наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Преступный Lebensborn: несоответствие вины и возмездия

70 лет назад, 10 марта 1948 года, в рамках восьмого по счёту судебного процесса в Нюрнберге, посвящённого расследованию расовых и территориальных преступлений специальной организации СС (Der Prozess Rasse- und Siedlungshauptamt der SS), были вынесены весьма мягкие приговоры руководителям преступной программы Lebensborn.
 


Организация Lebensborn (переводимая на русский язык как «Источник жизни») ставила своей целью уничтожение «неполноценных рас» и создание путём селекционного отбора «высшей» или «арийской» расы. Этот, как сказали бы сейчас, проект, инициированный рейхсфюрером Генрихом Гиммлером (Heinrich Himmler), был основан на двух главных демографических принципах нацистов: спасение нордической расы от якобы угрожающего ей вымирания вследствие дефицита рождаемости (Geburtendefizite) и качественное улучшение потомства путём национал-социалистической расовой гигиены (nationalsozialistischen Rassenhygiene).

Сначала – немецкие «арийские» дети

Организация Lebensborn окончательно оформилась 12 декабря 1935 года в Берлине как самостоятельная некоммерческая организация, существующая за счёт членских взносов членов СС. При этом бездетные члены СС должны были платить самый высокий взнос. На членов СС возлагалась обязанность («völkischen Verpflichtungen») иметь не менее четырёх детей вне зависимости, рождались они в браке или вне брака. Первоначально она входила в Главное управление рас и поселений (Rasse- und Siedlungshauptamt der SS-, RuSHA), занятое подготовкой «арийских» матерей к их важной функции и воспитанию «арийских» младенцев.

15 августа 1936 года организация Lebensborn e. V. открыла свой первый приют для 30 молодых матерей и 55 младенцев под названием Hochland в баварском городке Штайнхёринг (Steinhöring bei Ebersberg). В 1938 году организацию перевели в управление «L», в состав личного штаба рейхсфюрера СС (Persönlichen Stab des Reichsführers SS). Руководителем Lebensborn e. V. назначили майора войск СС Гунтрама Пфлаума (SS-Sturmbannführer Guntram Pflaum).

В Германии дома матерей построили затем в городах Бад-Польниц, Вернигероде, Висбаден, Клостерхейде, Нордрах, Перниц, Хохенхорст.

Изучая документы Lebensborn e. V., немецкий историк Фолькер Кооп (Volker Koop) установил, что деятельность этой организации приобрела особый размах после того, как рейхсфюрер Генрих Гиммлер начал борьбу с «эпидемией абортов»: их число перед войной приняло катастрофические размеры и достигло величины почти 600 тысяч в год.

28 октября 1939 года рейхсфюрер публично заявил, что у незамужних немецких женщин и девушек с хорошей «арийской» родословной есть обязанность стать матерями вне замужества, им предоставляется возможность рожать детей не в обычных родильных домах, а в специальных родильных учреждениях. На этом этапе в дома, построенные в лесных массивах по программе Lebensborn, селили беременных незамужних женщин, у которых чистота расы проверялась не менее чем на два поколения. Такие беременные женщины числились «на службе» до тех пор, пока ребёнка не передавали в специально подобранные немецкие семьи. Все документы на таких детей имели гриф особой секретности и хранились отдельно от общегражданских и церковных записей актов гражданского состояния. Таким образом, из официальных источников узнать что-либо о таких детях оказывалось практически невозможным.

Здесь следует сделать одну оговорку. Историк Фолькер Кооп в своей книге приводит несколько конкретных случаев, когда беременные незамужние молодые женщины из небольших селений сами просились в такие дома, так как только там они могли укрыться от позора. Но это, конечно, частные случаи, которые не отражают всю ситуацию.

11 апреля 1940 года майора войск СС Гунтрама Пфлаума у руководства Lebensborn e. V сменил полковник войск СС Макс Зольманн (Max Sollmann); за медицинскую часть отвечал Грегор Эбнер (SS-Oberführer Gregor Ebner). К этому времени организация Lebensborn располагала «Домами матери» и «Домами ребёнка» также в Бельгии (Вегимонт), Дании (Копенгаген), Франции (Ламорле, Сернанкуре), Норвегии (Осло, Тронхейм, Берген, Гейло, Клеккен, Хурдальсверк).

«Арийские» дети из славян

После начала Второй мировой войны программа организации Lebensborn e. V. распространилась на оккупированные страны. На захваченных территориях нацисты искали и отбирали детей с «арийской» внешностью. Первыми массовыми жертвами программы стали польские дети. Им давали новые, немецкие имена, а дату появления на свет в «свидетельствах о рождении» ставили произвольно. Местом рождения обычно указывали город Познань, так как именно там нацисты чаще всего отбирали детей у польских матерей. Поэтому истории почти 150 000 польских детей, вывезенных по программе Lebensborn в Германию, выяснить, за редким исключением, не представляется возможным.

То же самое с 1940 года происходило на территориях захваченных областей Франции и Норвегии, а после 1943 года – из Белоруссии, Украины, Чехии и России. Ведь многие славянские дети были голубоглазыми и светловолосыми, то есть отвечали требованиям отбора, в результате которого планировалось создать нацистскую политическую и военную элиту для управления Третьим рейхом и остальным миром.

В родильные дома организации Lebensborn отправляли и голубоглазых славянок. Была внедрена практика, что отличившихся солдат и офицеров на время отпуска отправляли с фронтов Второй мировой войны в эти дома, и они становились биологическими отцами детей Lebensborn.

Эти дети объявлялись наследием нации. Офицеры СС проводили обряд «„арийского“ крещения»: мать от имени ребёнка давала клятву верности фюреру и Третьему рейху. Для славянских детей был разработан особый ритуал «наречения именем». Ребёнку давали древненемецкие имена – Зигфрид, Гудрун, Этельвольф. Офицер СС брал «новорождённого» (читай, украденного) малыша на руки и держал перед алтарём, над которым висел портрет Адольфа Гитлера (Adolf Hitler) в окружении факелов.

Истории тех, кто выжил

В рамках программы Lebensborn у отцов и матерей разных национальностей были отобраны и увезены в Германию, по самым приблизительным подсчётам, несколько сотен тысяч детей. Известны случаи, когда в дома и приюты Lebensborn отправляли детей партизан. Так, например, после разгрома в 1942 году партизанской ячейки в Любляне дети партизан в возрасте до 5 лет были отправлены в дома Lebensborn, а их родители расстреляны. Больных и «неполноценных» детей уничтожали в концлагерях. Наиболее известна трагическая история чешского села Лидице.

За одно лишь подозрение, что в этом селе могут скрываться лица, виновные в убийстве обергруппенфюрера СС Рейнхарда Гейдриха (Reinhard Heydrich), карательный отряд нацистов поджёг 95 домов, расстрелял 173 мужчин старше 15 лет, а 195 женщин отправил в концлагерь Равенсбрюк (52 из них там и погибли). До последнего времени было известно, что 9 беременных женщин отправили в Прагу, где после рождения у них отобрали детей.

В последнее время было установлено, что в селе Лидице фашисты отобрали для «германизации» 105 маленьких мальчиков и девочек. Детей направили в Центральное бюро RuSHA; 82 ребёнка «забраковали»: они не подошли по расовым критериям, и их отправили в газовые камеры концлагеря Кульмхоф, что возле города Хелмно. Одной из тех, кому повезло, была Мария Долежалова-Шупикова (Marie Doležalová-Šupíková).

Ей сменили имя на Ингиборг Шиллер, отдали в детский дом, а потом в немецкую семью. С этим именем она прожила до 1946 года, до того времени, когда в архивах RuSHA удалось найти её подлинные документы. По этим документам Мария смогла найти свою мать, угнанную на принудительные работы в Германию и ставшую калекой. Мария Долежалова-Шупикова выступала свидетельницей на Нюрнбергском процессе. Но о принявшей её немецкой семье она отзывалась хорошо: «Нас взяли в школе – прямо посреди урока. Сперва погнали в лагерь – мы спали на голой земле, в лохмотьях, все во вшах, хлебали баланду… Попав в бездетную немецкую семью, я была вне себя от счастья – господи, я сыта и обута, живу в тепле! Я и те немногие, кого передали на воспитание в приёмные семьи, были благодарны новым маме и папе. И радовались, что мы живы. Всё время пребывания в семьях к нам хорошо относились, даже, возможно, любили. И по сравнению с детскими домами, куда нас поселили сразу после того, как вывезли из Лидице, здесь было довольно неплохо».

Польскую девочку Янину поместили сначала в детский дом в Калише, затем перевезли в район Зальцбурга, в приют Alpenland. Каждую неделю их тщательно обследовали: измеряли разрез глаз, ширину носа, форму черепа. Тех детей, которые говорили по-польски, били. По выходным дням к ним приходили немецкие семейные пары и спрашивали, хотят ли девочки у них жить. «Нет, – каждый раз отвечала Янина, – я жду мою маму». Но 1 июня 1944 года её всё же поместили в одну немецкую семью в городе Минден (Северный Рейн-Вестфалия). С этого момента она стала Йоханной Кунцер (Johanna Kunzer).

Аналогичная история произошла с польскими девочками Гертрудой Невядомской (Gertruda Niewiadomska) и Барбарой Пацеркивич (Barbara Paciorkiewicz), материалы о которых были представлены на выставке «Geraubte Kinder – vergessene Opfer» («Украденные дети – забытые жертвы», Фрайбург, 2014−2016 год). «Они хотели сделать из меня настоящую немку», – пишет Гертруда Невядомская. А Барбара Пацеркивич, родившаяся в 1938 году в Гдыне, рассказывала, что в приюте детям делали специальные уколы: «Я не знала, что это за уколы. Кто-то говорил, что они с препаратом, чтобы дети забывали своё прошлое».

В таком же детском доме побывал и Фолькер Хайнеке (Volker Heineke). Жившего в Крыму двухлетнего Сашу Лито в 1943 году нацисты отобрали у родителей. Белокурый и голубоглазый мальчик как нельзя подходил для «Лебенсборна». Ребёнка отправили в приют в Лодзь (Польша), где сменили ему имя и фамилию на Фолькер Хайнеке и указали в документах другое место рождения. В детском доме, где он первоначально жил, ему и другим детям запрещали говорить на родном языке. За непослушание полагались побои и карцер. «Детей запирали в мертвецкой, в подвале. Там лежали трупы, бегали крысы. А они туда маленьких детей на колени на горох ставили, чтобы им не только страшно, но и больно было, – говорит Фолькер Хайнеке. – 80 процентов детей не проходили расовый отбор. Их возвращали обратно в лагерь. И больше о них никто не слышал».

Сашу взяли в свою семью бездетные судовладельцы из Гамбурга. Обращались с ним хорошо. «Отец сказал: в детдоме я сам подошёл к нему и положил руку на колено… Так они и решили взять меня к себе. Они были убеждёнными нацистами, имели знакомства в руководстве Третьего рейха. Мне было 4 года – я помню, как к нам домой приезжал Генрих Гиммлер, меня поразила его угольно-чёрная форма. Посмотрев в мою сторону, Гиммлер сказал: „Все белокурые дети должны жить в Германии“. Я благодарен приёмным родителям – они обожали меня, дали мне отличное воспитание и образование за границей. Но всё, о чём я сейчас мечтаю, – это наконец-то положить цветы на могилу своей русской матери…».

Приговор Нюрнбергского суда

На Нюрнбергском процессе рассмотрение преступлений организации RuSHA началось в октябре 1947 года. 13 руководителям и сотрудникам организации Lebensborn e. V. были выдвинуты три обвинения: преступления против человечности (увоз детей с оккупированных территорий); разграбление общественной и частной собственности в Германии и на оккупированных территориях и принадлежность к преступной организации.

К моменту суда бывший майора войск СС Гунтрам Пфлаум скрылся. Макс Зольманн на допросе показал, что через организацию Lebensborn e. V. прошли от 5000 до 50 000 детей из оккупированных немецкими войсками и их союзниками районов Советского Союза. Сколько из этих детей выжило и сколько погибло, установить невозможно, поскольку почти весь главный архив Lebensborn e. V. в баварском городе Штайнхёринг был уничтожен 28 апреля 1945 года при приближении американских войск. Когда же американские службы начали расспрашивать сотрудников находящихся в баварских лесах подозрительных «Домов матери», их убедили, что здесь оказывали помощь незамужним беременным женщинам. И ничего незаконного обнаружено не было.

Руководители Lebensborn e. V. были оправданы по двум первым пунктам обвинения и осуждены лишь по третьему пункту – за принадлежность к преступной организации СС. В результате упоминавшиеся выше бывший полковник войск СС Макс Зольманн и бывший генерал-майор войск СС Грегор Эбнер были приговорены к тюремному заключению на срок… два года и восемь месяцев. А по выходе на свободу им пришлось заплатить денежный штраф в сумме 50 немецких марок.




Виктор Фишман

№ 10, 2018. Дата публикации: 09.03.2018
 
 
детей организация дома оккупированных rusha войск женщин ss lebensborn германию программы преступной фолькер рождения матерей ребёнка немецкие сс дети организации
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение