наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Аркадий Шевченко – имя, стёртое из советской истории

В 1978 году произошёл самый громкий за всю историю Советского Союза шпионский скандал. Аркадий Шевченко – заместитель Генерального секретаря ООН по политическим вопросам, Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР, попросил политическое убежище в США. Впервые в послевоенной истории СССР советский дипломат такого ранга стал невозвращенцем.
 


Это событие произвело эффект разорвавшейся бомбы, тем более что советско-американские отношения в то время были особенно напряжёнными. Казалось необъяснимым: для чего 48-летнему дипломату, добившемуся столь огромных высот, ломать себе жизнь? Зачем жертвовать благополучием семьи, высокой международной должностью, огромным окладом, наконец, перспективой почётной и обеспеченной старости? Возможно, ответы на эти вопросы даст нам биография Аркадия Шевченко.

Стремительный взлёт молодого провинциала

Детство и юность Аркадия прошли в Евпатории, его отец, военный врач, был директором санатория. Мальчик хорошо учился, особенный интерес проявлял к гуманитарным предметам. В 1949 году Аркадий уехал в Москву и поступил в МГИМО. Престижный институт международных отношений он окончил с красным дипломом, остался в аспирантуре и защитил диссертацию. Шевченко сопутствовала удача. Он учился вместе с Анатолием Громыко, сыном первого заместителя министра иностранных дел Андрея Громыко. Однажды Анатолий пригласил приятеля в гости и познакомил с отцом. Обаятельный студент-отличник понравился Андрею Андреевичу, и в 1956 году Шевченко приняли на работу в МИД сразу в ранге атташе в департамент международных организаций.

В начале 1951 года Аркадий познакомился с яркой эффектной девушкой, студенткой иняза Линой. Говорят, она была похожа на Мэрилин Монро (Marilyn Monroe), отличалась красивой фигурой, и все наряды смотрелись на ней, как на манекенщице. Они поженились, и 1952 году у супругов родился сын Геннадий, а через десять лет на свет появилась дочь Аня. Лина бросила институт и всю свою жизнь занималась только семьёй. Большую помощь молодожёнам оказывала тёща Аркадия. Она работала в торговле, обладала обширными связями и материально ни в чём не нуждалась.

Карьера Шевченко развивалась успешно. В 1963 году он был направлен в Нью-Йорк первым секретарём посольства, а затем и советником. Но для дальнейшего успешного продвижения по службе необходимо было делать подарки. В доме всесильного министра иностранных дел Андрея Громыко главным человеком была его жена Лидия, питавшая слабость к ценным вещам. Лина подарила ей дорогую малахитовую шкатулку, и Аркадий стал советником Громыко. Дальше – больше. Последовал уже совсем умопомрачительный подарок – брошь с 56 бриллиантами, и Шевченко в 43 года становится послом и заместителем Генерального секретаря ООН Курта Вальдхайма (Kurt Waldheim). Эту версию, озвученную многими изданиями, подтверждает и сын Шевченко Геннадий. В интервью газете «АиФ» он сказал: «Отец был весьма честолюбивым человеком и переживал, что своим назначением в ООН он был обязан жене Лине, которая за это подарила супруге Громыко брошь с 56 бриллиантами».

Аркадий был в МИДе на особом положении. Так, например, для всех сотрудников министерства существовало строгое правило: близкие родственники не могли одновременно находиться в капиталистических странах. Но для Шевченко сделали исключение – он работал в Нью-Йорке, а его сына направили в длительную командировку в Женеву.

О должности, которую получил Аркадий Шевченко, можно было только мечтать. Ему полагалась бесплатная служебная квартира, автомобиль с водителем и помощница по хозяйству. Да и зарплата по советским меркам была фантастическая – 90 тысяч долларов в год (Chevrolet Corvette стоил тогда 3−4 тысячи!). Предприимчивая Лина не теряла времени зря. Она бегала по магазинам, скупала массу вещей, и с помощью знакомых дипломатов, которые не подвергались таможенному досмотру, переправляла их в Москву. А там приятели или родственники выгодно перепродавали дефицитные товары. Не отличался высокоморальным поведением и сам Шевченко. Он стал увлекаться алкоголем, заводил интрижки с молоденькими машинистками и стенографистками. Сослуживцы считали, что дипломат много себе позволяет, но Аркадий смеясь отвечал: пока Громыко у власти, ему ничего не угрожает. Жизнь в Америке была прекрасна, и возвращаться в Москву даже на очень высокопоставленную должность Аркадию Николаевичу не хотелось.

На службе у ЦРУ

Окончательное решение о переходе на сторону американцев Шевченко принял весной 1975 года и обратился к постоянному представителю США при ООН Дэниэлу Мойнихэну (Daniel Moynihan) с просьбой о политическом убежище. Американец был поражён услышанным, но обещал помочь. Дальнейшие события развивались, как в шпионском романе. Встреча двух дипломатов произошла в библиотеке ООН. Они не общались. Мойнихэн, увидев Шевченко, оставил для него записку с инструкциями в одной из книг. Аркадий должен был встретиться с сотрудником американской разведки на конспиративной квартире. Сев в машину и тщательно проверяясь, нет ли за ним слежки, Шевченко устремился навстречу неизвестности. Офицер ЦРУ предложил Шевченко не торопиться с получением политического убежища, а продолжить работу в ООН, одновременно сотрудничая с американской разведкой. На языке церэушников это называется «вербовка на объекте». Ведь чем свежее информация, тем выше её ценность. Перспектива стать шпионом Шевченко совсем не радовала, но отступать было поздно, его разговор с сотрудником ЦРУ был наверняка записан. Через несколько дней он дал согласие.

Шевченко обладал уникальной информацией, так как был вхож в высшие эшелоны власти. Он мог объяснить процесс принятия политических решений в Кремле, которые становились известны американцам ещё до того, как были озвучены с трибуны ООН. Шевченко информировал ЦРУ о существующих разногласиях между Брежневым и Косыгиным по поводу советско-американских отношений. Сообщал о содержании указаний Кремля советскому послу в Вашингтоне, позиции советских представителей в ООН на переговорах об ограничении стратегических вооружений. Он представил американцам совершенно секретные сведения о состоянии советской экономики (например, о быстро сокращающихся запасах нефти в Волжско-Уральском регионе). Дипломат имел доступ в тщательно охраняемый шифровальный отдел советского представительства в ООН. Шевченко читал поступающие из Москвы секретные телеграммы, о содержание которых информировал американцев. Как и о новостях, которые привозили приезжавшие в Нью-Йорк высокопоставленные московские гости.

Шевченко выдал американцам сотрудников КГБ и ГРУ, работавших под дипломатической «крышей», всех, кого знал. Среди них были разведчики Владимир Зинякин, Вальдик Энгер и Рудольф Черняев. Обладавший дипломатической неприкосновенностью Зинякин был отпущен и выслан из США. А Энгер и Черняев, не имевшие соответствующего дипломатического статуса (официально они работали в секретариате ООН), получили по 50 лет тюрьмы. В 1979 году американцы обменяли их на пятерых советских диссидентов, в том числе, на участников Ленинградского самолётного дела Эдуарда Кузнецова и Марка Дымшица. Не зря начальник службы безопасности МИД СССР полковник КГБ Михаил Курышев говорил Геннадию Шевченко: «Ваш отец нанёс СССР больший ущерб, чем полковник ГРУ Пеньковский, работавший на ЦРУ и английскую разведку».

В середине 1970-х годов многие хорошо продуманные предложения СССР в ООН стали наталкиваться на упорное противодействие. В КГБ заподозрили, что откуда-то «сверху» идёт мощная утечка информации. Настораживало и то, что в американской прессе появились списки сотрудников КГБ, работающих в аппарате ООН. Резидент КГБ в Нью-Йорке Юрий Иванович Дроздов в мемуарах «Вымысел исключён. Записки начальника нелегальной разведки» пишет: «Уже в 1975−1976 годах мы чувствовали, что в составе советской колонии в Нью-Йорке есть предатель… Круг осведомлённых сузился до нескольких человек. Среди них был и Шевченко». Однако Громыко считал, что его протеже вне подозрений, и руководство Дроздова в Москве приказало: оставить Шевченко в покое. Но резидент представлял Центру всё новую, хотя и косвенную информацию о том, что заместитель генсека ООН связан с американцами. И тогда было принято решение отозвать Шевченко в Москву «для консультаций». Возможно, он и улетел бы в СССР, но, встретившись с приятелем, который только что прибыл в США, дипломат узнал, что ни о каких консультациях в МИД ничего неизвестно. Поняв, что его арестуют, в ночь с 7 на 8 апреля 1978 года Шевченко бежал. Жену он ни о чём не предупредил, но оставил деньги и записку, что всё объяснит позже.

Так что же послужило причиной предательства Аркадия Шевченко? В книге «Разрыв с Москвой» (1985 год), переведённой на многие языки мира, он писал: «Стремиться к новым благам становилось скучно. Надеяться, что, поднявшись ещё выше, я смогу сделать что-нибудь полезное, было бессмысленным. А перспектива жить внутренним диссидентом, внешне сохраняя все признаки послушного бюрократа, была ужасна… Приблизившись к вершине успеха и влияния, я обнаружил там пустыню». Но эти слова были написаны много лет спустя после побега, а незадолго до своего назначения послом в ООН Шевченко подарил сыну в день двадцатилетия полное собрание сочинений В. И. Ленина с надписью: «Сыну Геннадию. Живи и учись по-ленински».

Попытки Шевченко объяснить причины своего предательства выглядели весьма противоречиво. Он утверждал, что добровольно пошёл на сотрудничество с американцами, так как перестал верить в коммунистические идеалы. С другой стороны, описывая обстоятельства его вербовки американской разведкой, заявил следующее: «Если бы я не был загнан в угол, если бы не крайние обстоятельства, если бы у меня был путь поменять судьбу, я бы никогда не пошёл на контакты с ЦРУ». Как считает сын Шевченко, действительные причины бегства его отца станут известны, когда будут рассекречены архивы ЦРУ.

После перехода Шевченко на Запад Андрей Громыко отрицал, что был с ним близок. Однако контрразведчики предъявили председателю КГБ Юрию Андропову фотографии, на которых Аркадий с женой были сняты на даче у Громыко. Когда Дроздов прилетел в Москву в отпуск, Андропов сказал ему: «Мы Громыко снимать не будем, а тебя не будем наказывать».

Предательство Шевченко имело трагические последствия для его семьи. Геннадий, окончив МГИМО, работал в Министерстве иностранных дел, и в момент побега отца находился в зарубежной командировке в Швейцарии. Неожиданно его попросили срочно вылететь в Москву, чтобы передать в МИД важный пакет. Это был повод вернуть Геннадия на родину. Интересно, что сопровождал Шевченко находящийся под дипломатическим прикрытием сотрудник военной разведки Владимир Резун, будущий перебежчик, известный теперь под писательским псевдонимом Виктор Суворов. В Москве Геннадий узнал, что отец бежал к американцам. С карьерой в МИДе ему пришлось распрощаться. Но, под другой фамилией, Шевченко дали возможность устроиться на работу в Институт государства и права АН СССР, где он проработал до 1997 года, опубликовав более 70 научных работ. Однако семья Геннадия разрушилась, жена его бросила и забрала сына. Супруга Аркадия Шевченко Лина добровольно вернулась из Нью-Йорка в Москву, но оказалась в полной изоляции, с ней никто не хотел общаться. Все привилегии прошлой жизни в одночасье рухнули. Лина глубоко переживала измену мужа, и через месяц после его побега покончила с собой – отравилась. Её труп нашли в стенном шкафу, в шикарной московской четырёхкомнатной квартире на Фрунзенской набережной.

Свет и тени американской мечты

Сразу после побега Шевченко оказался под усиленной охраной ЦРУ. Американцы опасались, что КГБ попытается выкрасть или убить предателя. Шевченко подвергался бесконечным опросам, в них принимал участие и Олдрич Эймс (Aldrich Ames) будущий суперагент советской разведки. Шевченко утверждал, что гибель жены потрясла его. Вполне возможно. Но вскоре он нашёл утешение в объятиях проститутки Джуди Чавес (Judy Chavez). А она, не мудрствуя лукаво, написала книгу «Любовница перебежчика», в которой поведала о пикантных подробностях их взаимоотношений.

Со временем жизнь Шевченко стала налаживаться. Он раздавал интервью, его приглашали выступать на ТВ. Шевченко писал статьи для многих газет и журналов. Он издал книгу «Разрыв с Москвой», получив за неё более миллиона долларов. Шевченко стал солидным американским профессором, читал лекции бизнесменам, за каждую из которых получал до 20 тысяч долларов, и за ним специально прилетал самолёт. ЦРУ пожаловало ему пожизненную пенсию в 5 тысяч долларов ежемесячно. В 1986 году Шевченко получил американское гражданство. Со столь радостным событием его поздравил президент США Рональд Рейган (Ronald Reagan) и пригласил на приём в Белый дом.

К этому времени Шевченко уже был женат на американской журналистке Элейн, но она через несколько лет умерла от рака. Его третьей женой стала эмигрантка из России Наталья Осинина, которая была моложе Аркадия на 23 года. Она полностью разорила мужа, и супруги расстались. Шевченко стал пить и в 1998 году умер от цирроза печени в полном одиночестве в крохотной съёмной квартире. Его похоронили в Вашингтоне, на территории прихода русской православной церкви. На могиле бывшего заместителя генсека ООН стоит безымянный крест.




Александр Островский

№ 37, 2018. Дата публикации: 14.09.2018
 
 
шевченко разведки москву цру кгб американской аркадия отец американцам дипломат сша геннадий мид лина жизнь оон громыко ссср аркадий нью
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Памятная статья.Спасибо.В сибирской трад...

Имя
 
Сообщение