наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
там и тут


Женщина с ведром

Ко мне она пришла в отвратительном настроении, с кроваво-красным педикюром, маникюром и ридикюлем. Осмотрела помещение, явно осталась недовольна, осмотрела меня, совсем оскорбилась и потребовала чаю с плюшками. Плюшек в доме не оказалось, я распечатала коробку хороших конфет, но её это не впечатлило. Чай она с ходу назвала брандахлыстом, а хозяев – жлобами, намекая на то, что могли бы и подготовиться как следует к её приходу. Я тоже была не рада, что заварила эту кашу, но понимала, что выставить стокилограммовую бабищу из своего дома шиш получится, поэтому решила оставить всё как есть и смыться самой.
 


До глубокого вечера я не решалась вернуться в квартиру. Мне казалось, меня отвалтузят веником на пороге и поставят в угол, чтобы не путалась под ногами и не мешала взрослым. В угол мне не хотелось. Когда я наконец набралась смелости и вернулась, я застала мадам в той же позе и той же одежде, на том же месте, где я её оставила. Она пила всё тот же брандахлыст и шуршала конфетами. Я подумала: «Гениальная баба! Целый день провела в чужом доме, поела, отдохнула, сейчас ещё и деньги заберёт, молодец!». Однако самый беглый осмотр помещения заставил меня прикусить язычок. Весь дом сиял, «как бы хрустальный». Я было собралась что-то радостно тявкнуть, но домоправительница строго приказала замолчать и разуться, ещё раз оскорбила мои конфеты, сгребла деньги и покинула территорию. Напоследок, размазывая пудру по всему лицу перед зеркалом в коридоре, она сообщила, что я фуфло, а не хозяйка, что у меня вилки лежат вместе с ложками, а это значит, я никогда не выйду замуж, что, впрочем, и к лучшему, потому что нельзя так издеваться над мужчиной. Я спрятала за спину правую руку с обручальным кольцом и закрыла за этой страшной женщиной дверь навсегда.

Ещё пару недель мне казалось, что она стоит у меня за спиной, когда я что-то трогаю или пачкаю. Меня тянуло снять грязные кеды уже в лифте, а пролив кефир на кухне, я холодела и хваталась за сердце и тряпку. Половину вещей в доме никто так и не смог найти. Другую половину ещё долго пришлось возвращать обратно на привычные места. Мужчина с порога решил, что ошибся квартирой и тоже некоторое время неуверенно чувствовал себя в отпескоструенном помещении.

Таким образом, мой первый опыт общения с домработницей оказался настолько травмирующим, что я потом долгие годы сопротивлялась любому вмешательству в свой дом, скребла, тёрла и чистила всё сама, пока непомерно расширившееся хозяйство не потребовало союзников. Я поняла, что придётся поступиться принципами и пойти на компромиссы, иначе я полжизни так и пролежу со шваброй под столом. И тут мне повезло. Следующая женщина, пришедшая в мой дом, оказалась святой Ириной, прекрасные воспоминания о которой сохранились у меня до сих пор. Ей ничего не надо было объяснять, у неё были ключи от всех дверей, ясное и чёткое сознание и понимание того, что можно и нужно трогать, а от чего лучше держаться в стороне. Мы много лет были счастливо неразлучны, святая Ирина с блеском превращала воду в вино и свинарник в милый дом, и тот день, когда нам пришлось расстаться, я оплакиваю до сих пор.

В Берлине в центре города крашеная блондинка ростом с бурундука, уроженка востока, мать, по-моему, пятнадцати детей и полчища внуков, который год держит в страхе семью моих друзей, двоих детей и кобеля Пауля. Женщина приходит в дом раз в неделю, и все даты её визитов обведены в календаре жирными чёрным кругом. У кобеля за пару дней начинается понос и почему-то течка. Он прячется под диваном и отказывается от еды. Вся семья тоже в напряжении ожидает субботы, а недавно подруга призналась, что из страха перед домработницей устраивает уборку перед уборкой.

На мой вопрос: «Почему не расстанетесь?» она объяснила, что женщина оказалась в их доме не просто так. Предыдущая деваха за пару визитов стала лучшим другом всей семьи. Она была мила, обаятельна и говорлива. Щебетала соловьём и жонглировала тряпками. В неё все поверили, ей открыли все свои двери и дверцы. Каким-то чудом хватило ума не пригласить её прибирать внутри домашнего сейфа, и вот его-то она и не тронула. Вся семья нарадоваться не могла: после долгих лет хаоса дом расцвёл и дети увидели истинный цвет обоев в своих пещерах. Деваха уже выгуливала Пауля, обсуждала маршруты летнего отдыха и на правах полноправного члена семьи обзавелась комплектом ключей. Моя подруга так нахваливала свою помощницу, что в какой-то момент подумала, а не переборщила ли она: к той уже выстроилась очередь её знакомых, замордованных бытом и пылесосом. Из отпуска семья вернулась… в пустую квартиру с сейфом и обоями. Помощница, очевидно, в компании подельников, вынесла из дома всё, что можно было вынести. Оно и так-то шок, когда вы вдруг лишаетесь имущества, но тут вся семья получила обширную травму, поскольку все всё сделали, считай, своими руками. Хуже всего на ситуацию отреагировал кобель. Пауль впал в депрессию и разорил семью ещё на триста евро, которые улетели в ветклинику.

Поэтому, когда в доме появился восточный деспот, домочадцы уже знали, что с приглашённым специалистом не надо ни дружить, ни шутить. От него не стоит ожидать ничего хорошего сверх того, что он может дать по договорённости – чистоты в доме и чувства защищённости на душе. До этого женщину с ведром уже больше десяти лет боялись родители мужа. Теперь, погорев на обаянии проходимки, эстафета страха перешла в семью моей подруги.

А я тем временем завязала с буржуазными привычками и гордо танцую со своей шваброй сама. Но святую Ирину вспоминаю часто и с удовольствием.




Этери Чаландзия

№ 28, 2018. Дата публикации: 13.07.2018
 
 
деваха день женщина осмотрела дома шваброй угол пауля половину детей доме подумала домработницей семья пришлось визитов страха дом кобеля подруга
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение