наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Израильский учёный и советский шпион

К 100-летию со дня рождения Авраама Маркуса Клинберга (Marcus Klingberg), которого израильские спецслужбы назвали «самым опасным и самым крупным за всю историю Израиля советским шпионом, нанёсшим колоссальный урон безопасности страны».
 


Маркус родился 7 октября 1918 года в Варшаве в религиозной еврейской семье. Сначала он посещал хедер (начальная еврейская школа), однако затем продолжил образование в обычной средней школе, которую окончил с отличием. Сразу после получения аттестата зрелости в 1935 году он становится студентом медицинского факультета Варшавского университета. После начала Второй мировой войны студент Клинберг по настоянию отца бежал в Советский Союз. Его родители и брат остались в Польше и погибли в концлагере.

Оказавшись в СССР, Маркус продолжил медицинское образование в Минске, но после нападения Германии ушёл добровольцем в Красную армию. Некоторое время находился на передовой, был ранен. После выздоровления попросился опять в строй и служил в медицинских частях. Затем Клинберга переводят в Москву, где он возобновляет учёбу в мединституте, специализируясь в области эпидемиологии, и одновременно продолжает работу в военной медицине.

Талантливого врача регулярно командируют в освобождённые от немцев города и сёла, охваченные различными инфекционными заболеваниями. Вскоре за капитаном медицинской службы Клинбергом прочно закрепилась репутация отличного эпидемиолога.

После окончания войны, в 1945 году Маркус Клинберг возвращается в родную Варшаву. Здесь он знакомится с девушкой по имени Ванда, сумевшей чудом совершить побег из гетто и укрыться в одном из монастырей. Как и у Маркуса, война отобрала у неё всю семью. Вскоре Маркус и Ванда поженились и перебрались в Швецию. Здесь в 1947 году у них родилась дочь Сильвия.

Переезд в Израиль

В мае 1948 года было провозглашено создание независимого государства Израиль. Несмотря на возражения жены, мечтавшей жить в США, Маркус Клинберг принимает решение перебраться в еврейское государство. В своих мемуарах он пишет, что не был сионистом, «но ощущал свою принадлежность к еврейству и хотел помочь молодому государству в войне за независимость».

Врачебный опыт Клинберга и его профессиональные качества были по достоинству оценены. Израилю были нужны врачи, в том числе и эпидемиологи. Он служил в медицинских частях ЦАХАЛа (Армия обороны Израиля). В 1952 году вышел в отставку в звании подполковника.

Затем произошло событие, которое круто изменило жизнь Маркуса Клинберга. Он знакомится с известным профессором-химиком Эрнстом Давидом Бергманом (Ernst David Bergmann), которого сегодня называют «отцом израильской ядерной программы».

Бергман, являвшийся также советником по науке премьер-министра и одновременно министра обороны Израиля Давида Бен-Гуриона (David Ben-Gurion), считал, что в будущей глобальной войне преимущество окажется у той стороны, которая будет обладать всеми видами оружия массового поражения и средствами защиты от него. В этом он убедил главу правительства, поддержавшего идею создания крупного научно-исследовательского центра, который стал создаваться в городе Нес-Циона недалеко от Тель-Авива и получил вполне нейтральное название – Институт биологических исследований. Его сотрудником стал и Маркус Клинберг.

Успешная карьера

С момента создания в институте, наряду с открытыми исследованиями в области биологии, химии, фармакологии и других научных дисциплин, стали вестись разработки, которые должны были помочь Израилю обрести собственное ядерное, химическое и биологическое оружие и одновременно обеспечить страну средствами защиты от оружия массового поражения. В нём шла интенсивная работа и в области вирусологии, токсикологии и эпидемиологии. Постепенно исследовательский центр в Нес-Ционе превратился в закрытый научный городок, которым является и поныне.

Поначалу Маркус Клинберг возглавил эпидемиологическое отделение. Позже также стал руководителем исследований в области борьбы с инфекционными заболеваниями, которые велись по контракту с американским Пентагоном. Как специалист по профилактической медицине читал лекции в Тель-Авивском университете.

Спустя некоторое время Клинберг был введён в состав одной из комиссий Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Женеве. На пике своей научной карьеры профессор Маркус Клинберг занимал должность заместителя директора Института биологических исследований и завоевал репутацию учёного с мировым именем.

Вербовка

и работа на СССР

В своих интервью, которые Клинберг дал уже после освобождения из израильской тюрьмы, он говорил, что первые контакты с представителями советской разведки у него состоялись ещё во время службы в израильской армии, но в то время задействован он не был. Так написано и в его мемуарах.

Большинство же исследователей, писавших о Маркусе Клинберге, сходятся во мнении, что действующим советским агентом он стал, уже являясь сотрудником института в Нес-Ционе. Наиболее полно события, связанные с обстоятельствами вербовки израильского учёного, изложены в опубликованной в 2005 году монографии российского журналиста-международника Константина Капитонова «Израиль. История Моссада и спецназа».

В 1957 году руководство института попросило Клинберга документально подтвердить своё медицинское образование в СССР, чтобы иметь формальные основания для продвижения учёного по служебной лестнице. Дело было в том, что при устройстве на работу Клинберг заявил, что все его документы были утеряны в годы Второй мировой войны.

В этой ситуации ему не оставалось ничего другого, как обратиться в советское посольство в Тель-Авиве с просьбой запросить копии его документов по месту учёбы в Минске и Москве. Для сотрудников спецслужб, работавших «под крышей» диппредставительства, визит Клинберга явился несомненной удачей: они уже давно имели задание получить информацию о работе института в Нес-Ционе. И тут собственной персоной явился один из ответственных сотрудников этого закрытого учреждения. В итоге состоявшихся разговоров Клинберг в обмен на предоставление необходимых ему для карьерного роста документов, как высказывается Капитонов, «согласился дружить с сотрудниками посольства».

Уместно, однако, задаться вопросом: только ли это толкнуло Маркуса Клинберга на предательство? В своих интервью и мемуарах он подчёркивает, что за свою шпионскую деятельность от своих кураторов «никогда не взял ни гроша». Однако намекает на тот факт, что испытывал чувство благодарности к Советскому Союзу за то, что эта страна спасла ему жизнь, дала возможность продолжить образование и тем самым способствовала его научной карьере. В мемуарах он пишет: «О русских у меня остались только хорошие воспоминания. Они очень помогли мне».

С другой стороны, часто выезжая на международные конференции, Клинберг сблизился, как он сам отмечает, «с тем кругом американских учёных, которые считали, что у США не должно быть монополии на какие-либо виды оружия массового поражения» и что «СССР играет важную роль в стабилизации политической ситуации в мире», то есть стояли на откровенно просоветских позициях.

По всей видимости, именно эти соображения и подвергли израильского учёного на сотрудничество с советской разведкой. После вербовки его обучили различным нехитрым шпионским премудростям: снимать секретные документы микрокамерой и прятать микроплёнки в тайниках, способам выхода на связь и др. Кроме того, как подчёркивает сам Клинберг, он обладал феноменальной памятью и мог зазубривать почти наизусть целые страницы различных документов.

До начала Шестидневной войны между Израилем и арабскими государствами в 1967 году, пока существовали дипломатические отношения между Израилем и СССР, Клинберг передавал интересующие советскую сторону сведения представителям спецслужб, которые работали в посольстве. После разрыва отношений – во время своих регулярных поездок в Европу, главным образом в Швейцарию, где располагалась штаб-квартира ВОЗ.

Таким образом, в течение многих лет он передавал советским спецслужбам секретную информацию о новейших разработках научного центра в Нес-Ционе. Советский Союз был в курсе того, какими видами оружия массового поражения обладает Израиль и от каких из них он разработал эффективную защиту.

Охота за шпионом

О том, что советская разведка в курсе секретных израильских разработок, ШАБАК (Общая служба безопасности Израиля, занимающаяся контрразведкой) начал подозревать ещё в начале 1970-х годов. Её сотрудникам была поставлена задача вычислить источники утечки информации. В этом им помог, как пишет в своей книге «Спецслужбы Израиля» (опубликована в 2003 году) российский историк Дмитрий Прохоров, перевербованный израильской спецслужбой агент КГБ Борис Красный («Самаритянин»), который указал на Клинберга как на потенциального советского шпиона. Клинберг был вызван в ШАБАК, прошёл проверку на полиграфе («детектор лжи»), которая показала, что подозрения против него беспочвенны. Спустя некоторое время его ещё раз вызвали на такую же проверку, которую он с видом оскорблённой невинности снова прошёл успешно. Перед ним извинились.

Но в 1982 году, когда утечка информации, по мнению израильских спецслужб, стала нетерпимой, Клинберг был более плотно взят в разработку, в том числе и подключившимися к этому делу сотрудниками «Моссада» – политической разведки Израиля. За ним установили наблюдение, прослушивали телефонные разговоры. Однажды было выяснено, что во время своей очередной поездки в Швейцарию Клинберг встретился там с представителем советской резидентуры. Подозрения подтверждались, однако прямых улик израильским спецслужбам определённо не хватало.

Тогда был придуман ход с подброской Клинбергу дезинформации, которую, по расчётам контрразведки, он должен был передать своим советским кураторам. Эта операция подробно описывается в уже упоминавшейся книге Капитонова. Частично о ней рассказывает и сам Клинберг в мемуарах.

Суть её такова. В начале 1983 года к нему пришёл руководитель советского отдела «Моссада» по очень важному, как он сказал, делу. Он сообщил, что в Малайзии произошла экологическая катастрофа, в результате которой произошла утечка отравляющих веществ. Ссылаясь на отсутствие у Израиля с этой страной дипломатических отношений, моссадовец спросил у Клинберга: может ли он в частном порядке отправиться в Малайзию с тем, чтобы на месте понаблюдать за последствиями катастрофы? Учёный ответил согласием.

А спустя несколько дней информация о несуществующей катастрофе в Малайзии была, как выяснили агенты израильской разведки, передана в Москву. Теперь не оставалось никаких сомнений в том, что Маркус Клинберг является советским агентом.

17 января он с чемоданом вышел во двор своего дома в Тель-Авиве, где его ожидала машина. Сидевший за рулём сотрудник «Моссада» сказал ему, что перед отлётом им нужно заехать в одно место для получения последнего инструктажа. На квартире, куда они приехали, Клинберга уже ожидали представители израильских спецслужб. Ему были предъявлены обвинения в шпионской деятельности и предоставлены соответствующие доказательства. Клинберг, тем не менее, всё отрицал.

После помещения советского агента в следственный изолятор допросы проходили ежедневно. Применялись всевозможные методы психологического давления, ему постоянно повторяли, что он предал свою страну и память погибших родителей. Однако к нему не применяли меры физического воздействия и не лишали сна.

Клинберг сломался на десятые сутки и признался, что был завербован представителями советской разведки. Причиной его признаний стали, как он пишет в мемуарах, угрозы. Однако не уточнил какого именно характера.

Тюремное заключение, попытки обмена, освобождение

Материалы, связанные с арестом и судом над Маркусом Клинбергом, держались в секрете до начала 1990-х годов. Его супруга по указанию спецслужб должна была говорить всем, что он проходит длительный курс лечения в Европе в закрытой специализированной клинике. Клинберг по обвинению в шпионаже был приговорён к пожизненному заключению, которое затем было заменено на 20 лет тюрьмы.

Десять из них он провёл в одиночной камере. Периодически Клинберг впадал в глубокие депрессии. Посещать его могли только жена и дочь. Однажды его супруга во время одного из свиданий незаметно передала ему таблетки комадина (средство для разжижения крови), и он тут же их проглотил. Клинберга откачали в больнице. Ванда же была арестована за попытку убийства. В камере предварительного заключения она решила покончить с собой, перерезав вены. Её спасло то, что в этот момент за ней пришли, чтобы отвести на допрос. По утверждению Клинберга, Ванда ничего не знала о его двойной жизни. Она умерла в 1990 году.

Дважды, в 1988 и 1990 годах, советский шпион был объектом переговоров о тройном обмене агентами с участием Израиля, СССР и США. Но в обеих случаях обмен не состоялся.

В 1998 году Маркус Клинберг был освобождён по гуманитарным соображениям в связи с преклонным возрастом и состоянием здоровья, после чего был переведён под домашний арест. В 2002 году он дал своё первое интервью израильскому телевидению, которое затем опубликовали СМИ. В нём он, в частности, заявил, что не считает себя предателем и шпионом.

После окончания срока двадцатилетнего заключения в 2003 году он покинул Израиль и обосновался в Париже, где проживали к тому времени его дочь и внуки. Удивителен тот факт, что он получал от Израиля пенсию в размере около двух тысяч евро в месяц как подполковник ЦАХАЛа в отставке.

В 2006 году Клинберг в сотрудничестве со своим адвокатом завершил работу над книгой воспоминаний. В связи с публикацией мемуаров Маркус Клинберг дал интервью журналистам, в котором заявил: «Я не сожалею ни о чём, что было мной сделано, хотя и не горжусь этим. Если бы русские обратились ко мне сегодня, конечно же, я не согласился бы на них работать. Я сделал это потому, что чувствовал, что это правильно – из-за „холодной войны“». При этом, правда, признал, что «своё наказание заслужил».

Умер Маркус Клинберг в Париже 30 ноября 2015 года в возрасте 97 лет.

Вместо заключения

Известный израильский журналист Йосси Мельман (Yossi Melman), считающийся специалистом в области деятельности израильских спецслужб, охарактеризовал дело Клинберга как «наиболее разрушительный шпионский скандал в истории Израиля».

Предательство Клинберга и передача секретных материалов Советскому Союзу, а значит, и арабским странам, ставили под угрозу безопасность еврейского государства, уничтожили плоды многолетних исследований большого коллектива учёных, инженеров и техников.

Материальный ущерб, нанесённый Маркусом Клинбергом обороноспособности страны, был оценён в миллионы долларов. Поэтому он и считается самым опасным шпионом в истории Израиля.




Андрей Громов

№ 40, 2018. Дата публикации: 05.10.2018
 
 
войны моссада израильской советской маркус ванда мемуарах нёс израиля спецслужб оружия области советским ссср клинберг интервью разведки маркуса учёного клинберга
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
И это же надо. Изменнику ещё и пенсию Из...
Интересная и отлично написанная статья, ...

Имя
 
Сообщение