумать! Самолётами и поездами в город пёрли и прут такие же любители вурстов и закатов на Александерплац. Но что делает моя знакомая – она понимает, что её страсть к городу много больше обычной туристической влюблённости, и выстраивает свою жизнь соответствующим образом. Язык, профессия, любовник, друзья, интересы – всё так или иначе оказывается связано с местом. Переехать совсем она не может, да и не хочет, и что там дальше будет – поглядим, но пока ей прямо очень хорошо.

Другой мой друг одержим страстью к старым автомобилям. Он не богат и не коллекционирует «паккарды» и «чайки», но он всё о них знает и в курсе, где, в каком гараже столицы и её окрестностях припаркован какой раритетный кузов. Он бывает на всех слётах и съездах таких же маньяков, как он, но, пожалуй, самая впечатляющая его мания – это его «победа» 1956 года. Каждый месяц, специально выделив под это несколько дней, мой приятель ложится на дно гаража. Он отключает телефоны, закрывает за собой двери и с утра до поздней ночи до шурупов разбирает своё любимое авто, а потом, перебрав каждую деталь, собирает его опять. Это его священное время, волшебные часы и дни, которые делают его по-настоящему счастливым. Что он переживает, натирая втулки и свечи этого старого пылесоса, я не знаю, но уверена: ему очень хорошо.

Ещё есть девица, которая обожает кино. Настоящий маньяк, она пересмотрела вообще всё, что кто-то когда-то снимал или хотел снять. Эта страсть не стала её профессией, она сознательно вывела её в зону своих увлечений и не хочет зарабатывать на кино денег, но тот опыт, который она приобрела и приобретает с каждым новым или старым пересмотренным фильмом делает её по-своему счастливым человеком.

Другой мой старый знакомый из Мюнхена одержим музыкой. Одержим до такой степени, что всё остальное для него, в сущности, не так важно. Промежутки между концертами посвящены подготовке к концертам. Он спит с партитурами и жив тем, что может играть Рахманинова и садиться к роялю.

Ещё одна женщина влюблена в создание одежды. Однажды она уволилась с нелюбимой работы и купила швейную машинку. Теперь она кроит, шьёт, вышивает, снимает моделей, одевает женщин, купается во всём этом и получает удовольствие от каждого этапа процесса.

Один старый добрый друг-ворчун обожает деревенские дома с историей. Он раскапывает такие дачи под Москвой, что кажется, это и не дома вовсе, а порталы в сказки. Он дружит с их хозяевами, по мере сил спасает постройки от разрухи, сноса и чиновников, с нескрываемым наслаждением выстраивает собственный быт в своём скрипящем, как парусник, срубе, и глядя на какие-то мелочи вроде вазочек для варенья, которые он раскопал по старым «блошкам» или подвалам, хочется плакать от умиления.

Какими бы разными ни были страсти всех этих и многих других людей, объединяет их то, что они счастливы. По-настоящему счастливы. Их страсти, ставшие частью и смыслом их жизни, наполняют и их, и их жизнь, и от этих их маний щедрой волной достаётся окружающим. Да, с некоторыми из них сложно не то что жить, но и иметь дело. Вы не месяцами – годами не сможете встретиться с пианистом, потому что Рахманинова и Шнитке он любит больше встреч с вами, с модельершей и любителем авиации сложно говорить о пенсионной реформе или иммиграционной политике Меркель. В их мире вообще жёсткая селекция и отбор того, что волнует и возбуждает. Но это всё ваши проблемы. Маньякам, одержимым своими страстями, хорошо.

Теперь вопрос: а есть ли у вас такая страсть? Дело, занятие, состояние, явление, которые определяют вашу жизнь, вашу личность, вашу профессию? Не чувство к вашему новорождённому ребёнку, что понятно, не одержимость тем, в кого вы сейчас влюблены, что тоже очевидно, не помешательство на сексе, что резонно, особенно если он прекрасен. Не маниакальная страсть к тому, чтобы обколоться ботоксом и «запилить» супер-селфи в пеньюаре с балкона Adlon, что тоже, конечно, страсть, но страсть со дна. Ну, потому что дно, оно есть везде и всегда, и мания самопрезентации, это не про свободу и счастье, а про стадный инстинкт и капкан своих комплексов. Нет! Не это всё, а нечто совершенно другое. Страсть, которая превращает вас в человека. Создаёт ту личность, на которую вы спокойно и даже с радостью смотрите в зеркало. Оставаясь при этом нормальным задротом, которому параллельно всё не то и всё не так. Сколько из нас скажут, что им повезло и им досталась такая страсть? Я не знаю. Я люблю писать. Но любить писать и быть маньяком ундервуда, - это не совсем одно и то же.

И кстати, интересно, если бы в большую политику, например, российскую, приходили бы люди, которые одержимы не всем тем, чем они одержимы, а, например, страстью сделать жизнь легче и лучше, многое бы изменилось в этой самой жизни?

Ведь всех людей с большими страстями объединяет ещё кое-что: именно они меняют этот мир. И, если суть их страсти правильно откалибрована, этот мир становится намного лучше!




Этери Чаландзия

№ 48, 2018. Дата публикации: 30.11.2018
 
 
люблю личность сложно дело выстраивает счастливым рахманинова хочет одержим маний обожает страсти старый настоящему кино жизнь играть старым страстями страсть
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Люблю вязать :), сам процесс затягивает,...

Имя
 
Сообщение