наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия – Европа
Политика


Компромисс на глиняных ногах

Правящая коалиция едва не развалилась в споре о беженцах. Камнем преткновения стал конфликт между родственными партиями – ХДС и ХСС. Ангела Меркель (Angela Merkel) с трудом сумела договориться с Хорстом Зеехофером (Horst Seehofer) о приемлемых условиях обхождения с соискателями убежища на границах Германии. Эти условия приемлемы в виде договорённостей на бумаге, стали предметом интриг, предвыборных, внутри- и межпартийных распрей, но вряд ли являются действенным решением долгосрочной проблемы.
 


Сначала канцлер привезла из Брюсселя очередной компромисс. 28−29 июня там прошёл саммит глав государств и правительств Евросоюза, практически полностью посвящённый решению проблемы беженцев. В Германии по этому поводу назревал скандал: министр внутренних дел Зеехофер настаивал на необходимости разворачивать на границе страны людей без документов и тех, кто уже зарегистрировался в другой стране ЕС и внесён в базу данных EURODAC, где хранятся отпечатки пальцев всех «азюлянтов» старше 14 лет. Глава МВД требовал наделить правоохранительные органы Германии правом высылать незарегистрированных иммигрантов в другие страны Европы, грозя принять национальные меры по ограничению притока беженцев, так как европейские правила – Дублинское соглашение – не работают. Приказ полицейским и пограничникам, отданный министром-председателем ХСС, для главы кабмина превращался в необходимость его уволить и, соответственно, приводил к развалу правительства. Меркель отвергала одиночные шаги Германии, настаивая на общеевропейском решении, и с этим отправилась в Брюссель.

Там удалось согласовать несколько конкретных мер по ограничению притока нелегалов в страны Европейского союза. Главная из них – решение о создании закрытых лагерей для беженцев, в которых они дожидались бы рассмотрения своих ходатайств о предоставлении убежища в ЕС. Отказников оттуда отправляли бы по домам, получивших вожделенный статус распределяли бы между государствами Евросоюза – причём с условием ехать за убежищем только в ту страну, которая его предоставляет.

Главный вопрос: где разместить эти современные тюрьмы, или концлагеря, кому как больше нравится. Решётки, колючая проволока, тысячи несчастных в изоляции, вооружённая охрана – не лучший пейзаж для современной гуманистической Европы. Первое желание всех европейских политиков, разумеется, – создавать такие лагеря за пределами Евросоюза. На чьей территории? Варианты – Северная Африка, Балканы. Лидеры большинства государств Магриба уже выразили нежелание предоставлять территории. Можно уговаривать кандидатов на вступление в Евросоюз – Албанию, Македонию – под страшной угрозой того, что в противном случае этого вступления не случится – и, соответственно, создавать дополнительные очаги напряжённости в беднейших странах Европы и провоцировать рост национализма. Когда там проходил «балканский маршрут», максимум, на что хватало местной «солидарности» – проводить страждущих в сторону Германии. Задерживаться им никто особо не предлагал.

Поэтому важнейшее, судя по всему, решение саммита – возможность создания таких лагерей в самом Евросоюзе. Первый должен возникнуть на германо-австрийской границе и действовать примерно по принципу обращения с соискателями убежища в аэропортах: вопрос о предоставлении статуса должен рассматриваться до прохождения границы и таможни. Эта же идея должна применяться на южной границе ФРГ, где придётся как-то налаживать контроль на пропускных пунктах (сейчас он проводится в трёх точках, а переходов, в том числе тихих и незаметных, – множество), как-то интернировать людей в погранзоне, как-то их содержать, охранять, проверять.

В Брюсселе канцлер Меркель всячески старалась продавить единое европейское решение этого вопроса. Испания и Греция потенциально согласились принимать назад тех беженцев с немецкой границы, которые уже стоят на учёте у них. Была согласна Франция и даже Венгрия – скорее всего, потому, что таких беженцев совсем немного (за первые шесть месяцев 2018 года границу Германии пересекли 18 349 человек из базы EURODAC). Однако Меркель никак не удалось уговорить смириться с возвратом людей нового итальянского премьер-министра Матео Сальвини (Matteo Salvini). Правый консерватор всего месяц у власти, а Италия – основной плацдарм высадки нелегальных иммигрантов, пересекающих Средиземное море. Рим в свою очередь грозил прекратить регистрировать беженцев и начать просто переправлять их на север (собственно, так поступали многие страны «балканского маршрута» в самый разгар «переселения народов»), и Меркель вернулась из Брюсселя с привычным компромиссом: как его реализовать – неясно, но ситуацию он утихомирит.

Почему она стала такой взрывоопасной именно сейчас? Нынешний глава МВД Зеехофер нещадно критиковал своего предшественника Томаса де Мезьера (Thomas de Maizière), так и не наладившего высылку не признанных беженцами и реадмиссию прошедших регистрацию в других странах ЕС. Заняв его пост, мог ли Зеехофер продлить «правление беззакония», как сам он называл происходящее в стране на пике иммиграционного кризиса? Время обострять ситуацию наступило сейчас. К столкновению с Меркель баварца подтолкнула перспектива оттока множества голосов консервативного избирателя ХСС в пользу «Альтернативы для Германии» на земельных выборах в октябре, как, возможно, и внутренние интриги в Христианско-социальном союзе, где есть сразу несколько желающих завалить патриарха и занять вакантный пост председателя партии. В апогее конфликта Хорст Зеехофер предложил собственную отставку, что, скорее всего, опять же означало бы распад правящей коалиции. В последний момент в отставку была отправлена сама мысль об отставке, путём сложных манёвров кризис удалось успокоить, и ставивший ультиматумы и назначавший сроки канцлеру глава МВД заявил, что «достигнутые договорённости позволяют ему продолжить работу в качестве министра внутренних дел». Ангела Меркель в привычном стиле ответила, что было бы неплохо, «если бы теперь мы могли спокойно поработать».

Очевидно, что решение самой острой проблемы Евросоюза – иммиграционной, не найдено, а только отсрочено. Достигнутый компромисс – колосс на глиняных ногах: его способен повалить уже один моральный груз размещения концлагерей на собственной территории, а вопросов вокруг них будет множество. Вопреки регулярному снижению притока беженцев новый кризис вокруг их приёма не за горами.

Младший партнёр по коалиции – СДПГ – пока ещё не высказали официального мнения по достигнутому между двумя союзами (Христианско-демократическим и Христианско-социальным) компромиссу. А их согласие в этом вопросе тоже требуется для проведения решения. Пока, на момент сдачи номера, комментарии отдельных социал-демократов по этому поводу весьма критичные. Но вряд ли в нынешней ситуации младшие партнёры по «большой коалиции» полезут в бутылку – новых выборов сейчас им не нужно точно так же, как и Меркель с Зеехофером.




Пётр Левский

№ 27, 2018. Дата публикации: 06.07.2018
 
 
Наша справка
Конфликт между партиями-сёстрами ХДС и ХСС разгорелся после того, как министр внутренних дел Хорст Зеехофер (баварская ХСС) опубликовал свой Masterplan Migration. Один из пунктов этого плана предполагал, что беженцы, которые уже зарегистрированы в другой стране ЕС или вообще без документов, должны быть остановлены и развёрнуты прямо на границе Германии и не должны допускаться в страну. Канцлера эта идея не устроила, стороны вошли в клинч и после переговоров договорились подождать результатов европейского саммита, посвящённого именно проблеме беженцев.
 
 
территории соискателями глава зеехофер хсс беженцев убежища коалиции христианско мвд европы ес границе ангела евросоюза зеехофером меркель людей германии притока
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение