наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Самое последнее наступление

15 июля 1918 года на севере Франции начинается наступление Германской армии на позиции французских, английских и американских подразделений.
 


Это самое последнее масштабное наступление немецких войск в Первой мировой войне. В дальнейшем до самого окончания войны – а до него остаётся совсем немного, всего 4 месяца – у Германской армии уже не будет сил для ещё одного подобного наступления. Людские резервы исчерпаны, истощённая экономика чахнет, час проигрыша близок.

Июльское наступление входит в историю под двумя названиями – Второе сражение на реке Марне (потому что было и первое – в сентябре 1914 года) и Битва при Реймсе (потому что проходит в окрестностях французского города Реймса).

В этот день, 15 июля, в атаку брошены 40 немецких дивизий – 23 восточнее Реймса и 17 западнее его. Потом к этим первым дивизиям подтянут ещё 12. Непосредственная задача атакующих – прорвать линию фронта и окружить французские войска, защищающие Реймс. Перспективная цель – двинуться на Париж. В глубине души понимая, что столь обширные задачи вряд ли будут решены, командующий Германской армией генерал Эрих Людендорф (Erich Ludendorff) называет это наступление «сражением за мир». В том смысле, что успех наступления может привести к переговорам с противником и заключению более или менее почётного для Германии мира. Насколько более – будет зависеть от успеха наступления.

Не получилось ничего – французов не окружили, на Париж не двинулись, почётного мира не заключили.

Хорошо сработала французская разведка. Оживление на грунтовых и железных дорогах в тылу немецких позиций отметили разведывательные самолёты – более активную разгрузку боеприпасов, новых орудий, прибытие новых подразделений. А 14 июля, за день до наступления, в ходе местных мелких стычек захватывают пленных, которые сообщают не только день наступления, но и точный час начала артиллерийской подготовки – а именно завтра, в 1 час 10 минут ночи, и до утра, до рассвета, когда в атаку пойдёт немецкая пехота.

И потому на этот раз никакой неожиданности в атаках врага не было. Французский генералитет был осведомлён и о сроках наступления, и о направлениях ударов, и об атакующих силах.

И подготовились, и ждали начала.

От передовых позиций, которые наверняка будет часами утюжить германская артиллерия, основные силы отвели ко второму эшелону обороны.

А 15 июля, ночью, совершенно неожиданно для немецких подразделений, приготовившихся к броску, первой открывает огонь не немецкая, а французская артиллерия – в 0 часов 30 минут пополуночи, то есть на 40 минут раньше немецкого огня. И от этого неожиданного огня были заметные потери в немецких ротах и батальонах, приготовившихся к наступлению, а не обороне. Эти 40 минут упреждения – многого стоили.

Немецкая артиллерия 3 часа с лишним долбит по переднему краю противника – а французов там практически нет, они отошли ко второй линии. Естественно, что почти пустую передовую линию немецкая пехота захватывает легко.

А на второй уже застревает.

Те 23 немецкие дивизии, что рвались вперёд к востоку от Реймса, остановлены в тот же день.

Те 17 дивизий, что обходили город с запада, за 2 дня продавили линию фронта на 15 километров. Вроде бы для начала неплохо. Но на третий день, 17 июля, остановили и их.

В немалой степени успеху обороны способствовали свежие американские войска – непосредственно в районе боёв их было 85 тысяч.

Французы применяют так называемую эластичную, гибкую, глубоко эшелонированную оборону. Она основана на том, что передовая позиция, подвергшаяся атаке, сравнительно слабая. Именно на эту передовую позицию обрушивается основной массированный артиллерийский удар противника. Когда враг идёт в атаку, он сравнительно легко захватывает эту самую первую линию. Но усиленная оборона ждёт его дальше – там, где позиции не разрушены артиллерией.

И уже на третий день немецкого наступления роли атакующих и обороняющихся меняются. Маятник войны качнулся в другую сторону.

17 июля по Западному фронту командование Союзных держав отдаёт приказ о контрнаступлении, и назавтра, 18 июля, в 4:35 утра наносится мощный фланговый удар на прорвавшиеся вражеские подразделения. В атаку идут 16 французских дивизий и 8 американских. Их поддерживают 350 танков. Пресса писала о «мощных эскадрах танков».

В первый же день контратаки они продвигаются на 8 километров. Немцы на завоёванных позициях закрепиться не успевают. В первый же день контрнаступления французы захватывают 15 тысяч (!) пленных и 400 орудий.

По существу, в этот день и была решена судьба всей наступательной немецкой операции.

Медленно, но неизбежно немецкие части шаг за шагом отступают, зачастую попадая в плен, бросая раненых и технику.

Непрерывный откат.

Французская авиация и дальнобойная артиллерия непрерывно бомбардируют переправы через Марну, по которым идёт пополнение ушедшей вперёд Германской армии, и потому восполнение потерь идёт очень и очень слабо. 60 французских бомбардировщиков всё светлое время суток, с утра до вечера сбрасывают бомбы на переправы, которые приходится то и дело восстанавливать и пользоваться только недолгими ночными часами.

К началу августа всё кончено. Остатки былых атаковавших немецких дивизий под давлением контратак возвращаются на свои первичные старые позиции.

Итог операции: Германия теряет убитыми и ранеными 168 тысяч плюс 30 тысяч попадают в плен, в том числе свыше 600 офицеров, итого без малого 200 тысяч. Брошено около 800 орудий – отступающая армия не смогла их транспортировать на прежние позиции.

Потери Союзных армий – 161 тысяча. Пленных практически нет, равно как и потерянных орудий.

У Союзных армий за плечами почти весь мир – Америка, Канада, Австралия и другие обширные территории с развитой экономикой и обширным населением, в том числе с мужчинами призывного возраста. Который и призывается. По морям и океанам курсируют тысячи транспортных судов с сырьём, товарами, призывниками, уже прошедшими первичную военную подготовку. Основной маршрут всех этих судов – к берегам Англии и Франции. В портах разгрузка идёт круглосуточно.

У Германской армии в тылу совсем иная картина – экономика истощена, торговых связей с окружающим миром практически нет, а все те, кто может нести военную службу, давно уже поставлены под ружьё. Генеральный штаб в результате потерь расформировывает 10 дивизий – пополнить людские потери нечем. В стране дефицит всего, в том числе продовольствия. Правительство обсуждает вопрос о ещё более жесточайшей экономии, о режиме «полной военной экономики». Как будто до этого момента было не так.

Та же картина и в Австро-Венгрии.

Моральный дух и в армии, и в тылу Центральных держав сильно подорван. Никто уже не верит не то что в победу, а даже в окончание войны на сколь-либо приемлемых условиях. Условия будут неприемлемые, проигрышные, безысходные, ультимативные.

Американцы везут и везут через океан новые, свежие войска, и достигают внушительного результата переброски – ежемесячно до 300 тысяч солдат. Из них сформированы уже не полки и не дивизии – 2 американские армии.

А был ещё и канадский корпус из 4 дивизий, и австралийский корпус из 6 дивизий.

О таких резервах Германия и Австро-Венгрия не могут и мечтать.

Больших сражений две Центральные державы предпринимать уже не будут.

В войне – полный перелом. Её очевидный исход – дело времени.




Станислав Грачёв

№ 28, 2018. Дата публикации: 13.07.2018
 
 
наступление дивизий реймса потери июля французских орудий линию день атаку подразделений немецких позиции атакующих наступления германской артиллерия франции армии немецкая
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение