наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
жизнь сквозь стекол


«О, белла чао, белла чао»

Уже призывала: не надо недооценивать сериалы. Тем более брезгливо отворачиваться от них. Ну да, начиналось всё с мыльных опер для домохозяек в нарядных фартучках, которые одним глазом за супом присматривают, а другим в экран поглядывают. «Рабыня Изаура», «Богатые тоже плачут» – всё такое. В ту пору я тоже ими брезговала, потому что это была заведомо третьесортная продукция для вовсе неискушённого и невзыскательного зрителя. А потом, я даже не отследила, как в сериалы перетекли все лучшие артисты, лучшие режиссёры, лучшие операторы. Нет, я, конечно, не про артхаус – его творческие силы все остались при нём, – я про массовое кино. А в результате – сейчас можно найти сериалы любого толка, в любом жанре, на самый взыскательный вкус. И я уже немало посмотрела как российских, которые – тема для отдельного разговора, так и американских, английских, шведских, израильских, французских, да каких только не. Иные – посмотрела с удовольствием, сказала «Спасибо, ребята», да и забыла. А некоторые держат подолгу, заставляют думать. Сейчас вот посмотрели с подругой «Бумажный дом». Испанский. Замечательно интересный.
 


Собственно, это просто триллер. Казалось бы. Об ограблении. Один талантливый молодой человек придумал гениальный план обогащения: надо всего лишь проникнуть в этот самый «бумажный дом», где печатаются деньги – ну, вроде советского Гознака, – взять заложников, забаррикадироваться изнутри и тянуть время, чтобы успеть напечатать побольше купюр. Причём непременным условием замысла было – никаких жертв! Никого не убивать, никому не навредить. И вот они – а их восемь человек, прошедших тщательное обучение в течение нескольких месяцев – приступают к реализации дерзкого плана. Сначала всё идёт как по маслу. Потом начинает действовать «человеческий фактор» – ведь в деле восемь грабителей да шестьдесят заложников – и всё, конечно, идёт вразнос. Интересно, что организатор ограбления, Профессор, остаётся вне «бумажного дома», снаружи, и руководит операцией по телефону, ну и видит, что происходит внутри, с помощью компьютера. Кстати, кличка не только у главаря: все участники носят псевдонимы по столицам государств или названиям городов: Осло, Москва, Рио, Денвер, Токио… Они даже не знают подлинных имён друг друга. Но возникновения личных отношений это не предотвращает. Рождается взаимная симпатия, и не только внутри банды, но и у грабителей с заложниками.

В этом месте я подумала: чёртова молодость, она же обречена на влюблённости, надо было брать в банду одних стариков! Даже сам Профессор увлёкся инспекторшей, ведущей расследование: сначала познакомился с ней, чтобы быть в курсе дела, держать руку на пульсе, а потом… Ну, так бывает, что тут поделаешь. Говорю же, старики надёжнее. Но, что важнее для меня, примерно в это же время я заметила, что начинаю сочувствовать грабителям, сопереживать им, становиться на их сторону – а для меня это совершенно нехарактерно, я ведь всегда была на стороне закона, даже когда преступники неотразимо обаятельны. Господи, думаю, выходит, у меня внутри кроется какой-то криминальный потенциал, о котором я сроду понятия не имела. Даже испугалась. Но меня, конечно, подкупила эта трогательная установка «никакого насилия» и то, что они же, в сущности, никого не грабят: ни банк не пострадает, ни частные лица. Деньги возникнут ниоткуда. А на вопрос, не нанесёт ли это ущерб экономике страны, Профессор тут же дал ответ, объяснив, что, мол, в 2012 году было напечатано и вброшено в Европейский банк сколько-то там миллиардов – и что?

В общем-то, фильм, конечно, снимали «леваки», это бесспорно. Там всё время мотив сопротивления. Чему? А бог его знает. «Существующему порядку», без разъяснения и уточнений. И вот эта песня рефреном: «О, белла чао, белла чао…». А ведь она была сперва песней итальянских антифашистов, потом песней молодёжной революции 1968 года. В общем, «Мы – против!». Вот «против», и всё, и неважно, против чего. Очень романтично, надо сказать, и будило во мне какие-то смутные детские воспоминания: как я во втором классе увлекалась Фиделем Кастро, например. Стыдно признаваться, но ведь было такое. Революционная романтика, шут её побери. Мощная штука, вообще-то. Не спешите меня осуждать, а посмотрите фильм сначала и попробуйте посопротивляться симпатии к преступникам – правда, сомневаюсь, что это у вас получится. Всё-таки в этом отчаянном сопротивлении миру – «Мы спина к спине у мачты, против тысячи вдвоём» – кроется какой-то жутко заманчивый соблазн.

И ещё один неслабый манок фильма – хеппи-энд. Вот против этого я просто бессильна. Ну так мне нравится, так мне всегда хочется счастливого конца… По правде говоря, пока смотрела, моделировала возможный финал и была уверена, что всё кончится трагично, ну, как в «Бонни и Клайде»: преступная пара (в «Бумажном доме» есть такая) идёт против общепринятой морали и вместе гибнет. И – ничуть не бывало. Согласно хитроумному плану, разработанному Профессором, все оставшиеся в живых грабители благополучно скрываются от полиции и исчезают вместе со своими миллионами. И зрителю становится совершенно ясно, что всех их ждёт лучезарное будущее. А Профессор, чудесным образом, вновь встречается с инспекторшей – на тропическом острове. Полная идиллия. И всё, конец фильма. И снова закрадывается мыслишка: а может, можно? Можно нарушить закон и остаться белым и пушистым? Ведь, кажется, талантливые авторы прямо к этому призывают. Но я не сдалась, отказалась от этой мысли. И вы не сдавайтесь. Ну, или не смотрите фильм вовсе. От греха.




Ирина Стекол

№ 19, 2018. Дата публикации: 11.05.2018
 
 
сериалы банк лучшие подругой внутри сказала держат бумажный посмотрели думать кроется заставляют посмотрела профессор ребята сначала грабителей дом фильм подолгу
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение