наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Берлинский конгресс 1878 года и его роковые последствия

140 лет назад, с 13 июня по 13 июля 1878 года в Берлине проходил международный конгресс, созванный для пересмотра условий Сан-Стефанского мирного договора, завершившего русско-турецкую войну 1877−1878 годов.
 


О неприбитом щите на вратах Цареграда

24 апреля 1877 года в Кишинёве на торжественном молебне после военного парада был зачитан Манифест императора Александра II об объявлении войны Османской империи.

Эта война была девятой по счёту русско-турецкой войной.

К этому времени Османская империя, некогда могущественная военная держава, представляла собой экономически отсталую страну, экономика и финансы которой были подчинены западным странам.

Россия начала наступление на двух направлениях – на Балканы и в Закавказье, первое направление было главным. Русские войска форсировали Дунай, преодолели Балканы, к середине января 1878 года русская армия оказалась в 10−15 километрах от Константинополя, тогдашней столицы османов.

Казалось бы, как никогда ранее, близка к осуществлению вековечная русская мечта – овладение Царьградом (древнерусское название Константинополя), столицей Византии, вторым Римом, преемником которого считали себя российские государи («Москва – третий Рим»). Кто из русских интеллектуалов того времени не мечтал о «щите на вратах Цареграда»!

А вместе с Константинополем во владениях Российской империи оказывалась имеющая общеевропейское стратегическое значение зона проливов Босфор и Дарданеллы.

«Если шпага коротка, сделайте шаг вперёд!» – советовал в подобных ситуациях Наполеон Бонапарт (Napoléon Bonaparte).

Но этот шаг не дали России сделать Англия и Австро-Венгрия, для которых переход черноморских проливов под руку России был как ножом по горлу. Обе страны дали понять, что они готовы немедленно военной силой воспрепятствовать русскому наступлению.

Перед Россией встала реальная угроза новой войны с двумя великими державами, к которой она была не готова. Императору Александру II пришлось остановить свои войска.

В местечке Сан-Стефано (западный пригород Константинополя, здесь остановились русские войска, продвигавшиеся с запада к городу) 3 марта 1878 года был подписан мирный договор между Российской и Османской империями.

Сан-Стефанский договор обеспечивал полную независимость Черногории, Сербии и Румынии от османского влияния. Россия вернула себе южную часть Бессарабии, получала турецкие крепости Карс, Ардаган, Баязет и Батум.

Главным приобретателем выгод по договору в Сан-Стефано оказывалась возникшая из небытия «Великая Болгария», покровительствуемая Россией. Ей передавалась огромная территория – от Дуная до Эгейского и Чёрного морей, с выходом к Мраморному морю, что означало установление контроля над черноморскими проливами.

Был ли Бисмарк «честным маклером»?

Условия Сан-Стефанского мирного договора вызвали резкое недовольство Англии и Австро-Венгрии. Они настаивали на проведении международного конгресса, который бы пересмотрел эти условия. Россия вынуждена была согласиться на созыв общеевропейского конгресса.

Местом его избрали Берлин, причём германский канцлер Отто фон Бисмарк (Otto von Bismarck) заявил, что Германия, соблюдая нейтралитет, попытается примирить спорящие стороны, и что он, Бисмарк, в ходе выполнения этой задачи будет не более чем «честным маклером».

Берлинский конгресс продолжался ровно месяц – с 13 июня по 13 июля 1878 года, с участием делегаций Великобритании, Австро-Венгрии, России, Германии, Франции, Италии, Персии, Османской империи, а также представителей Греции, Румынии, Сербии и Черногории.

Председательствовал на конгрессе «железный канцлер» Бисмарк. Российскую делегацию возглавлял российский канцлер Александр Михайлович Горчаков. Восьмидесятилетнему Горчакову, тяжко страдавшему от болей в ногах и часто отсутствовавшему на заседаниях, по его словам, «пришлось доигрывать партию в заранее проигрышной позиции».

Осложняло положение давняя неприязнь, сложившаяся лично между Бисмарком и Горчаковым. Бисмарк, пытаясь играть, как он и обещал, роль посредника, «честного маклера», лавировал между участниками конгресса. Он не хотел открыто противодействовать России, но интересы «родственной» Австро-Венгрии, соперничавшей с Россией на Балканах, не позволяли ему оказать ощутимую поддержку Петербургу.

Кастрированный Сан-Стефанский договор

Конгресс завершился подписанием документа из 64 статей, получившего название «Берлинский трактат».

В итоге Сан-Стефанский договор был, что называется, кастрирован, Петербургу пришлось уступить очень многое, что было добыто кровью русского солдата – справиться в одиночку «со злой волей почти всей Европы» (выражение А. М. Горчакова) было невозможно.

Горчаков тяжело переживал неудачу. «Берлинский конгресс есть самая чёрная страница в моей служебной карьере», – писал он царю. «И в моей тоже» – сделал пометку на этом докладе Александр II.

Россия, как и следовало ожидать, не получила черноморских проливов, ни, что называется, напрямую, ни опосредованно через своего сателлита «Великую Болгарию». Сама же несостоявшаяся «Великая Болгария» была разделена на две части (разделённые Балканским хребтом), северную и южную, причём лишь северная часть (от Дуная до Балкан с центром в Софии) получила некое подобие государственности со статусом автономного княжества в составе Османской империи. Южная часть под названием «Восточная Румелия» подчинялась, как и прежде, Стамбулу. Все прочие земли «Великой Болгарии» до Адриатики и Эгейского моря возвращались туркам.

Забегая вперёд, скажем, что 1885 году обе Болгарии объединились, в 1908 году Болгария объявила себя независимым от османов царством.

День подписания Сан-Стефанского мирного договора 3 марта считается ныне в Болгарии национальным праздником («День освобождения Болгарии от османского ига»).

В «Берлинском трактате» подтверждались независимость Румынии, Сербии и Черногории, а также возвращение России Южной Бессарабии.

Турция уступила России крепости Карс, Ардаган и Батум, но Россия вынуждена была возвратить Турции крепость Баязет. В качестве контрибуции Россия теперь взыскивала не 1,4 миллиарда рублей, как предусматривалось Сан-Стефанским договором, а лишь 300 миллионов.

Не упустили шанса поучаствовать в дележе турецкой добычи страны, в войне вовсе не участвовавшие – Англия и Австро-Венгрия. Австро-Венгрия оккупировала Боснию и Герцеговину, Англия отхватила остров Кипр.

Таким образом, в результате «Берлинского трактата» Россия была лишена значительной части плодов своей нелёгкой победы (действительно нелёгкой – за год войны Россия потеряла 250 тысяч человек, при этом на полях сражений погибли 50 тысяч, остальные стали жертвами болезней). Война подорвала финансовое состояние России, российская казна оказалась пустой.

Берлинский конгресс усугубил балканские противоречия

В России «Берлинский трактат» восприняли с гнетущим разочарованием. Конечно, все понимали, что Берлинский конгресс предотвратил опасное для России столкновение с мощной международной коалицией, принималось в учёт, что Россия присоединила к себе ряд стратегически важных территорий и оказала существенную помощь борющимся против турецкого ига славянским народам Балкан.

И тем не менее Берлинский конгресс рассматривался русской прессой, общественным мнением как явное поражение России.

Особенно резко критиковал Берлинский конгресс один из героев покорения Средней Азии и прошедшей русско-турецкой войны генерал Михаил Скобелев, который называл страны-участники конгресса «европейской сворой», а итоги русско-турецкой войны «недоконченным торжеством» и «полупобедой».

Решения Берлинского конгресса не только не решили противоречий, превращавших Балканы в «пороховую бочку», но и усугубили их. Непродуманная, грубая, сделанная наспех «нарезка» этнических территорий, узаконенная «Берлинским трактатом», без учёта сложившихся веками исторических границ и традиций, привела впоследствии к бесконечным внутрибалканским территориальным спорам, к череде балканских кровавых конфликтов.

Углубилось соперничество России и Австро-Венгрии на Балканах, что стало постоянным фактором европейской политики.

Захват Боснии и Герцеговины имел для Австро-Венгрии поистине роковые последствия – именно здесь находится тот самый городок Сараево, в котором 28 июня 1914 года прозвучал выстрел Гаврилы Принципа – первый выстрел Первой мировой.

Одним из печальных итогов Сан-Стефанского договора и «Берлинского трактата» стало и то, что после «освободительной войны», которая проводилась также и в интересах Болгарии, Сербии, Черногории и Румынии, эти страны отвернулись от

России, каждая по своим

причинам. В двух мировых войнах XX столетия Болгария воевала против «русских братушек».

Россия и Германия: нарастающая враждебность

Пруссия в XIX веке, вплоть до объединения Германии в 1871 году, считалась верным другом и надёжным партнёром России, между ними царило взаимопонимание. Пруссия была единственным государством, поддержавшим Россию в Крымской войне. Планы Бисмарка по объединению Германии «железом и кровью» смогли осуществиться в значительной степени потому, что российская дипломатия проводила политику их фактической поддержки, и в России надеялись, что Бисмарк не забыл услуги, ему оказанной.

Итоги Берлинского конгресса, роль Бисмарка, который, в соответствии с утвердившимся в России мнением, мог поддержать Россию, но не сделал этого, то есть предал её, стали причиной того, что в России стали стремительно нарастать антигерманские настроения. Непопулярность Бисмарка достигла апогея, славянофильская печать настаивала на том, что России следует опереться на «более надёжных друзей».

Аналогичные явления, с обратным знаком, наблюдались в Германии. Ставшая европейским лидером единая Германия автоматически сразу же стала соперником России в борьбе за контроль над Восточной и Юго-Восточной Европой.

Россия завязывает всё более тесные отношения с Францией, Германия же всё более сближается с Австро-Венгрией. В октябре 1879 года Бисмарк заключает секретный договор с Австро-Венгрией о взаимной военной помощи в случае нападения России. Замечу, что этот договор заставил Германию вмешаться в австро-сербский конфликт в августе 1914 года, что спровоцировало Первую мировую войну.

В 1880 году русский Главный штаб разработал первый стратегический план на случай войны с западными соседями, включая Германию, одобренный Александром II.

Набирающая мощь Германия всё меньше нуждалась в русской дружбе. 6 февраля 1888 года Бисмарк заявил в германском рейхстаге: «Мы больше не просим о любви ни Францию, ни Россию. Мы не просим ни о чьём одолжении». И затем он произнёс фразу, которая запомнилась надолго: «Wir Deutsche fürchten Gott, aber sonst nichts in der Welt!» («Мы, немцы, боимся Бога, но никого более в мире!»).

Нарастающая взаимная враждебность до поры до времени всё же ограничивалась, пока руководители обеих стран проявляли должную дипломатическую гибкость. До такого обострения отношений, выход из которого требует войны, дело не доходило. Всё изменилось после отставки Бисмарка (март 1890 года). Неуклюжая политика заносчивого, тщеславного, вступившего на трон в июне 1888 года молодого кайзера Вильгельма II (Wilhelm II) разрушила последовательную стратегию компромиссов в отношениях с Россией, практикуемую Бисмарком.

В России всё более явственно склонялись к мысли, сформулированной по-солдатски прямо всё тем же генералом Михаилом Скобелевым: «Наш враг – это Германия. Война с ней неизбежна».

В Германии всё отчётливее побеждала та линия внешней политики, которая утверждала, что сотрудничество между Германией и Россией, «между тевтонами и славянами», исторически неуместно, русских начали рассматривать как национальных врагов.

Так разгоралась заря XX века, приведшего Германию и Россию к двум кровавым лобовым столкновениям, обрекая их народы на тяжелейшие страдания, разрушения, многомиллионные жертвы.




Яков Черкасский

№ 28, 2018. Дата публикации: 13.07.2018
 
 
конгресса болгария стефанского июня договор договора россия германии сан конгресс берлинский венгрии войны болгарии бисмарк германия русско австро россией россии
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение