наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
первая полоса


Не в беженцах дело…

Сейчас, когда правительственному кризису дали успокоительное на пару недель, можно спокойно и откровенно поговорить о его причинах.
 


На первый взгляд, они известны всем: мигранты, беженцы, тяжёлый политический и психологический шок от наплыва в Германию миллиона незваных гостей, громкие убийства, огромные затраты и полное отсутствие единства у европейских лидеров по этому важнейшему вопросу.

Раздор между двумя братскими партиями – ХДС и ХСС, – едва не разрушивший коалицию и правительство, тоже вроде как из-за них, из-за беженцев.

Будь это так, всем нам не стоило бы волноваться. Ведь даже Меркель с Зеехофером признают: из 63 пунктов Генерального плана по беженцам, выдвинутого МВД и его министром, расхождения существуют лишь по одному пункту.

Увы, «беженцы», «мигранты» – это просто другое название страшной болезни, терзающей Европу. И отнюдь не первый такой эвфемизм. Недавно ещё эту же болезнь называли по-другому: «греческие долги». А ещё раньше – «расширение ЕС»… Но как бы она ни называлась, какие симптомы ни проявляла бы, подлинная её причина в том, что Европа слишком быстро достигла своей мечты. И… потеряла её!

Дело в том, что в начале 90-х никто не ожидал от ЕС таких фантастических экономических успехов, предполагалось, что на стирание различий в жизни бедных и богатых стран уйдёт полстолетия. Но циклон цифровой технологической революции развеял эти предположения за 10−15 лет.

Да, на бумаге между Германией и Португалией, беднейшей страной старого ЕС, – всё ещё пропасть. Но вы посмотрите, какие в Португалии дороги! Прокатитесь от Лиссабона до Порто: у них уже не хватает рек, чтоб строить через них мосты!

Конечно, по размеру ВВП на душу населения Латвии или Венгрии ещё четверть века трудиться до нынешних голландских высот, но кого сегодня в этих странах вдохновляют такие унылые вещи?!

Вы можете на взгляд отличить на Испанской площади в Риме болгарскую, румынскую или литовскую молодёжь от британской? Я могу, британцы дешевле одеты… Границы между странами исчезли не только на картах или дорогах, они стёрлись в нашем сознании. Богатство и бедность одеваются в одной и той же «Заре» и сидят вместе в «Старбаксе». Так как же жить дальше?!.

Вот имя болезни, терзающей Старый Свет. Не «беженцы», не «греческие долги», а – как жить дальше?!

Всё, что нами сегодня управляет, – принадлежит устаревшему прошлому. Всё, чего мы так быстро достигли, больше уже не впечатляет.

Европа едина и безгранична? Прекрасно, ответят вам миллионы молодых людей, но хватит оглядываться назад, дайте нам перспективу: куда мы идём? кто нас ведёт? В чём наша цель?

И здесь начинается самое болезненное. ЕС – вполне успешное экономически государство и мог бы развиваться не хуже тех же Штатов. Но в США есть центральная власть, а в ЕС нет. В ЕС сегодня – всё реальность и всё фикция. По сути, ЕС – это такой герой романа Пелевина, Чапаев и Пустота одновременно.

Давайте посмотрим на наше мироустройство беспристрастно.

Вот Брюссель, – столица, центр силы. Но все мы знаем, что никакой силы у Брюсселя нет. Брюссель – как Ватикан, но лишь с одной поправкой: без католиков. Кем был бы Папа Римский, если бы его паства обратилась в атеизм? Это и есть сегодня роль Брюсселя в ЕС.

Дальше что? Берлин. Да, Берлин – это деньги, мощь, последняя инстанция, но отнюдь не власть в ЕС. Берлин – как король без короны, император без благословения Папы.

Париж… После Наполеона французы капитулировали во всех войнах, в которых участвовали, но… выходили из них победителями. В итоге Париж – это как Брюссель без легитимности и Берлин без денег: просто очень красивый и любимый город.

Лондон мог бы стать последней надеждой Европы. Однако Лондон поступил очень по-русски: в самый критический момент ушёл в запой. Да, он называет свою болезнь Brexit, но кому от этого легче?

При таком раскладе дел хорошо, что нас атакуют беженцы россыпью, а не пришельцы: сдались бы какому-нибудь императору Марса на раз. Просто потому, что ЕС – страна без власти, движение без направления, машина без руля.

Вот в чём наша главная и важнейшая политическая проблема, а не в каких-то разухабистых мигрантах-дармоедах! Можно ли эту проблему хотя бы начать решать за две недели? Способны ли на это люди, которые соберутся в конце июня в Брюсселе? Я знаю ответ, вы его знаете. Но всё же оставим эти вопросы открытыми…




Арсений Каматозов

№ 25, 2018. Дата публикации: 20.06.2018
 
 
брюссель беженцы брюсселя кризису долги причинах терзающей европа греческие власть болезни ес берлин дали быстро париж жить болезнь силы наша
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
О, не прошло и трёх лет, как до Каматозо...
Ага, главная проблема, значит, безвласти...

Имя
 
Сообщение